ФРПГ Spandau - Альтернативная история Третьего Рейха: вампиры в Берлине. Смешанная система отыгрыша (эпизоды и локации), активный мастеринг, рейтинг - NC-21. Конец сентября, начало октября 1985 года
Рейтинг форумов Forum-top.ruВолшебный рейтинг игровых сайтов Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Вверх страницы

Вниз страницы

Spandau

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Spandau » Вне Берлина » Мадрид


Мадрид

Сообщений 61 страница 72 из 72

1

хНазвание Ангелы и демоны
х Место и время 2 октября 1985-го, Мадрид, ночь.
х Участники ГМ - Рихард Менгеле, Adam von Kampfer, Alexander Keller , Ilia Nagasima, Rein Koch, Oskar Heldmann, Erich Günsche, Heinz Speer, Adam J. Reynolds, вампиры, военные, оборотни, специалисты NNRB

http://s7.hostingkartinok.com/uploads/images/2014/06/cf01b9d54dd167489668685bf6dd3a86.png

0

61

- Если могут, пусть удерживают. Пусть объясняют, что такое американский плен. И что будет с теми, кто останется, когда они уйдут. – ответил посыльному Хельдманн.
- Так точно! – солдат снова бросился в комнату радио узел.

Воздух все разрывало напряжение, которое заставляло паниковать большинство фигур в, покрытом сумраком помещении.
Время шло, гражданских конкретно во дворце удалось силой уговоров и оружия успокоить.
На остальных узлах обороны дело обстояло хуже: - в районе, близ международного аэропорта  солдатами 1-го развед.бата. «Лейбштандарта» из закрытых позиций было расстреляна колонна гражданских с белым флагом.
-… Они… - молодой гауптшарфюрер сидел сейчас в диспетчерской аэродрома, судорожно массируя виски, докладывал во дворец: - … они в темноте, прямо по шоссе, на позиции американцев.
В голосе слышался частый стук челюстей – сказывалось напряжение и контузия. Единственный командир на 24 бойца держал сейчас оборону, и не спал уже вторые сутки: - А Шрейбе кричит! «стой! Куда? Стоять на месте!». Офицер сглотнул и продолжал говорить в гарнитуру: - Мы уже несколько дней не спали, как крысы – по норам. Обозначили в сумерках линию трассерами. И ту заговорили их снайперы из города… И со стороны колонны… (со стороны колонны действительно ответили на огонь – охранявшие грузовик с ранеными испанские местные полицейские, из своего табельного оружия) Мы и ударили во все стороны, не жалея патронов. А они кричат: «не стреляйте, мы гражданские» А разве в темноте разберешь? Заметили грузовик и ударили из гранатомета. Думали, американцы провокацию устроили.   Офицер снова нажал на виски и поднял голову…
"Кому ты здесь нужен, мудак" – огромная надпись предстала перед глазами. Кто это написал? И когда?
- Раненых уже сами добивали… У нас самих много 300-х, а двухсотых мы уже зарываем прямо тут, на летном поле. Штаб, какие будут дальнейшие указания? Просим прислать подкрепление, медиков и боеприпасы – раскаиваясь, доложил солдат.
Сообщение тут же передавалось вышестоящим офицерам во Дворце. Посыльный снова вытянулся перед оборотнем, пришедшим из глубины подвалов, передавая сообщение и косясь на странные звуки из соседней комнаты.

В фойе же, сдержав толпу гражданских, собиралось все больше солдат, окружая, стоящего сейчас на коленях, в рубашке, окровавленного американского капитана, приволоченного из подбитой машины. На грязных, чумазых лицах солдат мелькало только равнодушие. С этим равнодушием они и таскали за шкирку этого беднягу.
- Убить его!
- Сначала допросить.. – Гюнше держал солдата за воротник.
- Я вам, ничего не скажу – рычал по-немецки, задыхаясь, пленный.
- Так ты еще и по-нашему говоришь! – Эрих поднял брови. Хоть тут можно было отвести душу за перенесенные страхи. Прости меня, Розии.
- Командир, вставим ему в задницу ствол от пулемета – сразу все выдаст – часть солдат оскалились, часть так и остались равнодушны, кто посмотрел с жалостью.
- А это можно! – Унтер швырнул пленного на пол, наступив коленом на спину: - Не трепыхайся, тварь! Расширьте круг! – солдаты расступились, давая больше пространства.
- Люкс, ну, предложил – действуй… - Эрих присел и придавил еще сильнее американца: - Стоять, стоять.
Растерявшись снайпер, предложивший издевательство, закинул винтовку за спину и достал нож, подошёл ближе.
- НЕЕТ! – американец задергал ногами, засучил ботинками по паркету.
- Стоять! – Эрих прижал его морду в пол.
- ААААА! - осколки от выбитых стекол впились в лицо пленного, когда снайпер взрезал ему сбоку штаны: - - я все скажу!!! Не надо! – отчаянно рычал от боли и страх янки, когда почувствовал как с него срезают форменные брюки, оголяя зад…

+3

62

Удивительно, как может судьба столкнуть два настолько разных мира. Вампиры и оборотни ненавидели друг друга, последним даже вживляли ген ненависти, но в данной ситуации им было не обойтись без взаимного нейтралитета. Обе стороны прекрасно понимали, что в случае бойни ни у кого нет шансов на выживание - в том числе и у людей. А сейчас, когда уже прошло столько времени, нужно было продержаться вместе "еще немного".
Договориться с Хельманном оказалось гораздо легче, чем с каким-нибудь сентиментальным юношей, который будет говорить о чести, верности или еще чем-то. Это война, парень, а на войне все средства хороши. И в данном случае вопрос о том, как умрут эти безнадежные раненые - с пользой или нет - был решен, казалось, заранее. Трупы своих же не пригодились бы, а вот трупы американцев можно было бы выдать обратно, начиненные взрывчаткой или еще каким-нибудь сюрпризом.
Это - война. На ней очень сложно оставаться человеком.
вампир молча кивнул в ответ на заявление обротня. В конце-концов, выбора у них не было. Особо беснующихся вампиров усмирили и увели подальше. Клыки непроизвольно царапали десны, когда запах крови в воздухе стал гуще и сочнее. Через некоторое время все было готово.
Хельдманн оказался настолько суров, что вампирам даже не пришлось выполнять самую грязную работу. Убитым оставалось только тихо порадоваться, что они уже мертвы. Вздумавший заглянуть в помещение даже бывалый солдат содрогнулся бы от этого кровавого зрелища. Конечно, этого было мало, но теперь к вампирам вернулась хотя бы какая-то осмысленность. Они были готовы рвануть в бой.
Вампиры выстроились в фойе, ожидая приказа. Их глаза горели мрачным огнем решимости, сейчас они были готовы не горы свернуть, но хотя бы основательно их пошатать.

