ФРПГ Spandau - Альтернативная история Третьего Рейха: вампиры в Берлине. Смешанная система отыгрыша (эпизоды и локации), активный мастеринг, рейтинг - NC-21. Конец сентября, начало октября 1985 года
Рейтинг форумов Forum-top.ruВолшебный рейтинг игровых сайтов Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Вверх страницы

Вниз страницы

Spandau

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Spandau » Brandenburg » Автотрасса "Берлин-Бранденбург"


Автотрасса "Берлин-Бранденбург"

Сообщений 61 страница 69 из 69

1

...

0

61

Сабина не спрашивала ни о чем, прекрасно понимала, кто рядом и что он может, что знает. Волчица села на заднее сиденье и взяв в руки парик, задумчиво смотрела в окно. Перед ней сидит человек, видавший многое за свой возраст, тот, кому действительно можно что-то доверить, отдать кого либо в управление, дать возможность уверенно вскарабкаться из  «никого» в этом городе. Волчица тихо вздохнула, перебирая пальцами пряди искусственных волос, и молчала. Рассказывать, как и говорить, пока не о чем было.
Уже в парке, стоя перед оберштурмбаннфюрером Бломбергом, не приветствуя его как положено, а лишь легким кивком головы, Сабина зацепилась пальцами обеих рук за пряжку пояса и позволяла себя рассматривать. Она едва сдержалась, чтобы не воздав грешные очи к небу не кинуть едкое замечание.  Ну, оборотень, ну и что? У нее все так как и у людей – две руки, две ноги, одна голова, и ругается она так же как человеки, и спит, и нежничает, и в уборную ходит. Беловолосая женщина не высказала своих мыслей, только смерила внимательным взглядом командира зондеркоманды и слегка изогнула бровь.
Вдох – это не только воздух, переполненный углекислым газом, вошедший в легкие, которые сразу же впитали капли кислорода, но и источник информации. С момента, когда изумрудные глаза выхватили несоответствия во внешности и до последних слов, волчица не проронила ни слова, да и по большому счету не смотрела на мужчин. Смена внешности на лицо, да и не удивительно, после нападения-то, и помощь будет кстати, вот только время подгоняло и как только затихли голоса, белокурая бестия оторвалась от созерцания уток, развернулась и вернула взгляд Бломбергу.
- Нет, - бесшумно вздохнула и горько усмехнулась после короткого слова, встречая поворот головы в свою сторону невозмутимым взглядом. Жаль глаз собеседника не рассмотреть, но это и не важно. Сабина запомнила его запах, ее уже не сбить с толку, но между тем не высказывала должного почтения к званию и прочим атрибутам власти. – Мы не можем ждать час, даже сорок минут, потому что полученную информацию еще нужно приклеить к уже имеющейся, а это тоже время, и решить что дальше. Прошу прощения герр Бломберг, но это так. У нас есть зацепки, но такие мелкие, не заметишь, пока не пристроить их к более крупным, а крупных у нас почти нет. Все понимаю, знаю, но я была бы очень признательна и благодарна, если это дело можно как-нибудь ускорить.
Голос женщины был тихим, но твердым, непробиваемым, как драгоценный изумруд глаз. Она смотрела внимательно, взглядом эскулапа, который пытливо, с интересом, замечает все новое и новое в чертах лица собеседника, и в его поведении. Сабина нарушала все, что только можно и могла получить по голове, лишиться погон, но ждать…это хуже всего. Она прекрасно поняла о ком говорил командир отдельной зондеркоманды, только вытекающие из сказанного мысли не были радужными. Генерал-фельдмаршала авиации Освальда Кляйн, и командир специального подразделения парашютно-десантных сил оберст-лейтенант люфтваффе Олаф Кракке за одним столом. Вроде, ничего удивительного, если бы не все происходящее, если бы не трупы и найденные доказательства против ребят ВВС. Сабине стало не по себе, настроение окончательно помахало на прощание белым платочком, все-таки свои же, на одной стороне, а тут такое творят. Неужели и в Леоне они могли приложить руку? Волчица поджала губы и нахмурилась.
- Я ничуть не погрешу, если, говоря о происходящем, упомяну о причудливо тасуемой колоде карт. Есть вещи, в которых совершенно недействительны ни сословные перегородки, ни даже границы между государствами, - процитировала белокурая оборотница слова одного героя, ставшими крылатой фразой как нельзя лучше подходящей к ситуации, и взяв у Алтмана конверт, на всякий случай попрощалась. - Удачи Вам, - вот теперь настало время изучить, сесть, и хорошенько все обдумать.

