Spandau

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Spandau » Мitte » Deutsches Historisches Museum


Deutsches Historisches Museum

Сообщений 1 страница 27 из 27

1

http://www.zlm-gmbh.de/uploads/pics/referenz_dhm_zeughaus.jpg
Немецкий исторический музей находится в здании бывшего арсенала, построенного в 1706 году, было первым большим зданием в стиле барокко в Берлине. Изначально постройка использовалась в качестве склада для хранения военных трофеев и оружия.

0

2

29 сентября 1985 года, около 19 часов вечера.

ГМ: Марлен фон Хелльдорф

Персонаж: Рейхсминистр народного просвещения и пропаганды Германии, почетный лидер гитлерюгенда

Мари Лоран

http://media.tumblr.com/tumblr_m4aamqX2b11qk8vbb.gif

Рейхсминистр народного просвещения могла быть довольна своей работой. Именно в ее красивую голову пришла мысль организовать это мероприятие, которое должно было подстегнуть боевой дух берлинцев от самого юного до самого старого. Разумеется, какой-то контроль на входе происходил, но это была лишь чистая формальность. Высокопоставленные лица пришли со своей охраной, обычные люди - без нее. в этом только и состояли классовые различия между всеми этими людьми. Мари улыбалась и не скупилась на афтографы от восторженных поклонников. Здесь же присутствовали и другие члены кабинета министров, но всем компаниям она предпочла гросс-адмирала Вульфа, предпочитая вести с ним неторопливую беседу.
Открытие экспоната должно было состояться меньше чем через 15 минут, а пока, закрытое бархатом от других глаз и огражденное лентами от повестителей, копье Лонгина тихо покоилось на своей подставке и ожидало своего часа, чтобы явиться миру.
Мари живо интересовало, в самом ли деле от прикосновения к нему можно было бы встретить самого Сатану, но Йорг уверял ее, что все, кому пришлось к нему прикоснуться, никого не видели и это могло остаться всего лишь легендой и не более. Женщина печально вздыхала и говорила, что в этом нет никакой романтики.
Зал между тем потихоньку наполнился народом. Люди смотрели на достопримечательности и тихо беседовали между собой о происходящем, а последних новостей было немало. Все свято верили, что война с Америкой закончится благополучно и скоро можно будет вздохнуть спокойнее и свободнее.
Мари легко улыбнулась рейхсляйтеру Менгеле и взглянула на изящные золотые часики на запястье.
Время Х приближалось.

Отредактировано NPC (2014-06-13 13:46:55)

+1

3

Девятый сезон. Начало.

Месяц выдался очень тяжёлым.
Месяц потрясений, стремительный и больно бьющий как по организму, так и по душе.
Паралич прошёл быстро. Правда, нормально двигаться и ходить она смогла нескоро. И теперь, когда Хельга уже более-менее твёрдо стояла на ногах, она старалась не делать резких движений. Переживаемые потрясения только заставляли ещё больше вгрызаться в любую возможность восстановления. Жить, жить нормально назло всему. И физически она смогла сносно восстановиться за пару недель. Впрочем, морально Хельга не могла прийти в себя до сих пор. Смерть барона, постоянная охрана около палаты, суета. Фриц в коме, что Хельга тоже переживала тяжело, постоянно волнуясь за оборотня. Сабина – живая, но уехавшая на войну. Дошли слухи, что у Леха случился сердечный приступ, и это тоже нервировало. Брат, воевавший в самом пекле. Когда Хельга узнала, что была проиграна важная битва, она заволновалась ещё больше.  Как бы чего не случилось с ним...
Ещё и сломанная рука срослась неожиданно плохо. Паралич плохо повлиял на конечность, и, когда Хельга уже спокойно шевелила всеми остальными, правая рука  едва двигалась, а пальцы практически не сжимались. Врач  вынес окончательный вердикт ещё в самом начале. Инвалидом Хельга становиться не собиралась. Тогда-то девушка, наслышанная о разрабатывавшихся в ННРБ протезах, решилась пойти на замену конечности, не поскупившись и выбрав для себя военный имплант с хорошим боевым клинком. Она знала, что на разработку уйдёт минимум месяц, но она была готова ждать.
Позже пришёл Франсуа, сообщивший о последней воле её командира, удивившей её. Новоиспечённый лейтенант тогда уже вполне неплохо функционировала. Подаренную машину Хельга перевезла к себе, как только вышла из больницы, на следующий же день. Правда, не без помощи – пока что её правая рука заменена не была, но под личным контролем. Она с удовольствием бы села за руль сама, но до этого момента надо было ждать... И ждать.
За всё то время, пока Хельга пребывала в больнице, ей удалось перевестись обратно в Вермахт, заполнив кучу документов о том, что она не собирается разглашать ни единой тайны организации. Вернули обратно в родную часть, но пока она не занималась там активной деятельностью. Должно было пройти ещё немного времени, прежде чем Хельга смогла бы там работать и, пожалуй, даже отправиться на войну. Хотя бы потому, что ещё была довольно слаба физически.
Протез поставили сразу же, как только оный был готов. Предупредили, что окончательно привыкнуть к этой интересной штуке лейтенант сможет только по прошествии минимум пары месяцев. Всё, что осталось от тактильных ощущений – то, что предмет просто ощущался под рукой. Таким образом, Хельга вырвала с корнем несколько дверных ручек и раздавила пару стаканов. Теперь приходилось старательно изображать из себя левшу. И целый день пришлось отдать на то, чтобы просто научиться нормально выбрасывать клинок из чёрной механической руки.
А потом вернулся брат. Обещал вернуться – вернулся, воистину, и это событие несказанно спасло Хельгу от полнейшего увязания в депрессии. Но… Увидев, что стало с рукой брата, Хельга долго молчала, просто пялясь на протез, заменивший ему половину левой руки. Впрочем, Отто тоже, пожалуй, был немало удивлён, когда сестра чуть не сломала ему хребет, желая обнять. Теперь семейство Небель изредка вырывало дверные ручки коллективно.
Сегодняшний же день Хельга решила посвятить походу в музей на довольно интересное событие. Правда, перед этим, она встала рано-рано утром, часов в семь, быстро собралась и уехала в город, дабы просто прийти в родную часть и заявить, мол, вот она я, здравствуйте, скоро вернусь к вам. Пробыв там с некоторое время, отправилась гулять по Берлину, прежде чем всё-таки дойти до музея, в котором в качестве укрепления морального духа немцев выставили интересную реликвию - Копьё Лонгина.
Хельга о нём немало читала. Копьё Судьбы, которым, по слухам, пронзил еврейского бога Гай Кассий Лонгин, римский центурион. Его поступок был назван «ударом милосердия», после чего копьё стало считаться священным, а сам же центурион уверовал в Христа и был потом канонизирован. Были и другие легенды о его происхождении, но эту считали самой вероятной. Копьё, у которого было множество копий и подделок – долгое время считалось, что настоящее копьё хранилось в одном из монастырей Армении, но немецкие учёные в пух и прах разрушили это враньё. Впрочем, о венском копье Лонгина, перевезённом из Австрии в Германию и хранившемся долгое время в Нюрнберге, а потом – в имперской сокровищнице Хофбургского замка, они тоже не распространялись. Слухи говорили, что оно может призвать Дьявола, но это было лишь предположением. Впрочем, в ННРБ установили, что оное копьё, во-первых, побывало в руках нескольких царей и великих личностей прежде, чем попасть к Гитлеру, например, у Карла Великого. Так же оказалось, что само копьё было относительно новым, более поздним, чем смерть Иисуса. Но под его золотыми накладками хранилось железо, возраст которого как раз попадал в нужные сроки. Так же организация установила, что данное копьё не являлось царской регалией, хотя и было инсигнией нескольких царских домов, но использовалось в качестве своеобразного талисмана на удачу. Кто-то даже считал, что под влиянием этой реликвии в своё время проектировался план расширения Вевельсбурга (от одного названия замка, к слову, Хельгу нервно передёргивало до сих пор), ставшего позднее пристанищем для ужасных экспериментов, и что где-то в замке была его копия, сделанная по инициативе Гитлера. Собственно говоря, большая часть утверждений, определяющих связь Вевельсбурга и копья, была полнейшей чепухой и домыслами, байками для народа, но кое-что проверки всё же требовало. Впрочем, особо обширных исследований по этой оккультной реликвии не проводилось. Пока что в этом не было нужды – иначе никто бы не позволил выставлять реликвию на всеобщее обозрение. Хельга могла прямо сейчас стать для кого-нибудь из посетителей экскурсоводом, рассказать о копье неимоверное множество легенд и домыслов. Разумеется, делать этого она не станет.
Пока что она просто стояла, размышляя о том, действительно ли копьё поднимет моральный дух немецкого народа, надеясь на лучшее – её страна не могла проиграть. Люди её Родины должны быть сильны духом перед угрозой. Вот встанет на ноги, и тогда сделает всё возможное, чтобы помочь в этом…
Сама-то девушка была мрачна и довольно подавлена, но старалась это скрывать. Скрывать она старалась и свой протез. Пока что. Чёрное платье, не снятое в гардеробе пальто в стиле милитари и перчатки, хорошо маскировавшие имплант, довольно тёплые чулки и туфли – можно было сделать вид, что в этот относительно тёплый день Хельге было не жарко. Артиллеристка стояла в уголочке, стараясь особо не попадаться кому-либо на глаза – возможно, лейтенант даже не подозревала, насколько стала известна, пока она работала при бароне. И, честно говоря, даже думать об этом не хотела. На всякий случай, она даже таскала с собой пистолет. Вальтер покоился на ремне, закреплённом на теле под просторной юбкой платья. При случае, достать его можно было довольно легко. 
Несмотря на огромную толпу народа и её невысокий рост, ей было относительно видно происходящее. Глаза, в которых было несколько легче прочитать меланхолию и подавленность, выхватывали высокопоставленных личностей одну за другой – рейхсминистр Лоран, куча других министров, сам рейхсляйтер Менгеле. Воистину, церемония обещала быть очень значимой, раз здесь собралось столько людей сверху. Возможно, Ульрих тоже присутствовал бы здесь. Ульрих, Фриц и она. Разбавляли бы официозную обстановку.  Тихо вздохнув и сжав кулак левой руки, Хельга закрыла глаза на минуту. Боги, нет, только не сейчас, только не в слёзы!
Удалось. Отпустило. Придя в себя, девушка подняла взгляд обратно в сторону реликвии. Скоро она должна была предстать пред очи собравшихся. В сердце даже затеплилась надежда, что всё будет хорошо…