+1

63

офф

Рас-ка-ча-ем этот мирррр! *кидает скальпель в кого-то из вампиров не по сценарию*

В общем-то, спросить Келлера никто не догадался. Ну, разумеется. Какой-то там старший сержант санитарной службы. И оберштурмфюрер боевого подразделения адских тварей, которые даже его перегоняли в росте в своей звероформе.
"Первое, что я сделаю, если вернусь из этого ада - нажрусь в хлам. И не колышет. Хотя, нет. Сначала я приведу себя в порядок, а потом нажрусь. Как русский крестьянин выгляжу, честное пионерское. Отвратительно."
Забрали и тех, кто был подобен недавнему "собеседнику" герра Кампфера, и, как показалось Келлеру, даже тех, кого ещё можно было спасти даже несмотря на нехватку ресурсов.
- Что ж. Моё слово уже будет лишним, - горько усмехнулся хирург.
И всё происходящее только подогревало ненависть к янки.
Сквозь пелену усталости прорывался голос Ганса. Он что-то тараторил, но Александр, зажмурив один глаз, просто пялился на помощника.
- ...раненные! - слух уловил уже
- Что? - машинально среагировал Келлер.
- Да на Вас лица нет, - пробормотал Ганс. - Новые раненные, говорю! А... А где... Где ещё люди? Тут было больше...
Келлер почесал затылок. Встал, распрямил спину. Он был безумно зол.
- Всё, что я могу тебе сказать, Ганс, - медведь покачал головой, - они пошли на благое дело. Я очень на это надеюсь. Я очень надеюсь, что это поможет. И, представь себе, даже пока верю. Родина-мать - это хорошо, а грамотная программа руководства твоей Родины - совсем замечательно. Человек с верой - сильный человек. А значит, мы всё сможем, Ганс. Порвем этих янки. Вот, почему людей стало несколько меньше. Их кровь не будет потрачена напрасно. Чёрт возьми, и почему я не министр пропаганды? - усмехнулся хирург. - Ганс, я, оказывается, умею говорить отменные пафосные речи!
Сказав это, Александр вышел, громко хлопнув дверью. Пора было включать патологоанатома и суметь совместить с лекарем. Тогда будет психологически легче.
За дверью Ганс вздохнул и, покрутив пальцем у виска, покачал головой. Впрочем, он вздрогнул, когда низкий голос мрачно позвал его показывать, где свежепривезённых держат.
- Заодно захвати канистру с водой. Увидишь, где стоит, - добавил врач.
Несмотря на просьбу, сделанную им, Келлер почти сразу же отклонился от задаваемого Гансом курса и пошёл в совершенно другом направлении. Удивлённый парень вприпрыжку последовал за широко шагавшим санитатсоберфельдфебелем, таща канистру и изредка напоминая, мол, простите, но Вы не туда идёте, но на его потуги внимания не обращали. Побродив немного по помещениям в поисках, Александр, наконец, дошёл до одного из проходов в фойе. Там и застыл, смотря на ряды кровососов, выстроившихся
- Вот, Ганс. Здесь эти солдаты. Ты хотел знать - пожалуйста.
- Они... Что? Их сделали вампирами? - тихо прошептал Ганс. - Это... Они? Бывшие раненные?
- Нет, - столь же тихо ответил Келлер. - Они внутри.
Совсем притихший Ганс просто не нашёл, что ответить. Он просто не понял, в чём смысл слов Келлера.
- Только ты не распространяй панику. Знаешь ли, похоже, в этих условиях я разучился врать людям. А теперь пойдём и всё-таки посмотрим на раненных, - Келлер говорил тихо и безэмоционально. - Интересно, когда я всерьёз вызовусь взять в руки оружие и пойти стрелять в этих сволочей с другого континента?..
Врач развернулся медленно, словно линкор, и направился прочь. Ганс сознал ситуацию только через несколько секунд и снова понёсся за старшим по званию, изредка направляя его.
Длилось это недолго. До того момента, как Александр не заприметил Илию. Приблизиться к ней за считанные секунды высокому мужчине труда не составило.
- Здравия желаю, - усмехнулся мужчина. - Скажите мне, пожалуйста, не слышали ли Вы про новых раненных? Их ещё не взял кто на себя? И... Быть может, требуется какая-то помощь? Ведь, я же не ошибаюсь, Вы здесь тоже как медицинский работник? - не будешь же ты спрашивать у, по сути, сотрудника SD, что ещё тут он делает. Он прекрасно помнил, что девушка - научный специалист, хорошо разбирающийся в медицине, а потому... Скорее всего, врачевание сейчас стояло на первых позициях. Вероятнее всего. Какие-то разработки сейчас сложно было делать, пожалуй.
Сейчас Келлер больше всего хотел отвлечься от тяжёлых мыслей о направленных в дело солдатах и занять свои руки работой, отвлечься. Или забыться крепким сном. Или, чем чёрт не шутит, убить кого-нибудь.

Отредактировано Alexander Keller (2014-10-04 22:47:00)

+5

64

А в ставке американских войск полковник Рейнольдс с удовлетворением кивал, слушая все новые и новые донесения о выходе гражданских и ополченцев из руин некогда прекрасного Мадрида. Среди  мерцающего кровавыми тонами безумия европейской кампании, такой непохожей ни на Вьетнам, ни на Анголу, ни на Бог ведает что еще, все-таки нашелся островок стабильности и порядка. Смертельная усталость, страх перед неизвестностью, чуть-чуть неотвратимого рока над головой – и вот уже люди, еще вчера готовые без страха идти дорогою смертной тени, с энтузиазмом, достойным лучшего применения, глотают самую примитивную наживку и, убедив самих себя в правильности подсказанного выхода, бросают все то, что казалось им самым близким... а особенно убеждаемыми становятся те, у кого ничего близкого уже не осталось.
Американцы умели играть на чувствах людей, давая надежды и контролируя их мысли и без  фантастических приборов, приписываемых американским службам всевозможными довоенными параноиками. Именно поэтому именно за Штатами, гибкими и беспринципными, а вовсе не за мрачным, исполненным закоснелыми догмами Рейхом, было великое будущее. Эта война – не просто очередной передел власти над планетой. На землях Испании столкнулись не армии и народы, не политики и идеологи и даже не экономисты и грабители. В этой смертельной схватке сошлись Прошлое и Будущее.
И Будущее не думало останавливаться после первого шага.

Сэр, посты SX-08, 09, 13 и 21  сообщают о прибытии новых групп сдающихся... – голос адъютанта растерян. Слишком молодой. Ждет западни. Слишком мало опыта чтоб понять, что этим людям сейчас не до ловушек.

Много лет назад Адам, зная различия между реальностью и картиной из собственного обращения, испытал бы к сдающимся нечто вроде сочувствия. Как ни крути, трудовые лагеря Лиона были немногим лучше нахождения в обстреливаемом городе наедине с кровожадными тварями...
Но не сейчас. Что будет потом, чем кормить ораву некомбатантов, как объяснять им их будущее, «немного» отличающееся от обещаний полковника – не его задача. Его задача – взять Мадрид.