+1

62

Время 11 05

Бойцом он точно не был, или хорошо скрывался, а вот дебилом - вполне себе возможно. Не очень осторожно брошенная фраза - и Отто еле успел перехватить имплантом сжавшийся кулак Ганса, который после стольколетнего пьянства не всегда мог держать себя в руках.
- А кто трепло, уважаемый? - сощурился Небель. - Мы приличные граждане, пошли белок пострелять, а вы тут случайно оказались на дереве. Мой друг тут выпил он не виноват, что вы издалека на белку смахиваете... - если сам умный, то додумается. Отто не угрожал, просто предупреждал. Численный перевес был на их стороне, а эта ситуация была отнюдь не той, где можно было бы поиграть в джентльменов.
- В любом случае наше появление здесь более обосновано, чем ваше. Из этого можно сделать любые выводы, и не всегда благоприятные. - для тебя конкретно - неблагоприятные. Рука начала мелко подрагивать. Еще не отошедший окончательно после Леона, где чувство вины за убийство притуплялось алкоголем и легкими наркотиками, сейчас он мог не особо задумываясь прибить наглеца.
Он сжал и разжал руку-имплант.
- Я не знаю, что вы делаете здесь, но не считаю эту встречу случайной. Отпускать вас от себя куда-то я не стану. Выбирайте - мы сотрудничаем, или...
Или тебе будет очень нехорошо, уважаемый.
Между тем, раскрывать свое местоположение не очень-то хотелось, лишний шум был им ни к чеМУ, но желание щелкнуть по зарвавшемуся носу перевешивало.

0

63

- …мы не можем ждать час, даже сорок минут, потому что полученную информацию еще нужно приклеить к уже имеющейся, а это тоже время, и решить что дальше. Прошу прощения герр Бломберг, но это так. У нас есть зацепки, но такие мелкие, не заметишь, пока не пристроить их к более крупным, а крупных у нас почти нет. Все понимаю, знаю, но я была бы очень признательна и благодарна, если это дело можно как-нибудь ускорить.
Вернер внимательно выслушал свою собеседницу. Время всегда было краеугольным камнем в любой оперативной работе. А уж если на сцену выходили фигуранты вроде тех, кого мужчина упомянул… тут время вообще становилось ключевым фактором и особенно в разрезе общей ситуации.
- Я назвал реальные сроки, - пояснил оберштурмбанфюрер. – Если я говорю сорок минут, значит это именно сорок минут. Я же не скучающий полицейский, который принимает заявления от людей через «не хочу». Озвученное мною время понадобится для действий людей. А если вы хотите потратить с пользой те минуты, которые придется ждать, то подумайте, что вы еще могли упустить. Пусть происходящие события бесспорно и не случайность, а хорошо продуманный план, но любые планы разрабатывают и исполняют живые люди. А людям свойственно ошибаться и допускать ошибки.
- Вернер, - вздыхает водитель. – Ты не сказал ничего нового.
- Это довольно очевидно, - Бломберг смотрит на крякающих уток. – Я просто указываю на то, что может стать реальным фактором в вашу пользу. Все думают, что знают эту простую истину. Все планируют с учетом этой простой истины… но все равно чистых дел не так уж много. И чем больше привлечено людей, тем меньше шансов на то, что кто-то из них где-то не напартачил. Самый простой пример – попытка взять в оборот мою скромную персону. Это дело рук военных. А военные местами довольно прямолинейны. Вот взять Франка и всю вашу компанию… вы прекрасно все исполняете. Но в современном Рейхе людей такого уровня немного. Государство слишком давно серьезно не воевало.
- Я ничуть не погрешу, если, говоря о происходящем, упомяну о причудливо тасуемой колоде карт. Есть вещи, в которых совершенно недействительны ни сословные перегородки, ни даже границы между государствами.
- Совершенно верно, - неожиданно согласился обештурмбаннфюрер. – И одну из этих вещей я озвучил. Мне удается достигать каких-то успехов в своей работе потому, что я никогда не играю по правилам. Ситуация меняется, меняются и правила. Я не зря назвал имена. Если уж вы хотите, чтобы противник получил по заслугам… перестаньте играть черными. Пока вы вынуждены отвечать. А ситуацию можно изменить в корне. Подумайте над моими словами.
- Удачи Вам, - попрощалась Сабина.
- Удача изменчива, - Вернер усмехнулся. – Предпочитаю воспринимать её как результат проделанной работы. Всего самого наилучшего.

