ФРПГ Spandau - Альтернативная история Третьего Рейха: вампиры в Берлине. Смешанная система отыгрыша (эпизоды и локации), активный мастеринг, рейтинг - NC-21. Конец сентября, начало октября 1985 года
Рейтинг форумов Forum-top.ruВолшебный рейтинг игровых сайтов Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Вверх страницы

Вниз страницы

Spandau

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Spandau » Spandau » Улицы и переулки Шпандау


Улицы и переулки Шпандау

Сообщений 1 страница 30 из 111

1

Грязные, мрачные и неприветливые улицы гетто, пустующие днем и полные странных шорохов, зловещих теней и скрытой покровом тьмы нечистивой жизнью ночью.

0

2

----> Дом семейства фон Браун

Рихард шел по улицам гетто, изредка посматривая по сторонам. Ему всегда было любопытно - сколько всего вампиров живёт здесь. Сотня? Несколько сотен? Тысяча? Даже столько вампиров, если их объединить под общим командованием и хорошо вооружить - смогли бы взять приступом Рейхстаг за половину ночи. За вторую половину - весь Берлин.
Правда, была одна загвоздка - очень мало из местных вампиров были по-настоящему опасны. Если ты раньше не был сильным и волевым человеком - наврядли эти качества появятся с наличием клыков и усиленного слуха. Да и военную подготовку проходили далеко не все, поэтому дисциплины, подчинения приказам и хорошей стрельбы можно было от большинства вампиров не ждать.
Ведя под руку Аделхайд, фон Браун наконец добрался до контрольно-пропускного пункта.
- Всё ведь будет хорошо? Неожиданностей не предвидится? Байш действительно обо всём с ними договорился?
- Будем на это рассчитывать. Хотя я не удивлюсь, если всё внезапно переиграется.
Бывший офицер шел достаточно медленно, чтобы дать себя рассмотреть и окликнуть солдатам, что дежурили в эту ночь.

+1

3

ГМ: Герда Брандт

В эту ночь на пропускном пункте дежурил Арни - тучный низкорослый мужичек, чуть за 40. Эта ночь была бы такой же скучной, как и все предыдущие, если бы не подарок судьбы для Анри - курсант Йозеф, направленный на стажировку. Точнее сказать, его направили в штаб, но начальство решило, что нечего ему делать среди секретной информации и отправила патрулировать улицы.
Сейчас же этому статному арийцу, с форме "с иголочки" приходилось с тоской разглядывать свои ногти, пока Арни травил похабные анекдоты. Казалось, ничто не может спасти этот вечер, так тихо, как будто мы и вовсе не в вампирском гетто.
Кстати, о вампирах...
- Гляди-ка, Арни, кто это там?
Оборвавшись на полуслове, патрульный глянул вдоль дороги - прямо к пропускному пункту шли двое. Арни, как старожил этих мест сразу их признал.
- А? Дак это же Рихард, будь он не ладен, пёс такой...
Рихард фон Браун не раз доставлял проблем местной охране. То поджег затеет, то пьяный дебош, то вовсе сбежит и всю ночь с девками таскается... Арни, к слову, ко всем своим "поднадзорным" относился как к детям: они шкодят, они не послушные, но все же приходится за ними присматривать.
- ...И дочурка евонная... Адой, кажись, звать...
Йозеф вытянул шею, чтобы получше рассмотреть девушку - стройная, одета лучше многих столичных девушек, а взгляд... Ну точно княгиня посетила трущобы. Парень вышел вперед, на встречу вампирам и с деловитым видом остановил их.
- Стоять. По какому делу?

+1

4

- Стоять. По какому делу?
- А вот и начало прогулки, - проворчал Рихард так, чтобы его слышала только Аделхайд.
Отлично слыша разговор двух дежурных, вампир начал сомневаться - сделал ли Оливер хоть что-то для их свободного прохода. Вполне могло статься, что самого гауляйтера уже задержали и приговорили к передозировке свинца в организме. Конечно, это не смертельно - но весьма и весьма неприятно. Особенно когда пули из тебя вытаскивать никто не подумает.
Мельком осмотрев пропускной пункт и сделав выводы о вооружении солдат, фон Браун вскинул руку в приветственном жесте и молвил так, чтобы его было отлично слышно:
- Да здравствует Тысячелетний Рейх! - высказываться о фюрере Рихард не собирался. Не любил он душой кривить, да и мастером обмана его нельзя было назвать, - Доброй ночи. Как видишь - сопровождаю даму. В Шарлоттенбург. И не говори, что тебя не предупредили.
Ты ведь знаешь, Арни, что я выйду из гетто. Даже если здесь ты дашь нам от ворот поворот.
Рихард осклабился, демонстрируя роскошные клыки. В лунном свете медали и ордена на его черном мундире тускло поблёскивали.

+1

5

ГМ: Герда Брандт

- Верно говорит, Йозеф, дочурку евонную пригласили сегодня с гаулятером на банкет для богачей...