Давно пора, Лайонс. Если интуиция меня не подводит – скоро выйдет еще больше. – удовлетворенно произнеся эти слова, полковник вынул из лежащей на столе пачки еще одну сигарету. Тонкий огонек вспыхнул в полумраке. Радиопередатчик замер в ожидании приказов. – Всем постам периметра лагеря: код FX-гамма-47-зеленый. Начать сортировку пленных. Ополченцев разоружить. Личные вещи по окончанию тщательного досмотра –  возвращать. Силу применять только при активном сопротивлении. Семьи не разделять. Всем нуждающимся – оказать медицинскую помощь.   Мужчин привлечь к оборудованию палаточного лагеря в секторе «Чарли-3/7». Женщин и детей не трогать. Командирам подразделений довести до солдат о наказании за насилие и грабежи в виде смертной казни. Выполнять.
Сэр? Смертная казнь? – аффект адъютанта, похоже, перешел в новую фазу, отключающую инстинкт самосохранения. Усомниться в приказе Рейнольдса и высказать ему свое мнение – было в этом что-то безумное. Но на сей раз ему повезло.
Мне не нужен бунт посреди лагеря из-за того, что один из застранцев решит почувствовать себя мужиком, Лайонс. Мне нужны лояльные испанцы. Лояльные и готовые показать остальным, что не все так плохо, как рассказывают боши. Да и пусть поживут как люди... пока поживут.
Вот уж действительно – пока поживут.

[час спустя]

– Да, черт возьми. Меня не волнует, где  ты их возьмешь и как будешь доставлять. Если их не будет у меня уже через час – то через два часа у тебя не будет погон. Выполнять. – хорошее настроение у полковника продлилось недолго: всегда найдутся те, кто будет готов его испортить. Вот и сейчас, когда почти все уже готово к прямому эфиру – эфиру, который должен разлететься на тысячи километров и передать всей Европе кадры бесчинств нацизма, заботу американских солдат о беженцах прямо на поле боя и его, Адама Джереми Рейнольдса, заверения о благих намерениях, подтвержденные видеокадрами... – именно в этот момент у службы дальней связи оперативного штаба не оказалось спутниковых передатчиков. Вернее, они оказались, но в такой далекой жопе, что дожидаться, пока эти бандуры привезут – не иначе как на тяжелом транспортном вертолете – придется еще весьма долго. Да, приказ был передан – но что-то подсказывало полковнику, что приключения транспортника, летящего в направлении штаба над условно-зачищенным (на деле – раздолбанным артиллерией до куче щебня) районом еще только начинаются, а возможности выслать поддержку просто нет – силы и без того достаточно ограничены.
Да, ни на минуту не замолкало радио, насилуя мозги засевших в руинах Мадрида пропагандистскими речами и призывами, и люди даже выходили – но рано или поздно нацисты заглушат частоты или просто разобьют все  радиоприемники, если не найдут глушилок.

Да, в секторе «Чарли-3/7» – на пространстве, расположенном между первыми двумя оборонительными линиями периметра и оперативным штабом – был уже частично развернут палаточный лагерь для интернированных испанцев, и в нем даже шевелилось нечто, похожее на жизнь – фиксируемое десятками камер, что должно стать очередными кадрами, подтверждающими заботу американцев о местных жителях. «Potyomkeenskaya derevnya», как мог бы охарактеризовать такое явление капитан Осломовский, командир русской добровольческой роты в составе экспедиционных сил – если бы еще под Лионом обезумевший от крови вурдалак не вырвал ему трахею.
Или очередная пропагандистская ловушка для немцев, если те решатся пойти в самоубийственную атаку и случайно прорвут периметр, несмотря на многочисленные проволочные заграждения, блиндажи с пулеметами и несколько окопанных танков.

Время уходило – а тратить его впустую Рейнольдс не любил. Пожалуй, не любил даже больше, чем срыва намеченных планов.
Кажется, пора разнообразить радиоэфир. – ухмыльнулся про себя американец и, подозвав вездесущего адъютанта, произнес:

Свяжись с лагерем пленных. Мне нужны трое или четверо. Женщины, дети, старики... кто-нибудь, кому поверят местные. Пусть приведут их в палатку к Смолетту, я буду ждать там.

+4

65

Оскар проигнорировал замечания медперсонала, в том числе и прибывшего хирурга. Даже если бы Илия заступилась бы за своих пациентов, он бы просто мягко отодвинул ее, дабы выполнить свой долг. Который и так был весьма непрост.
После казни к нему вновь подошел посыльный докладывая ситуацию с аэродрома. Все слишком плохо. Нужен срочный перелом в их сторону. Иначе их скоро просто сомнут, поняв, что гражданских всего ничего, и ими можно пожертвовать. В первую очередь янки хотят сохранить свое лицемерное лицо. Лицо, которое тоже любит применять неконвенционное оружие...
Выйдя  к вампирам и остальным солдатам, нацепив поверх камуфляжа военное пальто с отрезанными погонами и, сняв каску, Хельдманн провел рукой по густой щетине, что покрывало лицо.
- Сейчас наступает момент истины, - без лишних предисловий сказал оборотень. - Либо мы их, либо они нас. Других вариантов нет.
После чего он начал раздавать приказы.
- Минометчики пройдутся по всем снайперским точкам. Потом вампиры из отряда Тотенкопф прорвутся в здания вокруг, убьют оставшихся и всех, кто встанет на пути. В это время оборотни из моей дивизии продавят с помощью тяжелого вооружения блокпосты. Атака должна быть внезапной, нужно обратить в бегство первые ряды. При этом радисты должны включить глушилки на полную. Заткнем пропаганду янки, заодно они подумают после атаки, что к нам прибыло мощное подкрепление.
После чего на потрепанной и исписанной большой карте на стене он указал рукой на важный направления.
- Аэродром и главные улицы - приоритет. Наша цель не удержать захваченное, а заставить янки убежать. Тогда гражданские вновь забьются в свои норы, потому что наши враги, прежде чем наступать, вновь начнут активно бомбить город.
Без этого входить и начинать серьезное наступление они не любят.
- Если всем все ясно - вперед, - скомандовал штурмбаннфюрер, после чего принял звероформу и получил от подчиненного тяжелый пулемет.
После чего указал когтем направлении к выходу остальным и первым направился в атаку.