+5

4

До сих пор марлен фон Хелльдорф удавалось отмахиваться от всех официальных мероприятий, мотивируя свой отказ фразой "Да пошли вы... " посылая всех в то место, куда никогда не заглядывает солнце. Новый дворецкий, нанятый после убийств во дворце Радзивилла, отвечал вместо нее. что-де фрау фон Хелльдорф не может посетить мероприятие в связи с семейными обстоятельствами. Однако пару недель назад ее главное семейное обстоятельство успешно прооперировали и малыш пошел на поправку. Когда Марлен взглянула на себя в зеркало после всего случившегося то отметила, что она здорово похудела, серебристых нитей в темных волосах стало больше, а вся та пережитая боль осталась где-то на глубине зрачков.
Но жизнь продолжала кипеть и переливаться всеми цветами радуги, так что ейт пришлось посетить мероприятие, связанное с памятью ее деда, как единственного выжившего и дееспопосбного потомка Гитлера. Хотя кто знает - она так и не увидела свою мать ни живой, ни мертвой, так что рано было судить обо всем произошедшем.
Марлен постаралась, чтобы ее ужасная худоба была не болезненой, а аристократичной, кругие под глазами не так выделялись, а тоска в глазах сменялась скукой. Вот когда благодаришь команду мастеров, работающих над внешностью - на цветущую мать она явно не тянула, но и на бледного призрака - тоже.
Детей и брата она оставила под строжайшей охраной, сама же старалась как можно незаметнее шагать в сторону от собственной охраны, что могло быть крайне неразумно, потому что ее в любой момент мог схватить кто-нибудь из присутствующих.
Кажется, Марлен фон Хелльдорф окончательно разучилась боятся за собственную жизнь. Слишком часто она в последнее время переживала за жизни других.
мари Лоран она бы с удовольствием собственноручно выдернула блондинистые лохмы - по ее инициативе состоялось это чертово мероприятие, на котором девушка была вынуждена томиться.
Побыстрее бы все это закончилось. - тоска во взгляде никуда не пропала.
Рейхсляйтер собственной персоной тоже присутсовал на мероприятии, и министры тоже, только вот фюрера не было видно. Однако весь цвет Берлина был готов лицезреть эту важнеушю реликвию.
В стремлении отодвинуться от СС-овцев как можно дальше, Марлен натолкнулась спиной на какую-то девушку и пробормотала нечто вроде "извините", прежде чем к ней пришло понимание.
- Тоже решили посмотреть на реликвию, Хельга? - поинтересовалась она.
Одновременно взгляд выхватил в толпе знакомое лицо владельца похоронного бюро, от которого Марлен решила спешно отвернуться.

+3

5

Из состояния прострации девушку выдернул толчок в спину. Кто-то явно замешкался, пробормотал, мол, извиняйте, не специально. Хельга даже не обратила бы внимания, но то, что этот человек её знал, заставило обернуться и даже лучше спрятать печаль на лице и во взгляде.
- О. Да... Интересно, правда ли она произведёт нужный эффект. Хотелось бы надеяться, что это получится, - прошептала она. - Здравствуйте. Рада встрече, - артиллеристка кивнула Марлен фон Хелльдорф, мягко и искренне улыбнувшись. - А Вы здесь по своей воле или... Гм, пришлось выбираться?
О тяготах последнего месяца Хельга разговаривать не собиралась.  Зачем лишний раз напоминать самой себе да и другим? Тем более, что Марлен, пусть и выглядела вполне сносно, но тоже как-то неестественно нехорошо.
Уголок был довольно тихим и спокойным для такого скопления народу - пока. Толпа была больше сконцентрирована на реликвии, нежели на потомке великого фюрера и бывшем адьютанте покойного металлургического магната, что Хельге очень нравилось. Лишнее внимание, пожалуй, сейчас не было выгодно не только ей, но и Марлен.
- Как там Йохан? - поинтересовалась тихонечко девушка, ибо за мальчонку тоже беспокоилась. - Я обещала подарить ему погоны... Как-нибудь, - улыбка. Марлен вряд ли знала Хельгу хорошо, но в одном могла быть уверена - справляется она не в качестве отвратной и надоедливой формальности, а искренне переживая. Про детей пока спрашивать не стала - артиллеристка уже отметила, что живот фон Хелльдорф пропал.
"Так странно... Когда человек младше тебя на какие-то полгода-год... И уже сумел оставить после себя наследников своей крови", - это не была зависть. Просто опять накатило тревожное состояние прострации. Хельга помолчала с минуту
О состоянии самой Марлен она тоже не спросила, опасаясь затронуть опасную и болезненную тему. Сейчас вообще было неприятно разговаривать с кем-то о его делах.
"Я совсем выпала из этой жизни", - горько отметила девушка.
Чьи-то часы протикали над ухом. Хель мельком взглянула на исчезающий в толпе циферблат наручных часов, НЛ время отметить не успела.
"Пора обзавестись своими. Часами. Боги, как тянется время!"

+2

6

Время Икс.
кажется, именно так пишется в банальных дешевых романах и скучных фильмах. Время Икс - оно же время перемен. Кто сможет заприметить в толпе нескольких вампиров, которые вечером перестают отличаться от людей? Кто знает о том, что среди тех, кто пропускал их в музей через черный ход, были свои связи? кто узнает Изабеллу фон Хелльдорф в черном парике и очках с простыми стеклами? Такая же обычная посетительница музея, которая искренне-патриотично желает увидеть реликвию своими глазами. Изабелла помнила отца и то, насколько ему было важно передать свое наследие... Но здесь все выглядело смешно, пафосно и неправильно. Копье должно быть в руках достойного, а не являться под взоры всех берлинцев!
впрочем, то, что знала Изабелла не знал никто, так что сейчас она лишь снисходительно поглядывала на публику и выискивала нужных ей субьектов. Несколько объектов удостоились ее внимания и то ненадолго. Мари Лоран, болтающая с каким-то из министров, Рихард Менгеле, со скучающим видом оглядывающий все вокруг, Марлен фон Хелльдор, похудевшая и выглядящая совсем уставшей, несмотря на все старания парикмахеров, и еще несколько лиц, которые нужно было запомнить и не забывать.
Однако же один из присутсвующих заставил ее снисходительно улыбнуться и подойти, чтобы незаметно от присутсвующих подватить под локоть как старого знакомого, сильной, уверенной рукой.
- Герр Гайер, не ожидала вас увидеть здесь.