Окрикнул толстяк. Он помнил, что пару часов назад приходила разнорядка из штаба - пропустить девушку в город. Сказано было так же. что ее будет сопровождать мужчина, чтобы с ней ничего не случилось.
- Так то оно так. Ответил Йозеф, не поворачивая головы на коллегу. Он пялился на дочку фон Брауна и уже прикидывал, как эту ситуацию можно повернуть в иное русло. Кто будет волноваться в какой то вампирше? Он слышал, что в гетто и не такое бывало: вампиров целыми семьями вырезали не за что не про что, а тут всего лишь ангажировать леди на один вечерок...
- Да только речь шла о девушке. Йозеф не торопясь подошел к  парочке практически вплотную. В сумрачной тишине было слишно лишь, как хрустит гравий под его тяжелыми сапогами.
- Позвольте, господин, я проведу даму за ворота. А вы отправляйтесь домой... Наглая самодовольная улыбка не сходила с лица патрульного.
- Не волнуйтесь, с ней ничего не случится, в моей компании она в полной безопасности...

+1

6

Слова патрульного не понравились фон Брауну. Очень не понравились. Как бывалый убийца он сам любил подобные слащавые фразочки, вроде: "Не волнуйтесь, фройляйн, с вашими детьми ничего не случиться. Их просто сопроводят в душевую, а затем вы вместе с ними отправитесь в специально обустроенные резервации. Верьте мне - Рейх заботится о всех своих гражданах!". Фальшь вампир чувствовал с полуслова. Чтобы научиться её различать у него было вполне достаточно времени.
- Послушай меня, солдатик, - Рихард сблизился с дежурным, не сводя взгляда с его глаз и продолжая ухмыляться, - Ты такой хрупкий, такой неосторожный. А патрулировать Шпандау - дело опасное, так ведь? Так. Тут так много больших камней на земле. Было бы печально, если бы ты случайно оступился и упал виском на один из них. Нам всем будет так жаль, так жаль. Невыразимо просто... Но мы дико спешим - а ведь нельзя заставлять высшее командование ждать так долго. Поэтому я убедительно прошу пропустить нас.
Правая рука Рихарда как бы невзначай легла на рукоять кортика. Он уже рассчитывал действия, в случае начала заварушки: ударом левой он сбивает с ног толстяка. Затем клинок летит в грудь его товарищу. А если на шум падающих тел прибежит кто-то еще - он успеет достать пистолет и отшвырнуть Аделхайд в сторону. Просто? Вполне. Только судьба всегда преподносит неожиданности и вносит коррективы в любые планы. И к этому фон Браун тоже был готов.

+2

7

Аделхайд наблюдала за происходящим, затаив дыхание и прикусив нижнюю губу. Конечно, молодой Йозеф вряд ли до конца понимал, чем ему может грозить подобная прогулка с вампиром, который, пусть даже, при этом и девушка. Раньше Аделхайд подобное бы восприняла как комплимент, как нечто само собой разумеющееся, подтверждающее, что она красивая женщина, которая вызывает в мужчинах естественное желание. Но сейчас... сейчас подобная наглость, да ещё от какого-то зелёного юнца, неделю назад нацепившего на плечи погоны, её раздражала и даже злила.
Девушка подошла к отцу и накрыла его ладонь, лежащую на рукояти кортика, своей рукой. Она нежно сжала пальцы и проговорила:
- Без лишней крови, папа.
Подойдя к пареньку, Аделхайд соблазнительно улыбнулась, представляя то, как приятно было бы разорвать его глотку голыми руками и напиться его горячей крови. Она уже почти готова была сделать это, когда вдруг резко повернулась к старине Арни и, нахмурив брови, произнесла:
- Что-то плохо ты муштруешь своих ребят, Арни. У меня важная встреча, с важными, между прочим людьми, которым не понравится, если эта встреча не состоится. Отец сопровождает меня не просто так, а потому, что его тоже ждут... Некрасиво получится, если кто-то из нас не появится на этом вечере... Вот шуму-то будет. Ты готов ответить за подобное перед своим начальством? А ведь Оливер будет рвать и метать, если что-то пойдёт не так. И из-под земли достанет любого, кто осмелится помешать его планам.
Последнюю фразу Аделхайд произнесла, глядя прямо в глаза Йозефу. Она не знала, насколько сильно её слова изменят ситуацию, но надеялась, что решить всё можно будет именно мирным путём. И да... она всё ещё надеялась, что имя Гауляйтера, произнесённое столь фамильярным образом, всё ещё имеет какой-то эффект в этом чёртовом городе.

+2

8

ГМ: Ernst Ertel

- Что здесь происходит? - резкий, лающий голос сержанта вывел солдат из расслабленного и наглого состояния. Оба выправились.: - Почему вступаем в контакт с зараженными?!
Только подойдя поближе и осветив фонарем лица вампиров, старшина понял в чем дело и, дав отмашку солдатам "вольно", сказал фон Браунам, что те могут пройти, после чего подал фонарикам особый знак сидящим за брустверами бойцам на другой стороне моста. Специальный световой сигнал "пропустить, не стрелять". Только так можно было пройти в Берлин и не схлопотать с десяток пуль из станковых пулеметов. Там все поняли четко: убрали заграждение, освободив пространство шириной в пару метров, чтобы вампиры могли пройти, сняли пальцы с курков пулеметов, отогнали БТР.
- Проходите. Я знаю вас, можете не представляться и не заполнять регистрационную карточку. У вас ровно ночь на то, чтобы вернуться в Шпандау. В противном случае - облава и смертная казнь. Кроме того, будут уничтожены ваши родичи... Ну, в общем, вы и сами знаете правила. Вперед.