Отредактировано Oskar Heldmann (2014-10-08 17:55:59)

+2

66

[в расположении ставки американских войск]

Спустя, примерно, минут двадцать у входа в помещение, освобожденного от лишней мебели, магазина остановилось несколько машин. Темноту разрезали лучи фар со светомаскировкой. Мелькнули фонарики и переговоры. Какой-то военнослужащий спешил, придерживая папку с бумагами ко входу, но его резко остановили, отстранив. В висящей тишине сейчас слышалось только размеренная работа двигателя. Вперед, в помещение, впустили группу гражданских.  За ними вошли, поддерживая одного пленного од руки, несколько бойцов.
- Ваш приказ выполнен,  сэр! Гражданские.
В хорошо освещенном теперь помещении магазина стояли новые «пешки» в грязном противостоянии. Женщина в осеннем пальто синего цвета, та самая учительница, которая не так давно потеряла мужа, живя несколько недель в одной квартире по соседству  со снайперской парой, поглаживала по голове осоловевшую дочку. В группу входила семейная пара – очень худая бледная женщина, и усатый хмурый мужчина. Держались они молодцом, хотя скорее уверенность в их будущем сейчас внушала повязка на рукаве мужчины – красный крест, доктор среди беженцев. Рядом с ними шмыгнул, опираясь на трость, какой-то уже совсем древний седовласый бородач в сером костюме и кепке. Замыкали группу двое морских пехотинцев в полном снаряжении, поддерживающие под руки бойца из местного ополчения, молодого парня лет восемнадцати,  бывшего служащего местной Службы спасения. Стоять ему было тяжело, да и оттопырившаяся на груди форма (на которой были срезаны при «сортировке» все знаки различия), свидетельствовала о оказанной ему медицинской помощи.
- Проклятые крысы… - прожевал в нос слова старик переминаясь с ноги на ногу.
- Молчите, а то они… - женщина еще сильнее схватила своего мужа за руку: - Курт скажи ему! Они били из артиллерии по школе в нашем районе города. Взволнованный взгляд переметнулся на двух стоящих за спиной солдат, поддерживающих раненого бойца.
- Они нас освободили! – женщина попыталась улыбнуться, хотя вспомнила те выложенный рядами трупы детей и учителей после обстрела.
Дед хмыкнул и постучал палочкой в пол: - Сама понимаешь, что говоришь, дураааа….?

[где-то в районе Тюрьмы]

- А летом было лучше… - артиллерист уселся на ступеньки у входа в блиндаж. Ну, как блиндаж? Расширенная воронка от снаряда, крысиная  щель.
За занавеской из покрывала вповалку спали вымотавшиеся, грязные бойцы, вжавшись друг в друга. И из укрытия слышалось только разномастное сопение.
Ополченец-артиллерист, немец-доброволец 45 лет,  шмыгнул носом, поправив автомат на коленях, привстал, оглянувшись на звук в кустах.
Собака, или соседний расчет копошится… И в очередной раз приложился к горлышку бутылки.
«Темная ночь, только пули свистят по степи,
Только ветер гудит в проводах, тускло звезды мерцают...»

Ветер печально завывал свою песню в нескольких пустых пусковых блоках замаскированной тут же, в кустах,  реактивной системы залпового огня на базе старого армейского грузовика.
В районе Тюрьмы их было вкопано около двадцати, однако после скоротечного еще дневного сумбурного огненного налета – осталось не больше десяти. Штабную машину разбило, горючее на один марш, но боеприпасы целы.  Вот сейчас, после нескольких часов заряжания установок в ручную, бойцы спали в повалку, оставив  только редкие посты.
- Эй, кто там – мужчина поднял автомат на плечо, держа палец на крючке. Никаких паролей и отзывов уже не существовало
- Не стреляй, боец. Я радист! Из Правительственного квартала – из-за угла появился солдат в берете, демонстративно чуть приподняв руки: - Вы запрашивали несколько часов назад помощи, новую рацию, а потом связь оборвалась, так? Вот принимайте. Где ваша связь?
- о! – ополченец отставил бутылку в сторону: - документы давай! Медленно ко мне. Густав, Шмидт, ко мне!
- Что там Эрвин? - за занавеской зашевелились, сонно вопрошая: - Какого черта?
- У нас гости – в прицеле автомата появилось нахмурившееся лицо нового радист
- Черт возьми, вот документы! – солдат показал пластиковый чехол, извлеченный из нагрудного кармана.
- О! другое дело –молвил все тот же мужчина, уже в компании своих бойцов, разглядывая документы при свете фонарика: - Нету! У нас теперь радиста, и связи совсем нет – сгорела. Вон дымятся еще остовы машин, половину дивизиона накрыло.
-Так, что связь давай нам – продолжил другой из бойцов.
- «Соловьи, соловьи не будите солдат» - третий широко улыбнулся, цитируя строчки из какой-то военной песни,  в сумраке блеснула фикса золотого зуба: - Расчеты, ПОДЪЕМ! На позиции!!!

[Во дворце]

Видели, как заводится пружина в часах? А! ее не видно, она там, в глубине, под корпусом, скрыта в кольце из металла. Так и сейчас войска в окруженном мешке Мадрида. Причем «заводить» их начали уже несколько месяцев назад. Тут главное осторожно, не переусердствовать.
Сейчас все войска уже были на столько напряжены – обстрелы, смерть вокруг, постоянное чувство опасности, соседство с неведомыми тварями, месть за родных, и страх за выживших.
- Либо мы их, либо они нас – прозвучало в ушах всех присутствующих. Оно не только прозвучало, оно проникло в мозг.
Другой дороги нет!

Перед строем вампиров снова свалился уже порядком измученный всего  лишь коротким десятиминутным допросом американский капитан, захваченный фон Риккертом.
- Герр Штурмбаннфюрер! – Эрих плюнул серую слюну на остатки ковра, засыпанного сейчас бетонной крошкой, рядом с несчастны: - Эта тварь ничего важного не знает…
Не могу, разозлили.
Ствол пулемета ему никто не пихал, но кулаки у унтер-офицера были отбиты.
Грязь, какая же все это ГРЯЗЬ
Рядом чернели своими костюмами вампиры, и уже привычно пахло кровью, порохом и этой противной шерстью. Другие солдаты тоже столпились, подтягивались с постов, с других этажей остальные бойцы, кто-то ошалело таращил глаза на звериную фигуру с пулеметом.

- Других вариантов нет. – бойцы сами становились зверьми.
А пружина все натягивается и натягивается…
- Так точно! – Гюнше вспомнил как тогда, в горах Афганистана (был такой эпизод), этот порыв очень вдохновлял. Сейчас стоит двинуться вперед, лавину из адреналина уже не остановить.

- Минометчики пройдутся по всем снайперским точкам.
- Я есть! – отозвались стоящие тут же бойцы.
- В это время оборотни из моей дивизии продавят с помощью тяжелого вооружения блокпосты. Атака должна быть внезапной, нужно обратить в бегство первые ряды
- Так точно! Горючего у машин мало, но на прорыв хватит. Боеприпасов в достатке – бодро ответил танкист напротив.

- Если всем все ясно – вперед
главное было сейчас не сорвать пружину, чтобы не произошло привычного «бздынььь», и не начался нудный путь в поисках ближайшего часового мастера.