НПС Астрид Рихтенгден

http://viewy.ru/data/photo/e6/be/e6be5b1886PLGSNHB_33460_7d4f3d8870.gif

Ты помнишь меня?
Астрид ходила по залу с истинно ледяным спокойствием. Она уже заприметила ту, к которой предстояло подойти. Задача облегчалась тем, что женщина сама стремилась уйти из-под опеки охраны. Правда вот она уже нашла себе собеседника, но это было маленькой проблемой.
Ты помнишь меня?
То, что не убивает нас - делает на сильнее, как говорится в прописной истине. Интересно, а убивающие воспоминания могут сделать нас сильнее?
Помнишь?
Астрид встретилась с женщиной взглядом и тут же отвела глаза. Не стоило пугать ее раньше времени.
Помнишь.
Астрид пересеклась взглядами с Хоффманом и криво улыбнулась. Сегодня предстоял веселый вечер, который дожны были запомнить абсолютно все Берлинцы. Вечер, который надолго останется воспоминанием. Очередным. А вот убивающим или восхищающим - покажет время.
Вы еще вспомните.

+2

7

То, что Хельга ее узнала, принесло некое облегчение. Ну в самом деле - не всех же знакомых мазелей должна помнить спутница барона.
- Если оно и в самом деле как-нибудь сработает - я буду немало удивлена. - деда в живых она уже не застала, но легенду о копье усвоила с самого детства - а как же, семейное достояние!
- Однако я не стану мешать другим верить в то, что вся эта затея как-то поможет, - Марлен с неудовольствием покосилась на Лоран.
- Самое главное для нас во всем этом положении - спокойствие и чистое небо над головой... А отвечая на ваш второй вопрос - меня не сразу удалось вытащить на такое мероприятие. Так что признаюсь честно - не будь это частью моего наследия, а какая-нибудь увеселительная вечеринка - я бы не стала даже и думать о нем, немного... Не до веселья сейчас.
Взгляд Марлен пересекся со взглядом одной из посетительниц, что, почему-то, заставило в душе шевельнуться червячок беспокойства. Память по-прежнему не вернулась к ней полностью, но это лицо она определенно где-то видела. Отчего-то вспомнилась Карин Рауфф и сердце неожиданно стало замирать. Страх?...
Марлен не помнила, где она могла ее видеть, но в душе разразилось впечатление неверности или неправильности, будто той девушки уж подавно не должно было быть здесь.
Кто она?
Но вот девушка отвернулась от нее и Марлен, мысленно обозвав себя паникершей, снова обернулась к Хельге.
- Йохан в порядке, - девушка чуть улыбнулась. - А погоны он до сих пор хочет и периодически о них вспоминает... Но сейчас у него новый объект для внимания, даже два.
До открытия экспоната оставалось буквально несколько минут.

+1

8

Спина начинала затекать - никому не понравится мяться на заднем сиденье такси вот уже порядка сорока минут. В голове царствовал мерзкий гул - в машине было слишком душно, а дождь на улице не позволял приспустить окно. Из всего, что обычно должно болеть в таких условиях, у Гайера не болели только глаза - осень, быстро окрасившая город в монохромные цвета мокрых асфальтированных-мощенных лент и каменных коробок с окнами, принесла успокоение. Осень задела все улицы, очистила их от лишних людских масс и для верности едва ли не каждый день поливала дождем, будто и впрямь стремилась навести чистоту. Толпы радующихся теплу и выходным людей, яркие краски и солнечный свет в понятие осенней чистоты не входили, и один скромный городской похоронщик с этим был совершенно согласен, пусть и помалкивал, не желая озвучивать собственное мнение по поводу всего этого природного безобразия даже в компании весьма словоохотливого водителя. Между прочим, ему мнение сидящего позади было отчего-то настолько важно, что Гайеру было даже противно.
Неподготовленные водостоки отчего-то не справлялись с разлившимися лужами именно на этой улице, и у Эриха был отличный шанс провести время, слушая странные рассуждения не менее странного человека за рулем, которому, видимо, настолько не хватало собеседника, что он пытался найти его в лице человека, которому можно было вручить премию за очень точное изображение глухонемого именно в этот момент. Гайер заметил одну забавную особенность: чем быстрее двигалась машина, тем жарче и активней водитель начинал время от времени вставлять в пустоту свои реплики, представляющие собой то какие-то рассказы о всевозможных нелепых вещах вроде жены-кухарки, другого таксиста или светофора и вопросы, начинающиеся с традиционного "Ну а вы...?"
Ну а Гайер молчал. Он не хотел говорить.
Но даже все плохое рано или поздно кончается. Для того, чтобы оказаться на широкой площади перед музеем, Эриху пришлось прождать еще порядка десяти минут, по прошествии которых он смог-таки расплатиться и выйти на свежий воздух, чтобы тут же заполонить его запахом собственных сигарет. Пока владелец похоронного бюро набивал легкие едким дымом, на плечи и ворот его пальто успела опуститься неприятная морось. Поежившись от мысли о том, что утром придется в сотый раз чистить пальто, мужчина метко швырнул полускуренную сигарету в урну и направился к месту встречи всего Берлина.
Он шел не столько ради какого-то копья, сколько ради того, чтобы посмотреть на людей. От самого входа, сквозь который тянулся поток приходящих, он потакал лишь этому своему желанию. Какая-то чрезмерно красивая дама с охраной; позади нее целое семейство; гардеробщик; рейхсляйер; народная пропагандистка и культуровед государственного масштаба; и еще целая толпа людей, которых можно рассматривать хоть до потери пульса. Эрих был бы и рад слиться с толпой ради чувства единства с нацией, однако у того, кто ненавязчиво ухватил его за локоть, явно были другие замыслы.
Знакомый голос тут же разворошил в памяти Гайера целый ряд воспоминаний из категории "Особое". Однако дергаться от прикосновений, как месяц назад, он уже не стал. Эрих вообще не совершил никаких резких движений, сохраняя на своем лице выражение полного соответствия плану, которого не было.
- Добрый вечер, - ответил он, встречаясь с женщиной взглядом и подмечая наведенные перемены в ее внешности, - Я вообще не ожидал, что увижу вас. По крайней мере, так скоро. Не думал, что вам захочется посетить нечто подобное.

+4

9

- А знаете, есть у мыслей и надежд такое свойство... Материализоваться, - задумчиво протянула артиллеристка, рассматривая лица пришедших. - Когда сильно во что-то веришь, когда преследует навязчивая идея, мысль... И чем больше в это веришь, тем больше вероятность, что это сбудется в какой бы то ни было форме. Так, например, люди излечиваются от болезней, от которых, казалось бы, нет спасения. Или же становятся параноиками. Зависит от того, какая мысль, собственно, - Хельга пожала плечами. - Может, и в этот раз сработает, кто знает?
Это не было какой-либо тайной. Это - простейшая наблюдательность.
- А покой, к сожалению, нам только снится. Истинный покой - это к мёртвым. И то не ко всем, - совсем тихо произнесла девушка, ни на что не намекая. Впрочем, лично её переживания от этого не облегчились.
- И до веселья явно ещё далеко.
Лейтенант дёрнулась было, когда Марлен застыла, поглядывая в одну сторону, но наследница Гитлера быстро заговорила опять, и Хельга успокоилась.
- Тогда я попрошу кого-нибудь, чтобы ему их достали, - улыбнулась она. - Будет делать вид, что защищает свои "объекты внимания". Мужчина должен быть мужчиной, - Небель прекрасно поняла,  кто был объектами внимания. Разговоры о детях, всё же, как-то прибавляли бодрости. - Да постараюсь поскорее. Как только я буду действительно твёрдо стоять на своих двоих, я, думаю, поеду делать своё дело. Выполнять долг перед Родиной. Думаю, после этого мне будет уже не до того.
Впрочем, сейчас это стояло под вопросом не только потому, что Хель сносило любым случайным ветерком, а потому, что вернулся брат, который теперь тоже привыкал к новой конечности, и сейчас им обоим нельзя было надолго оставлять друг друга. Иначе они разнесут собственный дом.
Артиллеристка вновь подняла глаза в сторону реликвии.
"Боги. Прошу, скорей же."