+1

9

- Ну, в общем, вы и сами знаете правила. Вперед
Фон Браун коротко кивнул, посерьезнев и убрав руку с кортика. Всё, последние развлечения на сегодня завершились. Осталось только незаконченное дело, которое уже заранее попахивало кровью, причем отнюдь не малой.
Подмигнув солдату, который порывался сопроводить Адель лично, Рихард вышел из гетто и незамедлительно направился в Шарлоттенбург, к квартире Абигайл.
Эх, давненько я через парадный не выходил. Они даже БТР успели пригнать, сукины дети. Хех.
- Ну что, Аделхайд, - вампир чуть сильнее прижал к себе женщину, - Как тебе начало нашего путешествия? А ведь дальше легче не будет.
Последнюю фразу Рихард обронил в задумчивости, более рассуждая вслух, чем обращаясь к дочери.

----> Апартаменты Абигайл Вестервелле

0

10

Продолжение сюжета из локации Квартира на набрежной.
Начало игры.


- Вот же ведьма… - Сказал Фриц, поглядывая на дорогу – Не к добру когда ее отправляют на дело…я тебе говорю, что-то будет…
- Когда это ты стал суеверным? – Поинтересовался второй вампир, подходя к краю крыши, где стоял его собрат.
- Станешь тут суеверным, Вольфрам – Саркастично усмехнулся Фриц, кидая взгляд на противоположную сторону, где находилась их третья напарница.
Маллин уже довольно долгое время не говорила им не слова, вглядываясь во мрак ночи и внимательно прислушиваясь. Примерно десять минут назад к ним поступила информация, что на въезде в Spandau был замечен автомобиль СС. Вечер и без того выдался не легким, то что творили сегодня на улицах переходило все дозволенные границы. Некоторых вытаскивали прямо из домов, некоторых даже расстреливали. Маллин и ее спутники были в числе тех, кто пытался защищать гетто от этого варварского вторжения.
- Я их вижу… - Раздался крик с противоположного конца крыши, молодой вампир вглядывался в бинокль.
- Дай посмотрю… - Вмешался северный Фриц – Штабные что ли?
- Не похоже…без сопровождения…всего одна машина…ищут что-то, твари, я уверен… - Отозвался Вольфрам, забирая бинокля у Фрица.
- Тсс… - Маллин приложила палец к губам, появляясь прямо за спиной троих вампиров.
- Черт возьми…вот ведь ведьма… - Сплюнул Фриц, который в очередной раз не услышал шагов Готфред.
- Shut up… - Маллин не обращала особого внимания на то, что иногда говорили про ее персону, ее многие недолюбливали.
Женщина прислушалась, теперь уже можно было различить шум мотора и увидеть автомобиль невооруженным глазом. А значит пришло время действовать. Весь отряд, бывший на крыше в довольно быстром темпе спустился вниз, кажется Фриц в очередной раз сказал что-то за ее спиной, но Маллин больше не слушала.
- Вольфрам, стреляй по колесам, будем тормозить их после поворота. – Отдала приказ Готфред, прислушиваясь к ставшему совсем явным шуму мотора. Остальные затаились чуть позади, выжидая время, теперь все дел было за Вольфрамом и его винтовкой. Все напряженно ждали.
Автомобиль все приближался, теперь оставались считанные минуты, а быть может уже секунды.
- Какого черта!? – Прошипел Фриц, поняв что безумная вампирша собралась прыгать автомобилю на перерез – Остановите ее!
Но было поздно, Маллин бросилась почти под колеса, водитель инстинктивно нажал на тормоз, так как в темноте разглядеть кто или что пролетело перед самым его носом было нелегко. Удар застави ее отлететь к противоположной стороне дороги, но в то же время остановил автомобиль. Раздался звук выстрела, это Вольфрам исполнил приказ, затем еще выстрел, слетом еще один, теперь уже из «Вальтера».
- Окружай машину! – Крикнул кто-то из тех, что остались немного позади.
Маллин на несколько секунд закрыла глаза, удар о автомобиль был все же ощутимым, хотя и не самым сильным. Кто-то подал ей руку.
- Ты сумасшедшая! – Неожиданным помощником оказался Фриц.
- Ты сомневался? – Прошипела в ответ Маллин, выхватывая свой пистолет и вглядываясь в пассажиров. Четверо. Один оборотень, остальные люди…интересная компания.