+2

67

[Где-то в районе Тюрьмы]

Солдаты спрыгнули в окоп 30 метрах от окопанных машин, радиосвязь с корректировщиком во Дворце была отличной.
- Второй, я Пихта. Готовность «номер один» - фикса снова блеснула в свете фонаря.
- Принял, Пихта! – прорычала радиостанция.
- Расчеты завести двигатели, завести… - и голос командира утонул в дублировании команд из других окопов.
- Пихта, цель тысяча первая, скопление противника. Х – 61-63-100. Y – 56-78-900. Высота  - 220. Тысяча на тысяча. ЕМ-55К-48. Я второй! Готовность Один.
- Второй, принял – перед лицом мелькнула бумажка с уже вычисленными данными, которые тут же передали расчетам.
Через три минуты все было готово. Доклад.
- Пихта, я Второй. Пуск!

http://news-mail.by/wp-content/uploads/2014/10/000.jpg

Ночная тишина города разорвалась раскатистыми громыханиями, в районе Тюрьмы поднимались клубы дыма. А артиллеристы спокойно и плавно крутили ручку динамы, наполняя темное пространство новыми шипениями и ослепительными вспышкам сходящих с направляющих реактивных снарядов.

***
А подходящая, без особого сопротивления, в район аэропорта, сводная группа на оставшейся бронетехнике и пешком, увидела как над ней пошел целый рой святящихся, шипящих звездочек.

И через три минуты все было кончено – в районе аэровокзала, за взлетной полосой, уже в пригородном поселке ряд квадратов «1000×1000» метров , расположившись в шахматном порядке, был в одно мгновение наполнен сплошным огнем.

Группа подбирающихся в ночи присела от такого грохота и яркой вспышки, за два километра от них все горело. В домах на окраине района вылетели все стекла от множества ударных волн, летели витрины магазинов.

Район протяженностью  4 километра и глубиной 3 километра был накрыт залпом. Полностью был сметен заслон, державший сейчас в осаде город. Проще говоря – у осаждавших американцев сейчас появилась огромная «дырка» в блокаде, в которой было уничтожено до трех батальонов. Горящая техника, снесенные прямыми попаданиями,  недавно установленные огневые позиции, оборудование, инженерные сооружения, орудия, медицинские пункты. В зону обстрела попал палаточный лагерь. Территория сейчас была наполнена, криками, стонами раненых и умирающих, хлопками разрывающихся боеприпасов, гудениями горящих машин, судорожно пытающимися понять, что делать,  сумевшими спастись американскими солдатами гражданскими.

Солдаты группы под командование Гюнше, залегли в  кювете на МКАД (Мадридская кольцевая автодорога), наблюдая как полутора километрах впереди все полыхает. За шоссе скопилась бронетехника – несколько танков, БТРов, грузовик с установленной зенитной установкой.

- Не жалко! – в бинокле мелькнула фигура пытавшегося спастись  водителя, охваченной огнем «курицы». Машину завалило ударной волной сразу, рядом что-то очень сильно детонировало (возможно, какой-то запас боеприпасов или топлива) и «титатан» охватило огнем из осколков. Они и сейчас как фейерверки разлетались в разные стороны.  Впереди было светло как днем.
А в низине перед кюветом уже собирались вампиры, которые кто сидел, кто стоял чувствую горящую плоть и страх гибнувших впереди.

- Оставаться на позициях! – Эрих поднялся и пошел по канаве.
- Есть командир! – рядом хлестко хлопнула снайперская винтовка. Вампиры, над которыми ушел в огненное зарево трассер оглянулись. Кто-то зашипел.
- Не пугай наших уродцев – Гюнше поднял автомат стволом вверх, взбираясь на шоссе, обернулся: - Проверить оружие. Приготовится к бою.

На шоссе тоже стояло несколько машин и БТР – сейчас по нему уже никто не откроет огонь в этом секторе. У трофейного Хамера (пригнанного группой Гюнтера Рикерта) стоял Оскар в зверином обличии с остальными командирами групп.
- Герр Штурмбаннфюрер, группа готова к бою. На всякий случай держим и ваших «подопечных» на прицеле – унтерштурмфюрер повесил оружие на грудь и надел шлем на голову. Я доложил, а ты хоть не отвечай!
Давай, шавка. Мы, сучий потрах, пешком сюда шли. А он на «таксо» приехал, на трофейном.
- Продвинулись по городу без происшествий, американцев действительно покинули город – продолжил доклад  лохматому волку офицер рядом. Картинка в порядке вещей.
И все разом оглянулись когда на горящих позициях впереди взорвался горящий «титан». Лица солдат на мгновение ярко озарились.  Кабина футуристической машины, взметнувшись ввысь, приземлилась метеоритом в трехстах метрах от скопившихся вампиров. 
- … хххах, спасибо артиллеристам! – довольно похлопал другой командир рядом.
- Предлагаю войти в этот разрыв через 20 минут, пустив первыми в атаку вампиров, а потом ударить в тыл их обороне  заставив двигаться по кругу. В лучшем случае мы снимем их оборону на очень большом участке, в худшем - опять вернемся в город  и продолжим оборону.

Карта!!!

http://uploads.ru/i/C/S/4/CS4Wo.gif

http://sa.uploads.ru/sxGrX.png

от меня лииично)))

Конкурс, условие... о! ВВОДНАЯ! в честь третьего месяца осени, выходных, и 7 ноября - красного дня календаря!

Закончи квест в 2 (два) поста!
Независимо от очереди, но рассчитывайте, что у Вас в запасе всего два игровых поста. Пишите, Шура, пишите! Естественно не форсируя события под себя, а адекватно реагируя на окружающую обстановку и посты своих коллег по игре

Удачи,  мои дорогие геноссе! :flag:
http://lib.rus.ec/i/47/384547/i_077.jpg

+3

68

Сражение было действительно решающим. Либо они выиграют, либо умрут. Потому что дальше сдерживать американцев смысла нет. Героически погибать в обороне, значит, замедлить передвижение этих группировок еще на два-три дня. А когда есть шанс не только обезглавить, но и ополовинить кольцо, которое окружило их - это дорогого стоит.
Дальше нужно либо укреплять оборону, забрав ресурсы американцев. Либо уходить в партизаны, подрывая тылы янки, не давая им чувствовать себя хозяевами положениям.
Но в Берлин никто не пойдет. Они нужны здесь, иначе был бы четкий приказ прорываться к своим. Приказа нет, хотя Оскар относительно недавно связывался с главной ставкой и приказ был четким. Потому любые паникеры и дезертиры подлежали немедленному расстрелу.
После речи и превращения в зверя, Оскар посмотрел на капитана янки, который, по словам Гюнше, ничего не знает. Ну и прекрасно.
Держа тяжелый пулемет одной рукой, направив дуло вверх, оборотень вытащил пистолет и пристрелил пленного в голову. Все равно обмены пленными и ранеными между противоборствующими сторонами закончились.
С обеих сторон пленные возвращались едва живыми, но немцы свое слово держали, даже если хотелось очень сильно устроить засаду - такова черта характера - делать все согласно договоренностям, скурпулезно и педантично. В то время как янки часто обманывали, сначала обменивая каких-то левых людей на своих солдат. А потом и вовсе начав устраивать засады.
Да и кормить пленных нечем. Даже высоких офицеров, которые, как оказалось, даже собственной стране не нужны.