+2

10

Изабелла улыбнулась той тонкой, неуловимой женской улыбкой, которая может означать многое – от флирта до убийственной ненависти. Однако же в улыбке вампирши не было вообще никакого чувства – только гримаса без эмоций.
- Кто сказал, что мне хотелось? Можно сказать, я пришла сюда сама и без приглашения. – она ненавязчиво уводила его подальше от лишних ушей.
- На напыщенные лица я насмотрелась еще в своем доме а уж, не в обиду будет сказано, собирать высокопоставленные лица и простых жителей для якобы какого-то там «духа объединения» - верх глупости. Наша министр пропаганды слишком молода и наивна. Ну да, говорят, актерам присуща некая доля инфантильности. Интересно все-таки, как она получила свое место в кабинете министров…
Изабелла взглянула на толпу, выискивая своих вампиров, которые также ненавязчиво присутствовали в толпе. Некоторые люди даже не подозревали, как близко они находятся от тех, кого боятся встретить в темном переулке. Некоторое время им пришлось поголодать – но только для дела и для обострения чувствительности. Лучше бы никому не попадаться у них на пути.
- Можете мне поверить – я бы не желала выставлять часть собственного наследия на обозрение толпы. Но то, что когда-то удалось взять моему отцу, каким-то образом стало народным достоянием. Дальнейшее поколение совсем забудет о нем… - ее взгляд упал на Марлен, которая продолжала беседовать с девушкой-блондинкой.
- А вот видеть здесь вас, покинувшего стены своей обители – зрелище более интересное. Неужто в Берлине перестали умирать? – ее улыбка стала чуть шире.

+3

11

Рейхсляйтер впервые за долгое время оказался там, где не хотел. На светской пьянке. Разумеется, открытие приехавшего экспоната - это пафосно, это повод для разговоров и пересудов, повод собраться всем женам высокопоставленных чиновников, вместе с мужьями, разумеется, выпить бокал-другой и... снова болтать, разговаривать, обсуждать?
Рихард Менгеле ненавидел такие сборища. Самое меньшее, что можно от них ожидать - это скука. А ведь именно на таких собраниях периодически кого-то отравляют. Либо покушаются на это же.
Но он давно хотел  посмотреть на одну из главных реликвий Третьего Рейха - копьё Лонгина. Но дел у рейхсляйтера значительно больше, чем у средней берлинской домохозяйки, и как-то всё не удавалось выбраться. А тут и повод сам собой - экспонат впервые привезли в столицу. Как же не сходить?
Охрана была повсюду. Это радовало. Рядом с Менгеле постоянно находились как минимум двое парадно одетых ССовцев и еще как минимум четверо не выпускали его из поля зрения.
В конце концов от этого зависела не столько жизнь рейхсляйтера, сколько их собственная.
Рихард подошел к одной из колонн и стал к ней спиной. Посмотрел на прикрытую бархатом подставку, где должно было лежать копьё.
Нахмурился. Смотреть было непривычно, особенно когда в твоих новых глазах появилась куча дополнительных опций. Вот и сейчас, стоило сконцентрироваться, пристально посмотреть в сторону копья - импланты моментально приблизили изображение так, что были видны даже едва заметные пылинки на бархате. Причём с расстояния в двадцать метров.
Рихард моргнул. Зрение снова вернулось в прежнее состояние. Рейхсминистр пропаганды улыбнулась ему, проходя мимо. Он в ответ кивнул, проводив её взглядом мертвых глаз. Они ведь действительно выглядели как мертвые - даром, что блеск и контраст белка были в норме. Вместо зрачков находились бесстрастные камеры, а искусственная радужка была заметно ярче своих естественных аналогов.
Менгеле знал это. Пару разбитых в порыве ярости кабинетных зеркал ему уже заменили. Но подчиненные всё так же не любили ему смотреть в глаза. Наверно потому, что глаза были не настоящие.

+4

12

НПС Мари Лоран

Министр лучилась улыбками для публики. Уже пару раз к ней подходили попросить автограф, на что женщина благосклонно соглашалась, оставляя очередной витеватый росчерк, не задумываясь. Золотые часы показывали 19 55.
Один из очередных поклонников смотрел на нее не отрываясь, а стоило Мари обернуться на него – смущенно прятал глаза.
Кто бы мог подумать, что такой здоровый и сильный мужчина может так смущаться. – женщина пару раз открыто улыбнулась ему и переносила свое внимание на кого-нибудь другого, а их, как правило, оказывалось достаточно.
Мари хотелось бы, чтобы Марлен фон Хелльдорф выступила и сказала несколько слов о своем наследии, но, по слухам, ее даже на открытие экспоната с трудом вытащили, так что министр не стала тревожить девушку, а предпочла сама выйти в центр зала, чтобы произнести несколько слов.
- Добрый вечер, уважаемые гости! – министр пропаганды лучилась радостью и счастьем, которое должно было передаться всем вокруг.
- Как известно, сегодня мы открываем вашим взорам известнейший экспонат , копье, которым римский центурион Гай Кассий Лонгин ударил распятого Христа, так же известное как «Копье судьбы», одно из величайших реликвий христианства. Мы знаем, что оно  покоилось в древней церкви Святой Екатерины в Нюрнберге в том зале, где в средние века проводились состязания мейстерзингеров. Бквально после его перевозки на «Площади героев» перед венским Хофбургом был организован митинг, в котором фюрер Адольф Гитлер произнёс с балкона дворца речь, которую закончил следующими словами:
«Я объявляю немецкому народу о том, что выполнил самую важную миссию в моей жизни. Как фюрер германской нации и рейхсканцлер я перед лицом истории заявляю о вступлении моей родины в Германский рейх!»

Мари гордо вскинула подбородок, будто бы сама пережила когда-то этот момент.
- Мы знаем, что к процветанию Германский Рейх привел человек, но кто знает, возможно, это копье было одним из факторов, которое помогло рейху процветать. И сегодня вы можете увидеть его здесь!
Зал потонул в шквале аплодисментов. Мари могла гордиться собой.
До открытия экспоната оставалось меньше двух минут.

+1

13

- О, ну если главнокомандующие пойдут вперед с копьем наперевес, они вызовут у нашего противника только недоумение и сомнение в их адекватности, противник испугается того, чего еще могут натворить наши военные и сбегут, подумав, что это сверхсекретное оружие – с сарказмом ответила женщина. За такие слова ее запросто могли отправить куда-нибудь, но в последнее время Марлен предпочитала не сдерживаться в мыслях.
Из-за страшного военного положения и после случая с покушением на нее во дворце Радзивилла ей пришлось навсегда разорвать связи с Людвигом Данцигером и Фило Ламбертом – ради своей безопасности и безопасности детей.
- Пройдет немало времени, прежде чем все образуется, - фройляйн закусила губу. – И прежде чем многое забудется. – забудется, только шрамы останутся напоминанием каждой пережитой смерти.
Губы Марлен снова тронула теплая улыбка
- А он и так их защищает. От каждой мошки, от строгого взгляда, от плохого слова… Как умеет. С погонами будет важничать, задирать нос и просить меня… - Марлен наморщила лоб, вспоминая, какие фразы выдавал ее брат – Вверить ему охраняемые мной объекты.
Мари Лоран подошла к трибуне и начала свою вдохновленную речь, которая была призвана затронуть сердца и вызвать дозы умиления, но Марлен не очень тронула.
- Тоже собираетесь на фронт, Хельга? Что ж… Мне не понять всего этого, я не солдат. Хотя, судя по рассказам, и у меня когда-то было военное звание. – Марлен пожала плечами и повернулась к трибуне.
Копье Лонгина вот-вот должно было явить себя миру.