+1

11

----------->> Квартира в доме на набережной

Всю эту затею, всю с самого начала, пан Майер считал откровенным идиотизмом. Причем большего идиотизма он, пожалуй, не видел за всю свою сознательную жизнь. Неизвестно, что двигало фрау Фордберн, когда она вдруг решила, будто пан Лех Майер непременно должен ехать с ними. Явно не здравый смысл, это точно. Всю дорогу, молча сидя рядом с рыжеволосой фройляйн, так и не потрудившейся назвать себя, Лешек угрюмо косился в окно, точно пленный партизан на допросе.
Они наверняка решили, что, раз уж Эльза была привязана к пану Майеру, пусть даже и весьма косвенным способом, то вместе с ним ее поиски существенно упростятся. Ага, черта с два, держите карман. Эльза и в человеческом обличии особой нежности к нему не питала, что говорить про ее нынешнюю вампирскую ипостась. А дамы всерьез уверены в том, что, увидев бывшего любовника, фрау Моргнер тут же растает и сдастся. Да не будет этого никогда. Наивные.
Лешек додумал было что-то еще, да еще и сверху добавил, когда машина вдруг резко дернулась, так резко, что Лешек, не успевший ухватиться за что-нибудь мало-мальски пригодное, встретил лбом спинку водительского сиденья. В голове тут же поднялся страшный звон, машина по инерции отползла немного назад и остановилась, а снаружи кто-то уже вовсю раздавал приказы "окружать".
- Ochujeć, - из головы разом вылетели все подходящие выражения на немецком.

+1

12

Все произошло в какую-то долю секунды, что-то ударилось а капот машины, Марлин не успела рассмотреть, что а вернее кто это был. Скорее все же это было живое существо, так как оно появилось почти из ниоткуда с невероятно быстрой скоростью. Ответ не заставил себя долго ждать.
- Окружай машину! – Она очень хорошо услышала этот приказ. Значит вампиры.
- Приехали… - Констатировала фрау Фордберн с долей сарказма в голосе, вглядываясь в тени, мелькающие за окном, и выхватывая из кобуры пистолет.
В следующую секунду, словно в наказание за ее насмешку пуля пробила лобовое стекло. Горячая обжигающая боль вспышкой блеснула перед глазами, на какой-то момент запах крови стал почти невыносимым. Она ранена? Марла инстинктивно провела ладонью по щеке, на пальцах остались красные капли. Кажется сегодня судьба на ее стороне, пара сантиментов влево и фрау Фордберн была бы мертва, а пока она отделалась простой царапиной.
Марлин пыталась понять, сколько же именно нападавших было на улице. Сосчитать было сложно, они двигались слишком быстро и явно прекрасно ориентировались в темноте. Оставаться внутри было опасно, здесь они были живой мишенью, как в тире, нападавшие пробили колесо, а возможно и бензобак.
- Выходите из машины! Быстро! - Крикнула Марлин и тут же последовала собственному приказу.

0

13

Дождь постепенно перерастал в мокрый, но еще совсем не зимний снег. Собственно, именно за
этим и наблюдала всю дорогу Готтхолд, чуть щурясь и вполголоса напевая какую-то песню. - А ведь Йоль скоро..- Задумчиво вглядываясь в падающий снег отметила язычница. Сама себе, ка всегда. А затем начался обстрел. Немка даже не шелохнулась. Во всех смыслах этой фразу. Тело намертво «прилипло» к сидению. Пули и близко не было, несмотря на то, что она сидела прямо позади Марлы. От чувства взволнованности и тревоги окружающих по коже Гретхен побежали  мурашки. Вприпрыжку. Прямо таки зеленые слоники.
А хлопья снега, их падение и таяние о сравнительно теплую землю и асфальт было завораживающе и притягательно. Так же маняще, как безумный, импульсивный танец огня, как спокойный и могучий поток воды. Ага, и как чья-то работа, особенно тяжелая. Альтер эго обожало вносить свою лепту и делало это почти постоянно. Может от того, что фетишистка было довольно таки неразговорчива, а когда и говорила, то чаще всего это было именно холодное и саркастичное Альтер. - Выходите из машины! Быстро!-  На выход, так на выход. Неспешно и абсолютно спокойно офицер покинула уютный и теплый салон автомобиля. Впрочем, она ни капли не пожалела. Сильные порывы ветры навстречу вперемешку были так хороши. Так хороши…  Немка даже расстегнула кожаную куртку и стащила ее с плеч. Словно не было рядом опасности и вооруженных, обозленных вампиров. Фуражка, кстати говоря, была снята с головы. Подняв голову к небу, Гретхен вдруг улыбнулась самой обычной улыбкой. Вампир умер от старости прям-таки -  съязвила личность. Ветер прямо таки растворял, уносил, освежал. Постояв так еще пару минут Готтхолд  вернула куртку на плечи, открыла зеленые блестящие глаза и сделала пару шагов навстречу хозяевам Шпандау. Сошла с ума? Все мы немножечко безумцы, каждый по-своему. Повернув голову к источникам звукам и задумчиво, с интересом рассматривая темноту, немка начала беседу. А может и монолог.
- Приветствую, господа хорошие. Чудная ночь, не правда ли? Да, давно я здесь не была? Как жизнь у Вас протекает? Чем обязаны, к чему машину-то портить? Мы не крысы, не убежим. А тут – чинить, в сервисный везти. Муторно как… - Въезд в Шпандау напоминал пол и мебель в комнате ребенка. Вон там, на полке, на столе, повсюду – любимые игрушки. А в самом дальнем углу, в картонной коробке от холодильника старые, отжившие свое игрушки. Самые разные. Сломанные, или же просто разонравившиеся. А когда приходит мать и почти все-все, кроме пары тройки вещиц, что берутся в теплую детскую постель, отправляются все в тоже коробку, только сверху и на ночь, сломанные игрушки поднимают бунт и бессмысленную агрессию.  И, наверное, у них есть на это право. Впрочем, заходить в философские дебри не было времени, поэтому  немка вернулась в сия бренный мир и с легкой улыбкой посмотрела на «детей ночи»