Артиллеристы проредили всю эту шушеру знатно. На одном из трупов по дороге удалось найти пару сигарет, которые оборотень и закурил, нацепив собственную офицерскую фуражку, скрывавшую длинные волчьи уши. Дымящаяся сигарета была ловко зажата между белоснежных клыков.
Штурмбаннфюрер хладнокровно смотрел на пламя. Равно как и на наступление. Нужно было действовать, и быстро. А потом, скорее всего, придется вернуться на позиции. Сейчас у них преимущество лишь во внезапности. Нужно напугать янки до того, чтобы у них тряслись коленки при виде хоть чего-то отдаленно напоминающего серое.
Оборотень сделал несколько жестов ближайшему офицеру когтистой рукой, как принято было в их отряде. Жесты обозначали, что второй отряд должен отправиться в тыл в врага, а если это не получится, то атаковать с фланга.
Тот кивнул и пошел отдавать распоряжения.
Как только вампиры вошли в брешь, вперед двинулось несколько танков и пехота под их прикрытием, тут же занимая окопы и укрепления, брошенные янки.
Выступающих же куриц было немного. Солдаты Рейха уже давно вычислили, что прямой выстрел из танка в сочленение с туловищем является их наиболее слабым местом. А немецкие танкисты умели бить точно...

Отредактировано Oskar Heldmann (2014-11-02 18:19:51)

+1

69

Ставка армии США, пункт связи

Когда на земле раскрылись врата Ада, полковник Рейнольдс готовился воплотить очередной пункт своего плана. Деморализовать врага. Медленно и осторожно перевести на свою сторону оставшихся гражданских – не только в Мадриде, но и по всей Испании. Благодаря поддержки местных  немцы пользовались каждым кустом и камнем, как родными – ну а Адам очень хотел, чтобы под ногами оккупантов горела земля. В Европе, давно забывшей об ужасах большой войны, добиться этого было бы значительно легче, чем могло показаться: чего стоила сдача жителей Мадрида после первого же радиообращения.  Но долго. И изнурительно.
К счастью, враги решили сделать немалую часть работы и без его участия.

Полевой штаб был предусмотрительно расположен на достаточном отдалении от передовой, чтобы не попасть под удар каким-то чудом уцелевшей артиллерии – но даже здесь заокеанские гости ощутили всю серьезность германского подхода к решению проблем.
Страшной силы удар сотряс здание, сбивая с ног и осыпая собравшихся внутри осколками битого стекла, падающего оборудования, пылью и известью.
– Наружу! Быстро! – крикнул Рейнольдс подчиненным, хватая за руку интернированную испанку – ту самую учительницу, чья жизнь и воля были сломлены войной –  и бросаясь к дверям. Так или иначе, шанс получить шальной осколок на излете был немного меньшим, чем быть погребенным под кучей строительного мусора.
В голове стояла невыносимая какофония из свиста, гула и отдаленных криков. И не очень отдаленной ругани на испанском: старый фалангист, от которого отчетливо несло недоверием к проклятым американцам, узрел дело рук своих нацистских друзей.

Да и трудно было не узреть его: яркое зарево, восходящее над лагерем интернированных под многоголосые крики разорванных на части, изрубленных осколками и сгорающих заживо людей, едва поверивших в то, что война отступила, заставило бы молиться даже закоренелых атеистов. На лицах местных читалась вся гамма чувств. Удивительно, как они еще держались на ногах – и только старик, кажется, начинал кое-что понимать. 

– Смотрите, на что готовы ваши немецкие «друзья» ради власти. Теперь вы понимаете, почему мой долг – стереть этих зверей с лица  Европы. – полковник, казалось, был потусторонне, неестественно спокоен. Впрочем, неудивительно: подобный исход, хотя и несколько в иной форме, планировался с самого начала. С решения открыть палаточный лагерь непосредственно за первой линией блокады. – Бойцы! Увести гражданских, кроме этой сеньоры, в зону эвакуации! Смолетт, ко мне!
– Сэр?
– Вертолет со станцией спутниковой связи прибыл еще полчаса назад. Возьми эту девчонку. – Рейнольдс коротким жестом указал на застывшую мадридскую вдову, шокированную и сломленную,  обезличенную и безжизненную марионетку в руках американской пропаганды. – Возьми трансляции с камер вокруг лагеря с записями атаки. Найди всех очевидцев бомбардировки, свяжись с этими блядями из CNN. Я хочу, чтобы репортаж об уничтожении нацистами мирных жителей Мадрида уже сегодня увидела вся гребаная Европа. Выполнять!
– Есть, сэр!

Двое морпехов, уже не размениваясь на любезности, потащили тройку испанцев к джипу, на котором еще четверть часа назад вывезли их из обреченного лагеря и тем самым невольно спасли от жуткой и мучительной смерти; Смолетт, подхватив пленницу, в сопровождении офицеров связи метнулся исполнять приказ; а на самого полковника, спустя несколько неизмеримо кратких мгновений, обрушилась вполне определенная задача. Время разговоров прошло. Пришло время боя.

– Лайонс! К взлетке, быстро! – заскочив в заботливо подогнанную адъютантом машину, полковник сорвал с пояса разрывающуюся сообщениями переносную рацию и принялся передавать  указания.
Вся линия фронта стала чем-то похожей на разворошенный улей – стрекот винтов поднимающихся в небеса вертолетов, рев танковых двигателей и отрывистые окрики команд слились в на удивление гармоничную симфонию мрачного постмодерна, протягивающего жадные щупальца к последним бастионам патриахального порядка... А на импровизированной взлетной площадке неподалеку от полевого штаба уже гудел, разогревая двигатели в ожидании Рейнольдса, модернизированный СВВП V-22 «Оспри». Оставаться на земле, подвергая жизнь дополнительному риску, в планы командующего явно не входило.

Разведывательный вертолет OH-58A «Кайова». Пригород Мадрида, зона боевых действий.

–  «Скала», это «Ворон-1», прием.
–  Вас слышу, «Ворон-1», докладывайте.
–  Замечено движение в секторе «Чарли 14/88», на двенадцать часов. Пехота, ориентировочно до двух рот, тяжелого вооружения не вижу.
–  Принято, «Ворон-1», продолжать наблюдение.
–  Вас понял, «Скала», делаю второй заход... Проклятье, ракета!
–  «Ворон-1»?
– Ракетная атака, выполняю маневр уклонения...
– «Ворон-1»? «Ворон-1»? Черт возьми, «Ворон-1», отвечайте!
... pshhhh ...