+1

64

- Итак, что мы имеем? Выпущена на вольные хлеба информация о особо важном конвое, который перевозит новейшие разработки SS NNRB. Причем мы не знаем – разработка неодушевленная, живое существо, либо все эти манипуляции направлены на отвлечение от чего-то более важного и глобального. Были разосланы четыре письма, три адресата известны - гражданский, два из SS, а четвертый пока молчит. Зачем и почему – не известно, но же ли что очень удобно переложить всю ответственность и вину на этих людей. Но в моем случае мелькал вампир, это точно. Значит ли это, что эти ночные охотники тоже причастны?
Сабина заговорила со своим спутником сразу же, как попрощалась оберштурмбанфюрером, крепко запомнив его слова. Вышагивая по аллее не прогулочным шагом, но и не широким, спешащим, волчица хмурилась, смотрела исключительно под ноги, даже спутнику не достался даже короткий изумрудный взгляд. За окружающим миром следил зверь, чутко улавливающий любые изменения, а Сабина продолжила разговор, пытаясь вспомнить все детали, выстроить логическую цепочку.
- Люфтваффе напали на командира зондеркоманды, причем по бумагам эти люди погибли при крушении самолета, который неделю назад перебрасывал их в сторону фронта. Все служили в специальном батальоне ВВС под командованием Олафа Кракке, держатся особняком от армии и SS, и в 1979 году было нападение на подчиненных рейхсфюрера, подставляя последних. При всем при этом оберст-лейтенант приятельствует с генерал-фельдмаршалом авиации Освальдом Кляйном, который в свою очередь первый заместитель рейхсмаршала. Кто еще был на день рождении можно узнать? Вдруг по прячущейся фигуре мы сможем раскрутить клубок? Должен быть серый кардинал, а пока его даже не наблюдается.
Сабина тяжело выдохнула и поморщилась. Не любила она политические игры со множеством задействованных лиц. Не всем людям можно верить, некоторые довольно часто выставляют на обозрение лишь свои маски, но даже самые искусные мастера актерского ремесла не сыграют так, как играет сама жизнь. Она главная, она имеет право выбора. Право на все и на всех. Беловолосая женщина, присаживающаяся на переднее сиденье рядом с водителем, ломала голову над необычным заданием, над головоломкой, которую преподнесли люди, но как повернется судьба и удача…не знал никто. Посмотрев на Алтмана, она тихо продолжила.
- Осмотр трупов дал нам координаты на завод, где происходит сборка и обкатка новейших прототипов авиации Рейха, и который курирует помимо люфтваффе еще и SD. Первый режим секретности, пропуском служит личный приказ рейхсмаршала, то бишь якобы погибшей группе там нечего делать, как и нас вряд ли пустят, но координаты известны, значит, там возможно планируется или планировалась какая-то операция. Ну не верю я, что это очередной обманный маневр.  Если я что-то упустила – дополните, пожалуйста. Но сейчас я вижу пока два варианта. Так как нам не с руки.. заметьте, не говорю что нельзя, а именно не с руки брать Кракке и даже Кляйна, ибо им предъявить нечего, на все наши улики найдут тонну ответов, еще и головы нам снесут, то остается либо ехать на завод и пытаться там нащупать ускользающую нить, либо ехать в место обнаружения конвоя, указанное в письме. Возможно, там узнаем еще что-то, заодно перехватим других адресатов. Ну и ждать сообщения от герра Бломерга о личном деле. Еще бы хорошо узнать четвертого адресата, - Сабина слабо улыбнулась и качнула головой, поглядывая на часы.
- Время.. черт. Алтман, может быть вы мне поясните, что герр вкладывал во фразу: если уж вы хотите, чтобы противник получил по заслугам перестаньте играть черными, пока вы вынуждены отвечать, а ситуацию можно изменить в корне? Я мало знаю всю эту, - волчица сделала неопределенный жест рукой, - кухню, у вас опыта все-таки побольше.