+1

14

Штайнер не пожалел, что оставил прежнего водителя на набережной, позади - иной, на месте Штайнера, привыкшего к тому, что на машину может свалиться что угодно, когда угодно, запаниковал бы, растерялся. Штайнер же, пускай и не слишком мягко, но остановил машину, развернув. Спокойствия хватило не надолго - атака была не просто спонтанной агрессией, а полноценной засадой - их ждали:
- Arschgesicht!!! - Прорычал Штефан, когда залаяли первые выстрелы - в основном пистолеты - пули стучали по бортам автомобиля, иногда прошивая стекло. Не смотря на то, что нападавшие отчетливо знали свою цель, только один оказался близок к удаче - три первые пули, что не застряли в лобовом стекле, Штефан с рыком принял их на себя, прикрывая фрау Фодберн и сидевшую за ним фройляйн Готтхолд собой. С противным визгом, раскаленные кусочки свинца впивались в плоть Штефана, застревая в его предплечье и боку. Захрипев, почти и не расслышав приказа Фордберн Штайнер попросту вынес дверь водительского места ударом кулака, выскакивая на мороз. Хорошие новости заключались в том, что Менгеле свое дело знал - организм оборотня перенес ранения без особого урона и, вскоре, исторг из себя деформированные пули, постепенно затягивая пулевые отверстия. Плохой же новостью было то, что опасения Фордберн оказались не безосновательными - когда выстрелы противника не оказались способными достать до Фордберн и остальных напрямую, догадливые ублюдки начали палить по бензобаку. Глухо рыкнув очередное проклятие, Штайнер наконец натравил свой автомат на стрелявших - на двух вампиров, что на бегу разряжали по "делегации" свои краденные Маузеры,обрушился ответный шквал автоматного огня - компактный и невзрачный, Steyr MPi Штайнера обладал ошеломляющей скорострельностью, опустошая 30-зарядный магазин за считанные секунды.
Опрокинуть Штайнеру удалось только одного - второму стрелку ему удалось только, удачным выстрелом, удалось превратить сжимавшую пистолет ладонь в шмат фарша что, увы, ублюдка нисколько не замедлило - с оглушительным и злобным визгом взвившись в воздух в нечеловеческой силы прыжке, противник стремительно пикировал на оборотня. Отбросив ставший бесполезным автомат в сторону, Штайнер оперативно встретил летевший к нему "подарок судьбы" - в последний момент выбросив вперед огромный, затянутый в кожу перчатки кулак, Штефан прошиб им, словно ядром, грудную клетку кровососа, перемалывая его ребра в кашу. Рывком выдернув руку из захлебывавшегося собственными перемолотыми легкими противника, Штайнер пинком отбросил его на землю, бегом бросаясь на помощь фрау Готтхолд.

+1

15

Маллин крепко сжимая свой «Вальтер» ловко отпрыгнула в сторону, когда раздалась первая ответная очередь выстрелов. Оборотень определенно был самым сильным из нападавших, поэтому большинство ее напарников в первую очередь бросилось в его сторону, Фриц брал на себя остальных пассажиров, Вольфрам прикрывал его из своей винтовки, он все еще оставался на той удачной позиции, которую занял с самого начала. Взгляд Маллин зацепился за ту, что отдавала приказы своим,  оберштурмбанфюрер судя по форме.
В этот момент раздался крик, безумный, громкий, это оборотень застрелил одного из вампиров. Маллин вздрогнула всем телом, слегка склонив голову на бок, широко открыв глаза она смотрела как один ее собратьев истекает кровью, еще несколько секунд сражаясь с агонией, лежа на земле.
- Brûle en enfer! – Прошипела Маллин, делая несколько шагов по направление все к той же фрау, которую приметила ранее - Brûle en enfer!
Тем временем Фриц остановился возле рыжеволосой немки, которая казалось и вовсе не обращала внимание на происходящее и стояла под пулями с таким видом, словно наслаждалась закатом в парке.
- Не крысы, говорите? – Оскалился вампир – А чьи солдаты сегодня как последние канализационные твари ползали по нашим улицам? Не ваши ли? А теперь еще и вы на своем новеньком штабном автомобиле! Что вам здесь нужно?
- С ними штатский! – Крикнул один из вампиров, приметив еще одного противника, все еще остававшегося в машине.
Маллин уловила его слова, несмотря на то, что она и ее противница оставались в некотором отдалении от главной схватки. На губах рыжеволосой женщины заиграла улыбка, она продолжила наступать на соперницу, давая себе волю говорить по-французски. Это была одна из тех свобод, что подарило ей заражение вампиризмом.
- Voulez-vous jouer? Eh bien ... Mais très triste que je vais vous tuer avant même que vous allez commencer… - Маллин звонко рассмеялась, готовясь к прыжку - Je t'emmerde...frau..
С этими словами вампирша бросилась в атаку, она легко повалила соперницу на землю, но тут же получила сильный удар пистолетом в висок. В ответ она схватила немку за волосы, стараясь не обращать внимания на сводивший с ума запах горячей крови. Не кусать тех кто носил форму, было одним из правил, что перемешивались в голове с образом Берналя.
Перестрелка продолжалась, но звуки выстрелов теперь слышались несколько реже. Маллин почувствовала под собой холодную грязь, перемешанную с подтаявшим снегом…
- Merde… - выругалась она по-французски, пытаясь ухватиться за скользкий откос, по которому обе женщины в порыве схватки соскальзывали вниз.