Позиции армии США, расположение 3-й самоходно-артиллерийской батареи

– ...так точно! Вас понял, сэр, выполняю!
– Координаты целей переданы, запрашиваю подтверждение. Код MF-49 принят. Огонь! 

Минуты – и батарея тяжелых РСЗО M270 с неимоверным грохотом выбросила в измученное небо несколько тонн взрывчатки, заботливо упакованной в 240-милиметровые кассетные реактивные снаряды. 
Еще через пару минут эти зловещие подарки, шумно взорвавшись в секторах, недавно «очищенных» немцами от американских укреплений, обильно снабдили каждый акр  перепаханной разрывами земли сотнями, если не смертоносных противопехотных мин. Конечно, там могли остаться выжившие американские солдаты, раненые или спрятавшиеся в уцелевших окопах и огневых точках – но это мало что меняло. Они были обречены в любом случае – сейчас же наступающих по кажущемуся беззащитным направлению нацистов – а наступать они, по мнению командующего операцией, будут непременно и именно здесь, ведь фантазией боши не отличались никогда – уже очень скоро ждал весьма неприятный сюрприз.

http://www.wallpage.ru/imgbig/wallpapers_24512.jpg

Борт командного V-22 «Оспри», 1200 метров над уровнем моря

– Сэр, капитан Аддамс на связи!
– Полковник, третья батарея – стрельба окончена. – полковник знал Генри Аддамса еще с Афганистана. Сейчас, как и тогда, этот офицер отличался не только высоким профессионализмом и боевым чутьем, но и крайней нетерпеливостью с плохо скрываемой неприязнью к свбординации. От того и задержался в капитанах. – Насыпали мин в каждый фут. Пусть ублюдки только сунутся – фейерверк будет как на Рождество!
– Принято, Аддамс. Сведение на «Чарли 3/7». Доложить о готовности и ждать моей команды. Конец связи.

Салон штабного конвертоплана чуть тряхнуло: судя по всему, пилот решил набрать высоту, облетая линию фронта. Разумная мера, хотя и не лишенная перестраховки: модернизированный «Оспри» мог уйти на высоту чуть ли не до девяти километров и в момент появления опасности, а проверенные и откалиброванные системы противоракетной защиты делали его весьма нелегкой добычей для вооруженных одними только ПЗРК немцев.

– 1-й танковый – выдвигаться к позиции у лагеря. Группа «Титан-альфа» – на северо-западный сектор периметра «Чарли», «Титан-омега» –  северо-восточный. Мобильные группы – «красная» готовность... – полковник сосредоточен. Нацисты шли прямиком в ловушку, и оставалось только ждать в предвкушении – но порой сеть оказывалась слишком слабой для бьющейся в агонии крупной рыбы. 

Что еще... Ах ты ж дьявол... Почти забыл об этих засранцах.

– 7-й батальон, доложить обстановку.
– Держим Бойни, сэр! Потери допустимые.
– Принято. Выдвигайтесь на северо-восток к пригородам. Противник движется на двенадцать часов из сектора «Чарли 14/88» к «3/7», ударьте их фланги

«Интересно, почему их не накрыли? Единственное подразделение, не покинувшее город во время отхода – и до сих пор живо... Собираются прорваться до их подхода? Или приготовили подарок...»

Ответа нет. Как нет ничего, что разрушило неожиданные секунды тишины.

– Сэр?
– А. Что, Лайонс?
– Вы собираетесь устроить нацистам Канны, сэр?
– Много рассуждаешь, боец... Да, именно. Пока – как по учебнику. Если только... Да. Лайонс, свяжись с Лионом. Запрос  «База Дельта ноль»  на Мадрид. Под мою ответственность. Срочно.

« Чертов старый перестраховщик. Но если я не возьму этот город – я сожгу его ко всем чертям. Если, конечно,  эти засранцы успели доставить B-2 в Лион. »

Свернутый текст

сюрприз-сюрприз

Отредактировано Adam J. Reynolds (2014-11-02 22:30:46)

+2

70

Готовилась уже вроде бы стандартная операция, которая почти успешно завершилась в прошлую битву, когда вампиры были атакованы Первородным и на какое-то время потеряли ориентацию в пространстве. то случилось с Первородным до сих пор было неизвестно, вполне возможно, американские военные забрали его и готовили к новой психо-атаке, но сейчас его присутствия не было замечено даже издалека. Зато затаившиеся вампиры услышали другое, и, вполне возможно, сверхчувствительный слух оборотней уловил то же самое.
Часть вампиров насторожилась, как хищники перед броском, когда вдали они услышали слабый стрекот, который вначале был еле различим через шум обстрела, но явно приближался. Несколько десятков секунд - и толпа вампиров слаженно двинулась в сторону от приближающегося звука. Они не стали поворачивать назад - нерационально было предупреждать оборотней о том, что они и сами могли услышать, тем более что в звероформе те могли просто разорвать своих же бойцов из-за искусственно привитых им инстинктов.
Рассредотачиваться не имело смысла, поодиночке их бы быстро отловили и расстреляли, к тому же слаженной группой действовать было проще. Вампиры с огромной скоростью сорвались с места и побежали влево по осажденному периметру, который выпадал из зоны обстрела, чтобы неожиданно ударить во фланг еще не готовым американцам. Скорость бегущего человека может развиваться до сорока километров в час. Скорость голодных разъяренных вампиров была существенно выше, то позволило им перейти в наступление весьма удачно.
Высокая скорость бега и высокая способность к регенерации помогали если не уворачиваться от снарядов то быстро устранять последствия ранений. Наступившая темнота давала дополнительное преимущество - если ранее вампиры опасались, что солненые лучи могут проникнуть под прорехи в защитном костюме то сейчас, в последнем бою, это стало несущественно. Обезумевшие, оголодавшие и ужасно злые от такого поворота событий хищники рвали на части солдат. Сейчас у них не было той ударной мощи, то сокрушила их в  Леоне. К тому же у немецких солдат было то преимущество, которого не было у американцев - все они принимали вакцину против вампиризма. Вскоре к толпе обезумевший от крови и безнаказанности страха стали добавляться пускающие слюни, и скрывающихся сейчас в темноте холодеющий испанской ночи фигуры в за океанском камуфляже.

+2

71

Провинция Леон, за минуту до «пленения «Бандита»»

Над спящим в эти предрассветные часы плоскогорьем раздался резкий хлопок, полностью оборвавший размеренный гул в темном небе. Два линии, прочерченные дымом, в небе оборвались огромным снопом искр…
- Система ПВО Сухопутных войск способная поражать…ВСЕ(!!!) – в голосе докладчика ОКБ в г. Дессау, главный конструктора, доктор Шайбе, слышались обиженные нотки:- … воздушные цели, летящие с высот 10 метров до 35 километров высотой.