+1

14

- Вы правы, - поддержал Гайер Изабеллу, - До сих пор не могу придумать, как можно все это назвать, вроде бы и не светское собрание, но на народные гулянки тоже не тянет. Странная идея.
Во время своих слов Гайер по большей части смотрел куда-то сквозь толпу, на свою же собеседницу - по привычке изредка, чтобы не выедать в ней дыры взглядом. Побыть среди такого количества народу в течение десяти минут оказалось для Эриха более, чем достаточно, а потому он и сам стремился отстраниться от основной массы, и, в общем-то, было мало различимо: Изабелла отводит в сторону Гайера или Гайер - Изабеллу.
- Люди поговорят об этом пару дней, порадуются величию Рейха, а потом их патриотизм закончится - и у всех все снова станет плохо, - без особых интонаций в голосе проговорил мужчина, бросая взгляд в ту сторону, где должна находиться реликвия, ставшая гвоздем программы.
В прямом смысле гвоздем. Ничего, кроме старого куска металла Эрих там не видел и дело даже не в том, во что он верит и во что не верит, а банально в том, что древний нож, который когда-то один вонзил в другого, вряд ли сможет оказать большую поддержку целой стране.
Эрих снова посмотрел на массу народа, и его взгляд будто бы нарочно выцепил среди изобилия персон именно одну, Марлен фон Хелльдорф. Та, к счастью, была занята разговором с какой-то особой и вряд ли смогла бы заметить, как меняется выражение одного из множества лиц, составлявших сегодняшнюю массовку и как старательно и правдоподобно оно отворачивается.
- Не обижайтесь, но если бы ваш отец его не заполучил, о нем бы вообще никто не вспомнил. Готов поспорить, что около половины присутствующих только сейчас это и сделали.
На лице Гайера тенью мелькнула одна из тех улыбок, которые появляются совсем не для того, чтобы как-то смягчить сказанное.
- Хоть осенью и умирают почаще, чем обычно, но бюро работает до половины седьмого, - усмехнулся Эрих, - На самом деле, вы далеко не первая, кто говорит мне нечто подобное.
В центре зала тем временем уже давно началось какое-то оживление. Вероятно, время являть столице великое копье скоро должно настать, раз сама организаторша всего этого действия поспешила начать свое выступление.
"Очень волнительно", - мысленно прокомментировал Гайер, когда публика обрушила на рейхсминистра культуры поток аплодисментов. Он не торопился последовать примеру окружавших его людей, которые, казалось, не переставали вдохновленно гудеть и отбивать ладони.

+3

15

- Именно что, этот патриотизм – не более чем на несколько дней. Нам прививают его с детства, вот все и пошли поддержать якобы объединение нации, а на деле-то все остается по-старому. – Изабелла мысленно поблагодарила судьбу за то, что ей достался такой грамотный собеседник, который мог поддержать разговор.
Женщина проследила за взглядом Гайера и его стремление не смотреть в сторону своей дочери и чему-то улыбнулась про себя. Значит, Марлен все же приходила к нему еще раз… Но о подробностях она не стала расспрашивать.
- Ну отчего же? Ярые фанатики христианства сейчас беснуются от того факта, что копье здесь. Все же это больше христианская реликвия для мира, чем артефакт для нашей нации.
Изабелла посмотрела в сторону вдохновленной Лоран и почти прослушала фразу Гайера
- Что ж, все остается на своих местах. Возможно, это и правильно, - туманно ответила вампирша, так же, как и владелец похоронного бюро, не присоединяясь к всеобщим аплодисментам. Пересекшись взглядом с Рихтеедген, Шнайдер и Хоффманом, она едва заметно кивнула и вновь повернулась к своему собеседнику, как ни в чем не бывало.
Времени оставалось совсем немного.

НПС Астрид Рихтендген

По сигналу Изабеллы вампирша неожиданно возникла перед Марлен и Хельгой и с широкой глупой улыбкой бросилась обнимать брюнетку
- Марленусик! Как давно мы не виделись! Я слышала, ты потеряла память и совсем забыла своих друзей? Противная Марленусик! Когда ты сможешь рассказать мне обо всех своих злоключениях? Ну что ты так смотришь? Неужто не узнала свою лучшую подругу? – Астрид смешно заломила руки. На них косились, ибо они прерывали замечательную речь Мари.
- А это твоя подруга7 Почему я не видела ее раньше? Ты что, хотела ее спрятать? Ну что ты молчишь, мы же так давно не виделись!

НПС Петра Шнайдер

Вампирша с улыбкой стояла рядом с охранниками Мари Лоран.
- Ох, простите, я уже так давно наблюдаю Мари… Она очаровательна в фильмах. Вы же не будете против, если я возьму у нее автограф после церемонии? – благородная седина в волосах и улыбка почтенной фрау заставили пару молодых охранников по-сыновьи смутится.
- Да, конечно, фрау, можете! Только ненадолго, министр очень занята…
- Конечно-конечно, ну что вы! – светские беседы еще не выветрились после обращения в вампира, и Петра Шнайдер с блеском сыграла свою роль. Доступ к Мари Лоран на короткое время был получен.

Оставалась одна минута.

+2

16

Хельга даже усмехнулась.
- Я не совсем то имела в виду, но это тоже было бы весело. Думаете, покрутили бы пальцем у виска и смотались?
Ажиотаж тем временем нарастал. Теперь время стремительно рвануло вперёд, оставляя считанные минуты до открытия экспоната.
- Не думаю, что забудется навсегда, - тихо ответила Хельга. Ей казалось, что все детали, приходившие к ней теперь в кошмарных снах, будто тот профессор со слезой Лилит в долгие январские ночи, она будет помнить всю свою оставшуюся жизнь.
- Мужчина растёт, - впрочем, как уже было сказано, разговоры о детях рассеивали тоску. Попутно она пыталась вспомнить, не слишком ли много военных фраз выдала, когда рядом был мальчишка.
Речь Мари Лоран Хельга вообще пропустила мимо ушей, занятая своими мыслями. Хлоп-хлоп - машинально застучали руки вместе с руками толпы. Непривычное ощущение, будто стучишь по чему-то очень каменному и недвижимому. Пожалуй,если бы не перчатки, то левая ладошка была бы быстро отбита.
- Да, собираюсь. Впрочем, сейчас это под вопросом, потому что оттуда вернулся мой старший брат. Собственно, сейчас нам обоим требуется поддержка друг от друга, - скорее, моральная. - Изначально я - не ССман, и тем более не учёный. Я - артиллеристка. Я - солдат. Офицер. И я поеду делать своё дело.Может, это звучит фанатично, но со своей стороны я постараюсь сделать всё для победы...
И тут на Марлен набросилась какая-то девица. Буквально как ушат воды окатила внучку Гитлера и честно говоря, ошеломила и Хельгу, не дав той договорить. Подружка вела себя как-то неестественно и очень нервозно. Кто ж знает этих богатеньких наследниц, впрочем? Но сейчас Хельга сочла своим долгом путь эту девушку куда подальше. Нежно.
Хотя бы потому, что она дико раздражала своим отвратным поведением.
- Милая, ненаглядная фройлен, как же это? Набросились на девушку, ещё и такой прекрасный монолог прервали, - мило улыбаясь, Хельга выступила на шаг вперёд Марлен, чтобы, если что, загородить. Говорила тихо, но чётко. Старалась не обращать внимания на косые взгляды окружающих. - Даже имени не назвали. Так как же фройлен Вас признаёт?  Давайте сейчас успокоимся и посмотрим на реликвию,  а потом тихо и без истерик разберёмся, помнят ли Вас, - лейтенант аккуратно положила правую руку на плечо девушки и мягко толкнула, но так, чтобы это было довольно ощутимо. Она старалась контролировать силу, дабы не вынести эту мадмазель вместе с куском стены. Во взгляде так и читалось злое: "Давай-ка, убирайся, не надо тебя здесь, психичка".
Сама Хель встала поближе к Марлен. Хотя бы потому, что не хотела, чтобы раздаражали их обеих.
Краем глаза она продолжила наблюдать за реликвией.