+1

65

- Итак, что мы имеем? Выпущена на вольные хлеба информация о особо важном конвое, который перевозит новейшие разработки SS NNRB. Причем мы не знаем – разработка неодушевленная, живое существо, либо все эти манипуляции направлены на отвлечение от чего-то более важного и глобального. Были разосланы четыре письма, три адресата известны - гражданский, два из SS, а четвертый пока молчит. Зачем и почему – не известно, но же ли что очень удобно переложить всю ответственность и вину на этих людей. Но в моем случае мелькал вампир, это точно. Значит ли это, что эти ночные охотники тоже причастны?
Алтман шел не отставая от Сабины и внимательно ее слушал. Он на мгновенье задумался и выдал ответ, который, как казалось, был наиболее логичен.
- Больше похоже на режиссуру американской стороны. Это неподтвержденные данные, но некоторые недочеты в отдельных частях операции не отменяют всего размаха и масштабности. Рейхсфюрер давний «любимчик» ЦРУ. Они были бы очень рады максимально дискредитировать его. Попадает под эту версию и вампир.
- Люфтваффе напали на командира зондеркоманды, причем по бумагам эти люди погибли при крушении самолета, который неделю назад перебрасывал их в сторону фронта. Все служили в специальном батальоне ВВС под командованием Олафа Кракке, держатся особняком от армии и SS, и в 1979 году было нападение на подчиненных рейхсфюрера, подставляя последних. При всем при этом оберст-лейтенант приятельствует с генерал-фельдмаршалом авиации Освальдом Кляйном, который в свою очередь первый заместитель рейхсмаршала. Кто еще был на день рождении можно узнать? Вдруг по прячущейся фигуре мы сможем раскрутить клубок? Должен быть серый кардинал, а пока его даже не наблюдается.
Эта часть рассуждений волчицы заставила мужчину задуматься, пока они добирались до машины. Алтман с рассеянным видом уселся за руль и подкрутил настройки сканера частот, переключаясь между волнами полиции и SD.
- Очевидно, что в игру ввели «мертвецов», - он пристально посмотрел на Сабину. – Людей вроде нас. Мы тоже так называемые «мертвецы». Официально этих людей нет. Если что-то и случится, то всегда можно все списать на личную месть случайно выживших людей или откреститься от них полностью. Одним словом ситуация не самая приятная. А что до принципов взаимодействия между ВВС SS и вермахтом… они не были особо дружны еще со времен основания Рейха. Гиммлер, Геринг и бонзы из ОКВ всегда вели свои игры. – Водитель остановил свой выбор на нужной ему частоте и оставил технику в покое. – Что же до Кляйна… он самостоятельный игрок. Так считает Франк. И я склонен в это верить. Должность слишком высокая. И круг обязанностей значительный. Из тех, кто был на его дне рождении мы можем назвать лишь нескольких лиц. Все они пешки. Но были там и люди, личность которых установить не удалось. Все-таки следить за таким человеком в открытую опасно. Можно легко попасть в крупные неприятности, а потом из этого еще и раздуют скандал. Мол SS «опять пытается дискредитировать рейхсмаршала и его преданных подчиненных». – Произнося последнюю фразу, Алтман поморщился. – Так что придется работать с тем, что имеем.
Сабина тем временем продолжала делиться своими соображениями.
- Осмотр трупов дал нам координаты на завод, где происходит сборка и обкатка новейших прототипов авиации Рейха, и который курирует помимо люфтваффе еще и SD. Первый режим секретности, пропуском служит личный приказ рейхсмаршала, то бишь якобы погибшей группе там нечего делать, как и нас вряд ли пустят, но координаты известны, значит, там возможно планируется или планировалась какая-то операция. Ну не верю я, что это очередной обманный маневр.  Если я что-то упустила – дополните, пожалуйста. Но сейчас я вижу пока два варианта. Так как нам не с руки.. заметьте, не говорю что нельзя, а именно не с руки брать Кракке и даже Кляйна, ибо им предъявить нечего, на все наши улики найдут тонну ответов, еще и головы нам снесут, то остается либо ехать на завод и пытаться там нащупать ускользающую нить, либо ехать в место обнаружения конвоя, указанное в письме. Возможно, там узнаем еще что-то, заодно перехватим других адресатов. Ну и ждать сообщения от герра Бломерга о личном деле. Еще бы хорошо узнать четвертого адресата, - Алтман вслед за волчицей машинально глянул на часы.
- Время.. черт. Алтман, может быть вы мне поясните, что герр вкладывал во фразу: если уж вы хотите, чтобы противник получил по заслугам перестаньте играть черными, пока вы вынуждены отвечать, а ситуацию можно изменить в корне? Я мало знаю всю эту кухню, у вас опыта все-таки побольше.
- Времени и правда мало, - соглашается водитель и заводит машину. – Подполковник имел в виду, что мы постоянно отвечаем на ходы противника. Шахматная терминология. Белые ходят первыми. Нужно брать инициативу в свои руки. А для этого все способы хороши. Ведь мы тоже «мертвецы». Кроме тебя. Но ты вообще особый случай. Так, что в принципе можно и схватить генерал-фельдмаршала за яйца, - Алтман холодно улыбается. – Надо только чтобы потом было чем оправдаться. Но лучше всего взять в оборот Кракке. А для этого нужно его отыскать. В общем, мы не канцелярские бумагомараки. Если отбросить приличия, то мы просто отряд наемных убийц. И в этот раз наш наниматель – старые друзья из SS. Они прикрывают нас и позволяют оставаться в живых. Наш долг помочь им. Можно не миндальничать… мы можем просто сидеть и ждать, а можем начать ходить первыми. Что же до того секретного завода… там все очень сложно. И очевидно, что завод лишь часть чего-то более крупного. Даже если предположить, что целью наших врагов является завод… это не будет невосполнимой потерей для Рейха. И тогда придется признать, что все остальные произошедшие события несут просто характер отвлекающего маневра, либо не связаны с основной операцией. Принимай решение. Будем ждать Вернера или начнем действовать прямо сейчас?