Секретно:
2 октября 1985 года
автономное сообщество Кастилии и Леона, Испания
Начальнику штаба Объединенной группировки экспедиционного корпуса
«В 4 часа ночи была потеряна связь с пилотом стратегического бомбардировщика B-2 «Спирит». Согласно последнему докладу пилота, по нему были выпущены две ракеты.
Подпись: Руководитель полетов»


Прибывая с опоздание спасательная команда нашла только горящие останки огромной машины. Все разрушенные и целые приборы навигации, наведения, и некоторые части обшивки бы спешно вывезены. Радио-маяк указал, где приземлился катапультировавшийся экипаж «Бандита 337», но один пилот был уничтожен, а второго так и не удалось обнаружить. Поисковые группы противника явно имели свежие карты мест эвакуации.  Пуск ракет был произведен из предгорий Кантабрийских гор, где в некоторых районах оставленные войска Рейха продолжали ожесточенное сопротивление большим соединениями, координируемыми штабом из Германии.

Мадрид, район прорыва.

- Наша задача сейчас – прикрывать наступление вампиров! – Гюнше перескочил ограждение автотрассы, и держа перед собой автомат, съехал на заднице по холодной грязи в кювет.
- Герр командир, так они уже двинулись! – солдат отпрянул от автомата и повернулся.
- Значит вперед тихим ходом, за бронетехникой – эти слова уже утонули в грохоте спускающегося на большой скорости вниз, на поле, танка.
Впереди уже во всю удалялись на встречу «огненному аду» толпа черных силуэтов. 
- Вперед,  Вперед, вперед пошли  – Эрих поправил шлем, перехватив автомат.

Рядом с опозданием пронеслась ЗПРК, подминая под себя забор на поле. Солдаты группами передвигались по полю, изредка занимая позиции. 
Огонь так манил их. Поле было полностью открытым пространством, открытым и спокойным. Пока ответного огня не открывали. А впереди в пятистах метрах уже во всю шел беспорядочный бой выживших американцев и вампиров. Лучше уж туда!
- Вперед, чего лежим. Вперед! Тут нас легче достать – унтер поднимал и подталкивал ползающих солдат.
- Смотрите! – возглас прозвучал одновременно с близким выстрелом из орудия танка, заставившего обоих пригнуться. Солдат дал очередь вперед, стоя на коленях. Из ослепительного пламени и дыма стал заваливаться «титан» с перебитой ногой. Вампиры из-под его ног разбегались в разные стороны.
Воздух теперь наполнился еще и криками – в ста метрах уже во всю верещали и огрызались огнем выжившие американские солдаты. 
- В линию! Окопаться! – Эрих махнул солдатам.
Впереди вторая волна вампиров тоже пригнулась, пережидая взрыв «курицы». Машина, поврежденная танком, сдетонировала второй раз уже на земле.

Солдаты вытянулись в линию в ста метрах от горящего прохода, когда бронетехника, поддерживая вампиров, вошла в прорыв и стала разворачиваться. Самоходный комплекс резко остановился и среди оружейного стрекота раздался звук двух сошедших ракет – уже через секунды винтокрылая машина стала резко снижаться, будто пытаясь сделать заход, над остававшимися в проходе оборотнями на бронетехнике. Громко урча, пролетела всего в 30 метрах над растянувшейся цепью солдат и протаранила землю, разваливаясь на ходу. 
- Уходим в сторону! Цепью направо! Вперед – солдаты бросились в сторону от горящего сейчас ярким факелом остова.
И не напрасно, по жуткому стечению обстоятельств, продвинувшись еще на двести метров, практически всё подразделения вышли из квадрата, над которым через несколько минут начали с треском разрываться реактивные снаряды – постановщики мин, накрывая не успевшую уйти за вампирами технику и оборотней.

<…>

http://images.aif.ru/003/790/cadc6f3501858f22f6a59a2f6135854f.jpg

Бойня продолжалась до самого утра.

Рыба действительно оказалась достаточно сильной – дешевая «западная» сетка дрожала от натяжения. Рыбы-то становилось все больше.
В штаб группировки оккупантов непрерывно шли сообщения о потери связи с подразделения. Складывалось ощущение, что отчаянные солдаты сняли половину кольца окружения, но не прорывались из него, а методично уничтожали.
Действительно много штрафников еще в темноте были уже в американской форме, которую они отчаянно пытались в агонии и от боли сорвать.
Новообращенные чем-то в первые секунды напоминали рыбу, отчаянно хватая ртом воздух. Все смешалось вместе – больше, лихорадка, изменения внутри, и желания. Новые желания. Желания хищника. Кто отбивался до последнего, кто пускал пулю в лоб или умирал от шока.  А кто-то по истечения некоторого времени бросался вдогонку  за новой семьей
Солдаты только успевали занимать свои боевые позиции и покинуть свою технику, когда их заставали и бросались на них свои, уже «не совсем товарищи», нырнувшие в новые ощущения с головой. Они вообще бросались на всех подряд.
Уже в районе Тюрьмы, когда подразделения под командование Гюнше и еще одного лейтенанта из Вермахта вело бой с 7-м батальоном американцев (уничтожившим после обстрела всю батарею реактивных орудий) толпа  уродов пошла в эту бешеную атаку. Американцы были очень удивлены, когда их противнику резко ударили в спину свои же «штрафники», завязывая настоящую рукопашную.  Благо, сами же решили ударить по скоплению из минометов, чем помогли части солдат Рейха выйти из боя, но привлекли обезумевших на себя.
А может и оборотни помогли?

Эрих же так и остался лежать в развалинах какого-то магазина, в перекрытиях которого взорвалась мина, чудом спасшая его от кинувшегося вампира.

+2

72

Звезды в дыму, земля в огне,
Смерть в каждой пуле на войне,
Слышно свистит- она меня зовет за собой.
Страх испугался, убежал,
Зря я его с собой не взял,
Я не споткнулся, но упал
В ЭТОМ бою.

http://www.justphotos.ru/wp-content/uploads/2013/10/IMG_8710.jpg

Но не могу пошевельнуться-
И понимаю, что со мной.
Чёрный с клювом тут как тут-
На мне ждет последний стук.

Эх, твою мать, война...
Эх, твою мать, война...

Жизнь превращалась в дрожь и зной,
Смерть обжигала теплотой,
Тело немело подо мной,
Прощаясь с душой.
Я умирал, но не страдал,
Эту войну я проклянал,
Я не хотел так мало жить-
Я НЕ ГЕРОЙ!!!

http://inpress.ua/uploads/assets/images/Inna/IMG_1689.JPG

Но не могу пошевельнуться-
И понимаю, что со мной.
Чёрный с клювом тут как тут-
На мне ждет последний стук.

Все пространство Центра города накрыло сначала обжигающим светом, а потом и морем огня...

Эх, твою мать, война...
Эх, твою мать, война...

Песня под накатом.

0


Вы здесь » Spandau » Вне Берлина » Мадрид