+2

16

Он не помнил, как выбрался из машины, не помнил, как поспешно ретировался в сторону, укрываясь за углом ближайшего к нему здания - словом, не помнил решительно ничего перед тем, как отважился сунуть лицо в мокрый снег. Эта весьма странная процедура слегка отрезвила пана Майера, хотя звон в ушах все еще не прекращался, в кровь рассаженный лоб тупо ныл, да к тому же становилось ощутимо холоднее. Он даже от души позавидовал тем троим, что хоть как-то могли отбиваться от нападавших - ему-то спину никто не прикроет, это как отдай.
Похоже, заправляла всей катавасией рыжеволосая вампирша. Та самая, что метнулась под колеса их авто, это Лешек припомнил - впрочем, весьма запоздало. Хотя неважно, кто тут командует, важно то, что необходимо как можно скорее уходить отсюда - иначе это будет последняя поездка в его жизни. Ну вы, знаете, и курва, фрау Фордберн, это же надо было придумать такую откровенную херню...
Он непременно выскажет ей все это в лицо. Решительно все, что он о ней думает, и еще добавит. Страна должна знать своих героев. Никогда еще Лех Майер не чувствовал себя настолько идиотом.
В стену, которая так удачно его скрывала, с оглушительным визгом ударила пуля, ударила и свернула куда-то в сторону, щедро осыпав пана Майера мелкими осколками кирпича.
- Холера...
Откуда-то возникло жгучее желание ругаться. Много, долго и со вкусом.

+1

17

Теперь фрау Фордберн могла в прямом смысле почувствовать все «прелести» поздней немецкой осени. Липкая холодная грязь была повсюду, даже под рубашкой. Только бы дотянуться до пистолета, но рука соскальзывала по мокрой промерзлой земле, которой помогала сила той рыжеволосой твари,  что продолжала шипеть французские ругательства, скаля острые зубы. Силы были не равны, вампирша не только превосходила Марлу в физических способностях, но и неплохо владела техникой рукопашного боя. Оберштурмбанфюрер явно проигрывала эту схватку. Кровь пульсировала в голове с бешенной силой, жизнь Марлин спасало только то, что ее противница отчего-то не пользовалась теми способностями о которых была наслышана фрау и что самое странное – не пускала в ход острые клыки. Думать о том, какого черта это было именно так, времени не было. С каждым ударом она теряла силы, не спасал даже нож, которым оберштурмбанфюрер не раз ударила рыжеволосую противницу, очередная рана заставляла ее ослабить хватку, давая фрау Фордберн передышку в несколько секунд, но затем она наносила ответный удар, по сравнению с которым жалкая самозащита немки не стоила ничего.
Неужели вот так все закончится? Вот здесь, в грязи этого проклятого гетто, неужели мне суждено умереть именно здесь…все мы достойны смерти, кажется так ты говорил? Быть может…пусть так…
Марлин сдавалась. Ночное небо плыло перед глазами, она отчетливо различала вкус собственной соленой крови, ей казалось, что схватка длилась несколько часов, несмотря на то, что это было далеко не так. Добраться до пистолета больше не было даже надежды, он остался намного выше, почти у дороги. Фрау Фордберн закрыла глаза, прислушиваясь к ударам собственного сердца. Интересно услышит ли она последний? Или смерть все же приходит раньше последнего удара?
Но удара не послышалось. Громкий нечеловеческий крик вернул ее к реальности, крик раздавался откуда-то сверху и принадлежал мужчине, очевидно вампиру. Словно в подтверждение ее слов следом последовал еще один незнакомый возглас.
- Вольфрам!!!!
Неожиданная легкость разлилась по всему телу женщины, давая возможность глубоко вздохнуть. Марлин с трудом открыла глаза. Вампирша исчезла, на долю секунды фрау заметила, как где-то выше, там откуда они скатились в эту гадкую канаву ее силуэт. Рыжеволосая бросилась помогать своим, значит не зря Менгеле творил таких, как Штайнер. Оборотень явно знал свое дело. Логика подсказывала фрау Фордберн лежать смирно, ожидая когда перестрелка закончится и надеясь на то, что Гретхен и Штайнер сумеют разобраться с оставшимися вампирами. Но разве могла она, дочь генерала Фордберна поступить так?
Сейчас или никогда… Марлин попробовала подняться, закашлявшись собственной кровью. Ей удалось сесть, каждое движение отдавалось болью, заставляя фрау Фордберн кусать до крови и без того разбитые губы. Встать пока что не было даже малейшей надежды, оставалось ползти. Она даже не стала возвращаться за пистолетом, это слишком долго и слишком трудно. Судьба же на ее стороне не так ли? Скорее всего так умирают идеалисты, как она выберется из гетто? Выберется ли она вообще или же просто умрет по дороге, встретив очередного собрата той рыжеволосой, что чуть не отправила ее на тот свет. Фрау Моргнер между прочем теперь тоже одна из них, но отчего то Марлин верилось, что старая знакомая не станет ее убивать, она не сделала этого тогда в клубе, не сделает и теперь…а если нет. Пусть так. Отчего-то Марлин было все равно. Если она выберется из этого ада и вернется к своим живой, она отплатит ей за услугу, доложив что Эльзабет мертва. В конце концов все это время фрау Фордберн была уверена – гетто ключ к тому, что ей нужно, гетто еще один шаг к мести. И теперь было слишком поздно останавливаться...