+1

66

А Сабина слушала и размышляла. Раз уж завод отпадает по ряду причин, значит остается отправиться в указанное в письме место, дожидаясь ответа Вернера по поводу личного дела или взять в оборот Кракке. Но и тут есть небольшая, но геморройная проблема, а точнее, если сказать казенным языком - социальные проблемы будут неизбежны. Равно как и любые проблемы любого рода, разве что забить на все, и действовать без оглядки, так сказать гнуть железный прут, проверяя его на прочность, не замечая все возрастающей нагрузки, и не думать, а что если он одним мгновеньем разогнется, раздерет плоть, выколет глаза и вспорет лицо. Или, в лучшем варианте, срывая погоны вместе с кожей. Жизнерадостная перспектива? Вполне.
- Давайте сделаем вот как, - волчица развернулась к напарнику, скрещивая руки на груди, и несколько ударов сердца смотрела на него снизу вверх. – Если нас только двое, а разделяться ни в коем случае нельзя, но нужно работать по нескольким направлениям, то сделаем вот что. Вы оставайтесь в машине и ждите новостей, а я позвоню знакомым ребятам и попрошу их съездить в то местечко, которое нас так учтиво указали в письме, разведать и по возможности разыскать других адресатов.
Сабина чуть улыбнулась, и непросто так - оборотница всегда чувствовала, когда веселые, но крупные неприятности начинали шляться рядом, выбирая следующую жертву. Прошлой разборки в ресторане ей явно было мало, требовалось еще больше проблем, эмоций, эдакой взрывоопасной смеси, словно недавний взрыв сорвал какой-то налаженный, тонкий механизм, составленный из множества деталей, и волчица теперь предпочитала ходить по самому краю лезвия, а не по ровной дороге.
- А далее… далее мы с вами поедем перехватывать оберст-лейтенанта люфтваффе Олафа Кракке. Да, пора бы уже не отвечать, а наступать, рушить планы, иначе операция будет провалена. Кстати, вы случайно не знаете, где он может быть в это время? – Сабина выслушала пояснения мужчины и удовлетворенно кивнула. Да, сейчас самое лучше время для перехвата, а вот потом уже все, время и возможность упущены.
- Отлично, тогда я звонить ушла, благо до телефонной будки рукой подать, а потом сразу едем ловить приключения на свою пятую точку и с этим командиром присоединимся к остальным по известному адресу. Только представь реакцию сидящих в засаде и ждущих...кого? То-то же!

Отредактировано Sabina Krüger (2014-09-19 14:18:23)

+1

67

- Давайте сделаем вот как, - Алтман отвлекся от настройки сканера частот. – Если нас только двое, а разделяться ни в коем случае нельзя, но нужно работать по нескольким направлениям, то сделаем вот что. Вы оставайтесь в машине и ждите новостей, а я позвоню знакомым ребятам и попрошу их съездить в то местечко, которое нас так учтиво указали в письме, разведать и по возможности разыскать других адресатов.
- Знакомые ребята? – Мужчина сдержанно улыбнулся. – Вот ведь дожили. Решаем дело государственного масштаба, а приходится обходиться связями и знакомствами. Надеюсь, что оно того будет стоить. Хорошо… я подожду. Только не задерживайся.