Отредактировано Helga Nebel (2014-06-19 19:45:40)

+2

17

НПС Мари Лоран

Министр с воодушевлением смотрела на лица гостей, которые прибыли сегодня посмотреть на реликвию христианства и реликвию Третьего Рейха  и переполнялась гордостью за проделанную работу. Сегодня люди уйдут домой одухотворенными и преисполненными любовью к своей Родине. Великий день и час икс скоро должен наступить.
- Ах, благодарю! – Мари со смущенной улыбкой, будто впервые срывала аплодисменты чуть увела взгляд в сторону, и, подождав, пока стихнет волна аплодисментов, продолжила.
- Всем вам известно множество легенд, которые вьются вокруг копья Лонгина. Говорили, что одно прикосновение к нему может открыть неизведанные тайны… Но увы, мы можем только прикасаться к нему глазами. Ведь мы же не хотим все быть одухотворенными настолько, чтобы забыть об окружающих нас трагических событиях? – Лоран посерьезнела.
- Мы все едины перед постигшей нас бедой. Я искренне надеюсь, что ваш боевой дух воспарит и все мы сможем победить! Хайль! – министр вскинула руку, заставляя толпу едино выкрикнуть нацистское приветствие, которое было заложено в крови.
Часы на стене пробили семь вечера.
- Достопочтимые герры и фрау! В эту минуту я представляю вашим глазам уникальную реликвию – копье Лонгина!
Бархатная завеса за спиной Лоран упала, но вместо восхищенных возгласов и аплодисментов Мари увидела лишь недоумение на лицах посетителей. Министр непонимающе развернулась и ее лицо исказило выражение искреннего непонимания происходящего
- Что?!
Реликвии на месте не было.

+2

18

Взгляд Менгеле был прикован к министру пропаганды. Фрау говорила много и хорошо. Разве что его лично немного покоробили слова о том, что могло быть одним из факторов процветания Рейха.
Конечно же, это была крамола. Преуменьшать заслуги Гитлера и германского народа или даже сравнивать их просто со сказками про копьё - за такие речи могли и к ответу призвать. Но раз главная по пропаганде решила, что нужно сказать именно так - значит пусть так оно и будет. Это её дело, она за него отвечает.
Минута, другая.
Рейхсляйтер терпеливо следил за бархатной завесой.
- ...В эту минуту я представляю вашим глазам уникальную реликвию – копье Лонгина!
И копья не оказалось на положенном ему месте.
Если бы у Менгеле могли бы расшириться зрачки - они бы расширились. А так его взгляд остался всё так же бесстрастен. Выражение лица поменялось с откровенно скучающего на серьёзное. Небольшая улыбка исчезла.
Пронеслась первая мысль.
А ведь кого-то расстреляют за недосмотр. Ай-ай, как неудобно.
Вслух же Рихард, жестом подозвав одного из сопровождавших его ССовцев, произнёс:
- Перекрыть все входы и выходы. Никого не выпускать. Паники среди гражданских не допускать. Копьё, возможно, еще находится в здании. Если возникнет хоть намёк на трудности - вызывайте подкрепление. Выполнять.
Солдат вскинул руку, развернулся и побежал выполнять приказ рейхсляйтера.
- А ведь как хорошо день начинался... - ни к кому конкретно не обращаясь, грустно промолвил Менгеле.

+3

19

- Да, именно так бы и сделали, сломленные мощью непредсказуемости нашей армии. - улыбка Марлен стала чуть шире.
- Мужчина. Будет защищать меня на старости лет. - Марлен хотелось верить в факт переселения душ и то, что ее сын боролся до конца и не умер от болезни... Хотелось бы ей увидеть характер барона Ульриха, который умер в ту ночь, когда родились ее дети.
- Нет, в чем-то я понимаю вас, Хельга. Возможно, будь сама я офицером, я бы испытывала то же самое, но мой удел на данный момент - быть матерью и посещать вот такие вот мероприятия. Порой мне кажется что я никчемна во во многих видах дейтельности, кроме благотворительности... Который я пока что тоже не могу заниматься толком ввиду некоторых причин...
Ее грубо прервали и девушка ошарашенно уставилась на сумасшедшую, что полезла к ней. Охранники из СС дернулись было в их сторону, но тут в борьбу решительно вступила Хельга, которая оттеснила "подругу" от брюнетки и встала рядом, готовясь защитить в случае чего. Марлен же попыталась уладить конфликт, чтобы он не перерос в истерику, а у этой дамочки, судя по всему, могло приключиться что угодно.
- Эээ... Добрый вечер. - от "Марленусика" у нее нервно задергался глаз. - Я действительно не могу припомнить вас. Может быть, вы как-то намекнете мне об обстоятельствах нашего знакомства или еще чего-либо?
Женщина старалась быть как можно более вежливой.
Между тем, события по открытию реликвии продолжались, но судя по неожиданному волнению что-то пошло не так. На их мини-конфликт внимания не обратили и, судя по всему, катастрофа была более чем масштабной. Марлен взглянула на место расположения экспоната и ничего не увидела, зато с удовлетворением отметила растерянность на лице Мари Лоран.
- Что случилось? - непонимающе поинтересовалась она у Хельги. Между тем несколько СС-овцев вокруг засуетились, предпринимая какие-то свои действия.

+2

20

- Копья... Нет, - тихо прошептала Хельга в ответ.
Сказать, что она была в состоянии наивысшего удивления - ничего не сказать.
Впрочем, мозг начал перебирать возможные варианты.
Это могло быть спектаклем. Впрочем, зачем это нужно?
Это могло быть чем-то вроде нависающего над реликвией Аненербе. Мол, не, ребятки, хрен вам, это нельзя показывать. Но, если это и вправду нельзя бы было показывать, то и мероприятие бы не состоялось изначально, а потому это - глупости.
Кому могло понадобиться сорвать мероприятие?
Террористы, вампиры, американцы - первые три группы людей и существ, которым это могло быть нужно.
Цели американцев вполне понятны. Правда, не верилось, что они и вправду поверили в эти легенды.
Зачем это нужно было вампирам? Власти опять начали с ними сотрудничать, помогать им востановиться после обстрела, который случился без ведома Ульриха, и вообще встать на ноги. Решили этим воспользоваться и вернуть своё могущество, как в то отвратительное время?
Если же это - террористы, то кто или что являлось их целью? Здесь слишком много высокопоставленных и просто известных и ключевых лиц - был ли это кто-то конкретный? Или же целью было всё это сборище?
Вокруг засветились ССовцы. Врзможно, перекрывали выходы, возможно выискивали кого-то или что-то определённое. Хельга сощурилась, медленно повернула голову к девчонке-истеричке, всматриваясь в неё.
- Ужасно, не так ли? - думая, что это может спровоцировать, спросила лейтенант, обращаясь к "подружке" Марлен.
"Боги мои. Я прошу. Только не террористы. Только не опять. Не надо. Пусть всё разрешится хорошо. Без этого..."
Правая рука сжалась, перчатка натянулась и начала нехорошо трещать. Хельга тут же сжала другую руку.
- Ну, - шёпотом спросила Хельга у Марлен. - Расходимся? Предлагаю провести вечер за чашечкой чая в кафе... Если, конечно, Вы имеете такую возможность. Всегда есть темы, на которые можно мирно поговорить и отвлечься, - невольно подумав, что её собственное поведение сейчас напоминает ей чьё-то ещё, артиллерстка произнесла эти слова не с целью и вправду пригласить внучку Гитлера на чай, а чтобы проследить реакциюокружающих. Может, удастся кого-нибудь вычислить из тех, кто рядом? Надежда была слабой.