0

18

Немка, мало обращая внимание на происходящее уселась в позе лотоса на землю, глядя на вампира,  который зубоскалился на нее. Ему бы только ядом плеваться - усмехнулась альтер эго. Затем, поднявшись девушка задала риторический вопрос
-Пригласите за чашечку чая, любезный герр? - Оглянувшись по сторонам, Гретхен заметила фрау Марлу, находящуюся не в лучшем состоянии. Поблагодарив Одина, руны и иже с ними, ибо она взяла довольно много лекарственных трав. И даже одну настойку взяла. Впрочем, вероятнее всего вампир вряд ли пропустит ее просто так. Тяжело вздохнув, ибо делать что либо крайне не хотелось, немка сняла фуражку и сверкнув глазами воззрилась на Фрица. Вообще, вампиры приобретя сверхчеловеческую мощь вместе с ней приобрели и моральную уязвимость, ибо природа любит во всем равновесие. А значит, против "недочеловека" типа Готтхолд он бессилен. Поджечь изнутри, заставить страдать морально до такой степени, что тот согнется пополам и будет неистошно орать. Главное, чтобы одни на один. Но фетишистка же добрая. Ага-ага. Ну в смысле - фрау Фордберн ыла как-то важнее вампира. А посему тот лишь отключится. Воззрив на него очи и что-то прошептав немка довольно улыбнулась - зараженный уже лежал без чувств. Пробежав несколько метров и спустившись в "овраг", рыжеволосая присела на корточки рядом с фрау и осмотрела ту, слегка придерживая за спину и не давая ей упасть. Заколбасить/обезвредить вампиров - дело исключительно оборотня, недаром он здесь. Журналист, возможно просто испугался, светский человек жеж. Нарыв какую-то траву в карманах пиджака, немка победоносно вытащила этот сухостой и приложила к предполагаемым ранам Марлы. Для того, чтобы она встала и была способна двигаться, немка достала бутылек граммов на 200 и откупорила крышку зубами. Пахло не сахар. да и на вкус тоже
-Жа Шейх!-саркастично воскликнула немка и влила пол пузырька в рот фрау.

0

19

Если первый кровосос, напавший на странно ведшую себя офицера Готтхолд отделался сравнительно легко, то следовавшего за ним по пята такая судьба обошла. Фактически, тот, кого звали Вольфрамом, подписал себе смертный приговор, остановившись в замешательстве от обморока своего сородича. Для всех остальных все произошло в одно нелицеприятное мгновение - вампир словно взорвался в кровавое облако. Для виновника его смерти - это было сродни балету. Штайнер, бросившийся на помощь Готтхолд понимал, что даже не смотря на свою полученную силу и выносливость, ему не тягаться со проворностью бледнокожих. Поэтому он импровизировал - схватив с земли оторванную ранее дверь водительского сидения он, словно заправский метатель молота, Штефан, крутанувшись на каблуках сапог, он глухо рыкнул, с огромной силой запуская свой импровизированный "снаряд".
Время замедлилось за считанные секунды до того, как дверь оборванным краем столкнулось с вампиром - с громким свистом рассекая воздух, дверь автомобиля ударила торцом врезалась в грудь вампира. Сила удара была такой, что вампир даже толком ничего не успел понять - сначала, пронизывая легкие и сердце, внутрь проломились ребра а уже потом, запоздало подчиняясь инерции, с оглушительным треском лопнула кожа Вольфрама, превращая его в одно огромное облако кровавой пыли. А тем временем дверь, практически не потеряв скорости - словно бы и не было столкновения - продолжила свой путь, застревая в стене здания:
- Echte Zirkus. - Усмехнулся Штайнер, отряхивая с плотной ткани своего черного кителя то, что осталось от Вольфрама.