- А далее… далее мы с вами поедем перехватывать оберст-лейтенанта люфтваффе Олафа Кракке. Да, пора бы уже не отвечать, а наступать, рушить планы, иначе операция будет провалена. Кстати, вы случайно не знаете, где он может быть в это время?
Сабина не спешила уходить, и поэтому Алтман неспешно ответил на ее вопрос:
- Случайно знаю. До обеда он должен будет встретиться с одним важным господином, который имеет прямое отношение к партии. Место встречи тоже известно. После обеда… подполковник Кракке отправится с инспекцией на одну из пригородных баз люфтваффе. Поэтому окно возможностей крайне узко. На базе мы его не достанем. Брать при встрече крайне рискованно… но все что мы делаем уже рискованно изначально. Началась игра «мертвецов». Те кто одержат победу, будут невиновны. Те, кто проиграют, станут козлами отпущения или умрут. – Водитель говорил на удивление спокойно, словно не ставил на кон свою жизнь. – Пан или пропал…
- Отлично, тогда я звонить ушла, благо до телефонной будки рукой подать, а потом сразу едем ловить приключения на свою пятую точку и с этим командиром присоединимся к остальным по известному адресу. Только представь реакцию сидящих в засаде и ждущих...кого? То-то же!
- А я все больше рад тому, что судьба подкинула нам такого напарника, - Алтман усмехается. – Ты такая же безумная, как и мы. Так бы сказал любой. Но я так не скажу. Ты смелая женщина. А смелость всегда ходит в шаге от смерти. Это для гражданских рисковать жизнью что-то из рук вон выходящее. Мы привыкли к этому. И ты ничем не отличаешься от нас. Иди… звони. Я подожду. Надеюсь, что твои знакомые не сядут в лужу. Там, куда ты собираешься их отправить наверняка будет ловушка.
Мужчина остался один на некоторое время и откинулся на спинку водительского кресла. Неожиданно ожила рация, настроенная на нужную частоту.
- Запрашиваемое вами дело относится к особо засекреченным. Это личное дело человека, который будет пилотировать экспериментальный бомбардировщик, на демонстрацию которого отправился сегодня рейхсмаршал. Больше сказать ничего не могу. Конец связи…
- Черт возьми, - Алтман крепко сжал руль. – Вот же радость!
Он выключил рацию и дождался, когда вернется Сабина.
- То дело, - подчеркнуто нейтральным тоном произнес водитель. – Оно закреплено за офицером люфтваффе. И он будет пилотировать экспериментальный бомбардировщик сегодня. А на демонстрации будет рейхсмаршал и куча высших офицеров люфтваффе. И завод. И это предполагаемое нападение на охраняемый конвой SS. Понимаешь? А демонстрация будет через два часа после нападения на конвой. И все сразу становится на свои места. Понимаешь, к чему я клоню? Зачем «мертвецам» носить с собой явную улику, указывающую на личное дело пилота бомбардировщика? Зачем они ездили на завод? И нападение на Бломберга… нападение на конвой… все это звенья одной сложной цепи. Такое не под силу группе людей… такое под силу только серьезной организации. – Алтман заметно побледнел и достал из кармана брюк маленькую коробочку. – Пора мне на покой, - он дрожащими руками открыл коробочку и принял две крохотные таблетки. – Я уже не тот, что раньше. Поэтому и не смогу справиться один. Поэтому и посадили меня за руль машины и дали напарника. Но это дело… мы должны довести его до конца!