+2

21

Гул аплодисментов, доносящийся со всех сторон, почему-то начал откровенно нервировать Гайера. На какое-то мгновение его лицо исказилось, выдавая искреннее раздражение, будто этот человек до последнего момента не знал, на какое мероприятие идет и уж тем более не мог предугадать, что его ждет испытание шумом восторженной толпы. Он смотрел сквозь людей, в сторону картинно скромной Мари Лоран так, как если бы смотрел на серую, ничем не изукрашенную стену, даже не задумываясь над тем, чтобы хотя бы подыграть общему вдохновению лишним хлопком ладоней.
Сказать, что происходящее совсем уж не трогало Гайера, было бы ошибкой. Он скользил взглядом по людям, отмечал в голове их поведение и очень скоро пришел к выводу о том, что большинство людей, наполнявших зал исторического музея, в этот момент представляли собой какую-то странную биомассу с общим мышлением, раздававшим одинаковые задачи всем вне зависимости от пола, возраста и цены туфлей. Хлопайте, улыбайтесь и смиренно ждите, когда же вам позволят взглянуть на очередной кусок мировой святости. Человеку, по определенным причинам лишенному в свое время воспитания в духе примерной арийской семьи, оставалось только обделенно наблюдать, усмехаясь в кулак.
Вдруг толпа синхронно стихла и в зале повисла напряженная тишина. Эрих же наоборот зашевелился, приподнимая голову, чтобы наверняка разглядеть эпицентр событий. Но даже с высоты своего роста он не смог этого сделать, с чем довольно быстро смирился. За спиной пронеслись двое СС-овцев, парадные военные мундиры мелькнули где-то в отдалении еще дважды. Гайер обернулся на тех мужчин, что прошли позади него, и ему удалось уловить, как военные закрывают двери неподалеку. Неожиданно все стало совершенно очевидно.
- Это было и вправду очень внезапно, - негромко сказал Эрих, - Или это не все? Как думаете? - неоднозначно обратился мужчина к Изабелле.
Было бы наивно полагать, что эта женщина пришла сюда лишь для того, чтобы посмотреть, как пройдет показ достояния ее отца и совершенно ничего не знает о таком повороте событий. По крайней мере, Гайер бы в это не поверил ни за что.

+2

22

НПС Хорст Шрайер

Глупо было бы полагать, что вампиры не продумали свои пути отступления после того, как обнаружится пропажа копья. Таким образом два СС-овца, которые были посланы перекрывать выходы, были вырублены мозными ударами кулаков бывшего боксера и утащены в подсобные помещения. Уже оттуда вышли два подставных лица, переодетые в форму СС, чтобы замереть рядом со входом и доложить о том, что выход перекрыт и никто не сможет выйти.
Выполнение хотя бы части плана - уже залог успеха, а отход вампирам был уже обеспечен.
На улице у одного из выходов из здания уже притормозили два черных автомобиля, готовых сорваться с места и увезти нужных людей в неизвестном направлении.

НПС Петра Шнайдер и Марк Хоффман

Пожилая женщина прикрыла рукой в перчатке рот.
- Ох, какая неприятность...
- Не паникуйте, фрау, не нужно создавать панику, - предупредил охранник Мари Лоран
- Ну что вы, конечно, конечно... Бедная Мари, как ей теперь предстоит выкрутиться, - на лице Петры отражалось самое искреннее сочувствие. - Бедная девочка, она такого не ожидала. Сейчас ей, наверное, нужна поддержка, такой удар, такой удар. - посетовала пожилая дама.
- У нас все под контролем, - по подергивающейся руке нельзя было сказать, говорит ли СС-овец правду.
- Ну что вы, не нужно нервничать, милый - пожилая фрау улыбнулась и по-матерински похлопала его по плечу а затем с невероятной силой толкнула, отбрасывая его в сторону, чтобы тот упал на пол и смел своего напарника. С нечеловеческой скоростью пожилая фрау переместилась к Мари Лоран и стащила ее с трибуны, приставив к шее медицинский шприц.
- Ни с места и никто не пострадает, - голос пожилой фрау изменился и из-за маски достопочтенной женщины выглянул вампир. Одновременно с ее действиями подобным образом Марком Хоффманом был захвачен Йорг Вельф. В доказательство серьезности своих намерений с кончика иглы сорвалась тягучая капля, которая прожгла материал.
В шприцах находилась серная кислота.

НПС Астрид Рихтендген

После толчка Хельги только вампирские способности не позволили Астрид отлететь к ближайшей стене. Блондинке она ответила таким же взглядом в духе "Куда ты лезешь, овца?", но тут же натянула на лицо наиглупейшую улыбку
- Какие истерики, что вы? Кстати говоря, вашего имени я тоже не услышала, - она натянула на лицо мину скучающей, прожженной жизнью дамочки.
- Ах, да, конечно, Марленусик! Мы вместе учились, а потом ты куда-то пропала с учебы, мне сказали, что ты закончила досрочно, вот я и искала тебя. Ах, я совсем-совсем забыла представиться! Я Асси. Ну как, вспомнила? - она заглядывала к ней в глаза с ребяческим интересом, вводя Марлен в еще большее заблуждение по поводу своего происхождения.
- Ой, как же так! Как такое могло произойти! - она растерянно прижала руки к щекам, когда "обнаружила", что копья на месте нет.
- Это, верно, какая-то нелепая случайность. Как ты думаешь, Марленусик? - Астрид подошла ближе и неожиданно с силой толкнула Хельгу, заставляя ту впечататься затылком в колонну и ненадолго отправиться в мир грез. Этого времени хватило, чтобы схватить Марлен за руку и приставить к шее еще один шприц.
- Ну, теперь вспомнила меня? Марленусик. - вампирша издевательски захихикала. Бесчувственную Хельгу подобрал один из вампиров.

НПС Изабелла фон Хелльдорф

Изабелла была готова ждать сколько угодно, но время поджимало и, когда Мари Лоран непонимающе взвизгнула, губы вампирши дрогнули и расплылись в улыбке.
- Вы правы, герр Гайер. Это далеко не все. - последнюю фразу она выделила голосом, отпустила его руку и вышла вперед.
- Что ж, насколько велик Берлин, раз даже не смог уберечь такую реликвию? - в ее голосе зазвучал нескрываемый сарказм. Люди начали оборачиваться на нее. Изабелла очаровательно улыбнулась и стащила надоевший парик и очки.
- Насколько велик Берлин, что не может уберечь от гибели своих горожан? - в толпе зашептались и не сразу заметили, как начавшие одновременно действовать вампиры захватили заложников.
- Третий Рейх не стоит НИЧЕГО. - ее улыбка застыла.
- Настоятельно не рекомендую дергаться и дать нам спокойно, иначе заложники погибнут по одному сигналу. Мы же не хотим потерять военных деятелей, минстров, наследников знатных фамилий и... - рука Изабеллы дернулась, привлекая Эриха обратно к себе
- ... И простых горожан? Правда же? - ее взгляд уперся в мертвые глаза Рихарда.
- Прекрасного вечера вам, господа. С дороги. - она потащила Эриха по направлению к выходу.
Зал пришел в движение, а вампиры, смешавшись с толпой, быстро стали выводить заложников через единственный свободный выход, чтобы посадить в машины и умчать в известном лишь им направлении

---- Берлинский имперский университет им. А.Розенберга (морг)

Офф: посты пока не пишем, пока Рихард не одобрит сие творение. Оставляем по одному посту и перемещаемся в другую локацию.

Отредактировано Isabel von Helldorf (2014-06-24 19:26:44)

+3

23

Рихард успел моргнуть всего несколько раз - и вот уже несколько особо рьяных жителей Берлина приставили к горлу нескольких людей шприцы. Не повезло и Мари Лоран.
На лице рейхсляйтера появилась улыбка. Он, достав из-под кителя пару пистолетов с разрывными патронами, что имел привычку везде и всегда носить с собой, услышал одну из террористов.
- Третий Рейх не стоит НИЧЕГО. Настоятельно не рекомендую дергаться и дать нам спокойно, иначе заложники погибнут по одному сигналу. Мы же не хотим потерять военных деятелей, минстров, наследников знатных фамилий и простых горожан? Правда же?
Один из солдат СС уже передавал по рации приказ 21. Такой отдавался за всё время существования только один раз - когда вампиры шли на Рейхстаг. И то, выполнялся он безалаберно. Теперь же по приказу поднимались вертолёты и отборные части СС, расквартированные внутри Берлина - повторения захвата Рейхстага командование Рейха решило избежать любыми способами.
- Вампиры, я полагаю? Тем хуже для вас, - Рихард направил пистолет на вампиршу, что держала Мари Лоран, - Если вы сейчас же не отпустите заложников - вы умрете...
Солдаты СС держали на мушке каждого из вампиров. И ждали приказа.
- ...а потом я отдам приказ о зачистке Шпандау. До последней канализационной крысы...
Менгеле улыбнулся. Посмотрел на Лоран. Целеуказатель легко и быстро просчитал траекторию полёта пули. Задеть Лоран были все шансы. Но если кому и было на это полностью наплевать - то именно рейхсляйтеру.
- ...а еще, дорогая фрау, вам бы найти себе занятие попроще. Потому как для терроризма у вас кишка тонка.
С этими словами Рихард нажал на курок и выстрелил в сторону головы той самой вампирши, удерживающей министра пропаганды.
Солдаты СС при этом не дрогнули. Приказа стрелять им до сих пор не поступило, да и не было среди них юнцов, которые жмут на курок при любом шорохе.