Место предполагаемого нападения на груз

- Я не знаю, что вы делаете здесь, но не считаю эту встречу случайной. Отпускать вас от себя куда-то я не стану. Выбирайте - мы сотрудничаем, или...
Отто Небель оставил Леху Майеру не очень богатый выбор, но еще более небогатый выбор предусмотрела для поляка судьба. Любое везение рано или поздно заканчивается. Это везение закончилось в тот момент, когда один из бойцов американской спецгруппы плохо закопал свой парашют. И сейчас «Fox-2» обнаружил недочет своего напарника.
- У нас проблемы, - он неспешно прицелился в голову Майера. – Операция может выйти из-под контроля.
- «Fox-2» в чем дело? – Спросил командир оперативной группы.
- Четвертый плохо подчистил за собой. Пока они не увидели, но все это вопрос времени. Ситуация все равно не развивается по плану. Здесь нет полиции и военных. Только трое. Если их потерять, то придется рисковать без нужды. Предлагаю зачистить.
Минутная пауза.
- «Fox-1» второму… разрешаю. Ликвидируй…
Сухой выстрел разрезал тишину утреннего леса. Лех Майер завалился на землю, забрызгав кровью Отто. Тем временем снайпер спокойно перезарядил винтовку и принялся выцеливать оставшиеся мишени.

+2

68

Ответа от поляка Отто не предвиделось узнать. Утренняя тишина прорезалась сухим звуком выстрела и на гаупта брызнула теплая кровь Майера. Практически в ту же секунду, как поляк встретился затылком с землей, ноги Отто неожиданно подкосились и он упал носом в траву, предварительно еле успев сгруппироваться, чтобы не отшибить себе все к хренам.
- что за... - он хотел было выругаться на Ганса, сбившего его с ног, но еще раньше заметил труп. То, что его случайный встречный мертв, было понятно с первого беглого взгляда. кажется, с этого места надо было убираться и как можно скорее. Трава была не самым надежным прикрытием, так что гауптшутрмфюрер и напарник поспешили по-пластуски отползти в густые кусты, где их ждала сравнительная безопасность.
- Откуда? - коротко поинтересовался Отто, ругая себя за ненаблюдательность. Ганс взглядом показал примерную траекторию вылета пули. Небель осторожно взглянул туда, но, разумеется, ничего не заметил. Отчаянно ругаясь про себя, он стал отползать дальше. Раз уж их выцепили с такого расстояния, снайпер находится не так уж и далеко. Здесь был только один выход - замаскироваться, выждать. Бежать с поднятыми руками был не вариант. Было хреновое чувство, что они стали участниками какой-то слаженной игры, где им отводилась роль далеко не ферзей и даже не паршивой ладьи.
- Это, бл*ть, что? - услышал Отто голос сео напарника. Ганс с недоумением тянул за какой-то кусок тряпки. Небель протянул здоровую руку и ощупал гладкий материал.
- похоже на парашютный шелк. Закопанный? Хм...
Кто-то явно не желал, чтобы его прибытие обнаружили. А мы, похоже, все-таки сделали это и теперь нас желают прибить поодиночке. - Небель зарылся в самую гущу колючих зарослей, пытаясь подтянуть парашют к себе поближе, чтобы выяснить, кто к ним прибыл.

0

69

Разговор вышел крайне коротким и крайне неприятным, а потому вернулась Сабина в машину не в духе. Отправить за получателями писем было некого. В данную минуту, а как предложили через час или два – уже становилось неактуальным. Впрочем, последующая информация надолго выбила почву из-под ног и заставила беловолосую не просто удивленно изогнуть бровь, а присвистнуть и…замолчать, внимательно слушая мужчину. Да и было отчего закусить язык, дабы при взрослом, практически годящемся в отцы человеке, не высказать все что…хотелось.
От услышанного за весь день и увиденного в том числе, от перенапряжения и масштабности операции, у беловолосой зашкаливал адреналин. Она окончательно лишилась дара речи, невменяемо хлопая глазами и поймать взгляд волчицы, было едва ли возможно. Он прятался за тонкими веками, когда она закрывала глаза, скользил чуть поверх плеча собеседника или замирал на чертах его лица, но никогда не отвечал откровенно и прямо. Тем не менее не оставалось сомнения в том, что все ее внимание сейчас сосредоточено на мужчине и его словах.
- Алтман, - тихо начала Сабина, и взглянув на напарника, качнула головой. О, ее ничуть не спутал нейтральный тон, потому как в такой ситуации с такими новостями равнодушным остаться не получится, а потому только и остается, что делать вид и усиленно думать. Она вновь без разрешения потянулась к карману и подцепив пачку двумя пальцами, глубоко затянулась, слегка щурясь от табачного дыма.
- Вы рассказывали мне про завод, о том, что там хорошая защита, пропуска и даже мышь не пробежит. Вы так же мне сообщили, что номер личного дела закреплен за недавно умершим летчиком, который будучи живее всех живых сегодня будет пилотировать экспериментальный бомбардировщик. На заводе, сегодня, где будет присутствовать чуть ли не вся верхушка Рейха, на заводе, куда не попасть, и где точно будет рейхсмаршал…
Сабина снова затянулась и, выпустив дым, вновь качнула головой. Запыхавшаяся и основательно покрывшаяся стрессовой испариной оборотница, которую в этом деле от скоростной беготни заносило на поворотах, как старенькую, истрепанную легковушку на заснеженных дорогах, от негодования непристойно выругивалась про себя словами, изучение которых не входит в школьную программу, и кусала губу, раздумывая, как поступить.
- Неужели нам вдвоем придется штурмовать защиты завода и обезвреживать? – Наконец-то она озвучила важный вопрос, все время вертевшийся на кончике языка и в изумрудном взгляде беловолосой появилась тревога.
О, геройствовать при таких обстоятельствах, в таком мероприятии не то что смерти подобно, но может обернуться огромными неприятностями. А ведь утро начиналось так весело, почти беззаботно.. Незаметно дрогнувшая женская рука легла на металлическую ручку двери машины, которую в ответственный момент сложного процесса морального успокоения, беловолосая лишь поглаживала. Выкинув окурок, Сабина взлохматила волосы и в очередной раз покачала головой.
- Неужели больше никто не поможет? У нас времени осталось не так много! Ведь я сообщила..черт!

+1


Вы здесь » Spandau » Brandenburg » Автотрасса "Берлин-Бранденбург"