+4

24

НПС Мари Лоран

- Как такое могло произойти?! Как такое вообще возможно? - бормотала совершенно растерявшаяся министр пропаганды, сходя с трибуны. От волнения женщина не смотрела за происходящим вокруг, стараясь смотреть по возможности в пол и не замечать эти лица, которые смотрели на нее удивленно-осуждающе. Очнулась Мари только тогда, когда двое из ее охраны неожиданно повалились на пол. Министр подняла глаза и встретилась лицом к лицу с холодным взглядом пожилой женщины, которая неожиданно быстро переместилась к ней и схватила за горло. Воздух вылетел из легкий Мари и не поступил обратно. Женщина закашлялась было, но замерла, чувствуя тонкое острие, которое готово было пробить ей сонную артерию.
- Чт... Что происходит? - прохрипела она, заметив, как Йорга почти таким же образом захватили. Она с ужасом смотрела на восставшую из мертвых Изабеллу фон Хелльдорф, которая вещала о чем-то народу Берлина, но не слышала слов и только еле переступала ногами, пытаясь идти за вампиршей, которая тащила ее к выходу.

НПС Изабелла фон Хелльдорф

Гайер был для нее обузой, тяжелой сопротивляющейся обузой, но вампирше нужен был живой щит, чтобы протиснуться сквозь толпу. Однако, она остановилась, услышав ответ Рихарда Менгеле
- Шпандау? С каких пор все вампиры, которые что-то делают, привязаны к гетто? Мне наплевать на них, так даже будет лучше, они давно уже состарились и стали пережитками прошлого. - вампирша чуть оскалилась.
- Умрем? Я так не ду...
Полетевшая в сторону министра пуля заявила о том, что у рейхсляйтера слова с делом не расходятся. Даже не успевшая чертыхнуться Петра с силой толкнула нелегкую Мари Лоран, в попытке уклониться от пули, но снаряд все же достиг своей цели и Петра, взвыв, лишилась левой руки. Шипя от боли и не выпуская заложницу, вампирша, сжав зубы, продолжила толкать женщину к выходу. Поднялась паника, люди начали повально падать на пол, защищая собственные головы, охрана стала спешно закрывать оставшихся министров, а вампиры, заставляя жертв быстро перемещаться, уже достигли выхода и, сев в машины, спешно покидали место проишествия.

------ Берлинский имперский университет им. А.Розенберга (морг)

+3

25

Да.
Хельга даже не рассчитывала, что реакция будет такой быстрой и сильной
Девушка даже не успела толком оценить обстановку. Не успела ни разглядеть, ни понять - ничего. Потому что выделывавшаяся Асси внезапно толкнула её с такой силой, что в течение секунды, растянувшейся на вечность, артиллеристка только и успела подумать:
"Значит, два из трёх вариантов точно. Ещё и вперемешку. Вот сволочи."
А вот произнести она успела лишь:
- Чёрт! Марл... - прежде чем со смачным стуком впечаталась в колонну и стекла на пол безвольной тушкой.
Угасающее сознание произвело лишь одну мысль:
"Третий раз - это уже не смешно..."
И тогда мозг отключился. Поэтому то, как её волокли, да ещё и, страшно подумать, везли куда-то, лейтенант упустила, пребывая в состоянии, похожем на то, что было после взрыва в злополучной "Моне Лизе". Но в этот раз Хельге не суждено было провести в оном много времени.

Берлинский имперский университет им. А.Розенберга (морг) ===>

+1

26

После того, как копья на месте не оказалось, все пришло в движение и стало похоже на какое-то крайне плохо снятый фильм. Марлен непонимающе смотрела в сторону трибуны и видела растерянность на лице Мари Лоран. Хельга попыталась как-то уладить ситуацию и увести девушку из этого столпотворения, но неожиданно ее дорогая "подружка", которая что-то только что-то говорила про университет, толкнула Хельгу так сильно, что та ударилась и потеряла сознание. Марлен хотела крикнуть, но крик застрял в горле, когда "Асси" схватила ее и приставила что-то острое к шее. Женщина замерла, вслушиваясь в ее лихорадочный шепот, который все равно не смогла вспомнить. Она старалась лишь, чтобы иголка не сильно царапала ее шею. Одновременно она заметила, как схватили еще несколько человек, а затем из толпы раздался голос...
... Голос, знакомый до боли в сердце.
- Мама? - ее голос прозвучал тихо и растерянно, пока Астрид бормотала что-то нелецеприятное и вела девушку за собой. Марлен во все глаза наблюдала за словесным поединком матери и рейсляйтера, когда тот неожиданно совершил выстрел.
- Нет! - выкрикнула Марлен, но пуля достигла вовсе не головы Изабеллы. Одна из вампирш, которая тащила Лоран, лишилась руки, но свою жертву не оставила. Грубо подталкиваемая в спину, Марлен быстро шла, поминутно оглядываясь, силясь разглядеть, кого еще захватили. Изабелла, как всегда, была невозмутима. Заметив, кого она тащит за собой, Марлен испытала новое потрясение.
Он знал... - однако разочаровываться было некогда, потому что их грубо втиснули в автомобили и куда-то повезли. Она оказалась в одном автомобиле с Астрид, матерью и Эрихом.
Хельга? - она видела, как девушку тоже тащили, но не знала, пришла ли она в себя. Машины тронулись с места, увозя их вдаль.

----Берлинский университет (морг)

+2

27

Изабелла подтвердила его слова, тем самым давая понять, что настоящий организатор феерии здесь - не министр культуры и даже не рейхсляйтер, а она и, возможно, еще несколько самых обычных людей, вот-вот готовящихся зашевелиться каждый у своей цели. В то, что Изабелла фон Хелльдорф просто пришла сюда в качестве неприметной женщины интереса ради, поверит только кретин. Гайер смерил свою собеседницу недобрым взглядом и, довольно заметно вздохнув, безнадежно посмотрел куда-то под потолок: ему начало казаться, что с этой женщиной можно сладить только при помощи танка - настолько уверенно она начала привлекать к себе внимание собственной речью, не забыв при этом стянуть свой милый парик.
И толпа сделала свое дело, заволновалась и загудела, перебрасывая взгляд то на Изабеллу, то на Менгеле и Лоран, и давая кому-то до сих пор невидимому появиться в всех на виду с захваченными заложниками. Гайер не слышал слов Изабеллы, хоть и был в числе тех, кто стоял в непосредственной близости к ней, ровно за спиной женщины. Ступор похоронщика прошел лишь тогда, когда его вновь коснулась хватка вампирши. Мышцы руки рефлекторно напряглись перед тем, как дернуться, но Эрих удержался от лишних телодвижений - они бы все равно не помогли.
- Да, как же без этого, - почти неслышно отпустил он, вновь бросая взгляд на Изабеллу.
Над этим можно было даже посмеяться: хотели достигнуть максимального эффекта, захватили бы кого-нибудь покрупнее, фрау фон Хелльдорф; лишний плюс в статистике жертв вампиров среди простых горожан никому ничего не сделает и никому не будет интересен.
Зал музея рассек гул выстрела. Рейхсляйтер ранил женщину, удерживающую министра, но это никак не повлияло на ход событий, только лишь повлекло за собой панику среди людей и более скорый уход образовавшейся процессии.
Дорога до автомобилей, ожидавших на улице, была недолгой. Гайер не видел повода и возможности как-то препятствовать шествию, а потому смиренно шагал, подталкиваемый Изабеллой, до самых дверей машины. Шансом посмотреть, кого еще загребли вампиры в качестве заложников, он до этого так и не воспользовался. Только оказавшись в салоне, он увидел рядом с собой все те же знакомые лица: дочь и мать, с которыми его угораздило связаться. На незнакомую вампиршу, сидевшую рядом с Марлен, он практически не обратил внимания, а остальным сидящим не проронил ни слова.

Берлинский имперский университет им. А.Розенберга (морг) -----

+1


Вы здесь » Spandau » Мitte » Deutsches Historisches Museum