0

20

Она почти добралась до заветной цели, когда услышала возле себя шаги. Марлин повернулась в ту сторону, откуда они раздавались. Конечно…Гретхен! С одной стороны ей и правда нужна была помощь, так как многочисленные раны нанесенные рыжеволосой вампиршей лишили ее сил, а ползти по гетто в поисках семейства вампиров – одна из самых безумных идей, что когда-то приходили ей в голову. Но с другой стороны Гретхен могла не дать ей уйти…
В любом случае сопротивляться было сложно, поэтому Марлин приходилось терпеть все странные действия, производимые над ней Готтхолд. Хотя стоит признать, немка была талантлива в том, что делала. Фрау Фордберн почувствовала себя несколько лучше, особенно после алкоголя, который Гретхен просто силой влила ей в рот.
- Danke… - Хриплым голосом ответила Марлин, пытаясь откашляться – Я в порядке…надеюсь…
Фрау Фордберн попыталась оценить опасность собственных ран. Несколько глубоких порезов, ссадины, ушибы, приятного было мало, но все же идти она могла, а значит нужно было найти быстрый способ избавиться от Гретхен, несмотря на то, что она была благодарна внезапной коллеге за помощь. Она все еще отчетливо слышала крики и звуки непрекращающейся борьбы, вампирша теперь совершенно безумным голосом кричала французские ругательства Штайнеру, кажется теперь она добралась до него, в агонии мести. Штайнер хороший солдат, он справится, по крайней мере оставалось на это надеется.
- Помогите им… - Хрипло ответила Марлин, пытаясь подняться на ноги – Сколько здесь этих тварей…Лешек еще жив? Он черт возьми должен быть жив…это все моя ошибка…
Фрау Фордберн старалась быть драматичной, так как время было на исходе. Ей нужно было убраться отсюда до того, как все это закончится. Марлин всегда поступала так, идти до конца, во что бы то ни стало, умереть за призрачные надежды и идеалы. Быть может она просто искала легкой смерти?
- Вы им нужны… - Еще раз повторила Марлин, пытаясь подняться с колен.
Голова кружилась, боль разливалась по всему телу, запах крови сводил с ума. Она и правда в какой-то мере переживала за Лешека, ведь это она виновата в том, что он попал в эту историю, она использовала его в своих целях и если это обернется его смертью. Нет, его смерть была ей совершенно ни к чему. Но Марлин не могла остановится, ей нужно идти до конца…Осталось дождаться, когда Гретхен последует ее приказу, а потом пробраться через овраг чуть дальше…
Сверху снова раздались крики, теперь голосов было больше, это не мало удивило Марлин. К кровопийцам прибыло подкрепление? Если один из них спустится сюда, то второй схватки она точно не переживет. Нужно уходить…сейчас или никогда…

---->>> Цитадель Шпандау

Offtopic

Нарушила очередность, за вампиршу пост будет завтра

0

21

Крик Вольфрама заставил ее отпустить противницу, так и не завершив битву. Хотя немка больше не сопротивлялась. В несколько прыжков Маллин выбралась из оврага, на секунду окружающий мир остановился. Вольфрама больше не было, то что осталось от вампира было кровавым месивом, алыми каплями сползающими на мокрый асфальт мостовой. Маллин издала громкий, почти животный крик, глаза женщины расшились, словно остекленели. Она не понимала слова смерть, но понимала слово месть, она не умела сознавать до конца, но умела убивать. Инстинктивное болезненное чувство сдавливало грудь, она сознавала потерю, нет не смерть, именно потерю, боль. Подхватив с мокрой земли пистолет немки вампирша кинулась в сторону того, кто был виновником произошедшего. Оборотень. Она долго избегала этой драки, так как знала – оборотней создало Аннербе. То самое Аннербе, к которому принадлежал Берналь, но чувство мести было сильнее.
- C'est vraiment de ta faute! Casse-toi!!! – Прокричала Готфред, кидаясь в сторону оборотня, глаза вампирши светились безумием.
Она бросилась на Штайнера, оставшегося без огнестрельного оружия. В несколько шагов Маллин оказалась возле оборотня, оскалив острые клыки она выстрелила, несколько пуль пролетели мимо, но последняя все же попала в цель. Воспользовавшись минутным замешательством Штайнера Маллин прыгнула на последнего, стараясь сбить его с ног, но Штайнера спасла машина. Та самая, дверью которой он убил Вольфрама. Схватив оборотня за голову Маллин несколько раз сильно ударила его о капот авто, на котором Штайнер оказался спиной. В этот момент послышался шорох, кажется звук быстро приближающихся шагов.
Подмога – промелькнуло в голове у вампирши.
Шаги и правда принадлежали нескольким вампирам, услышавшим крики о звучных голос француженки, который было легко узнать в немецком гетто. Но это спасение одновременно стоило Маллин минутного замешательства. Несмотря на тяжелое ранение, у Штайнера все же оставалось преимущество в весе и мышечной массе по сравнению с почти невесомой для него Маллин. Ее сила вампира была хороша в атаке и даже в защите, но защите осознанной. Она успела почувствовать сильный удар о стену, в сторону которой откинул ее оборотень, через секунду запах свежей крови, собственной крови.
- Ah…je… - Невольно сорвалось с губ женщины, перед глазами слегка помутнело, но она все же смогла различить знакомое лицо. Возле нее был тот самый штатский, которого приметил один из ее вампиров еще тогда, когда она дралась с блондинкой. Его лицо показалось ей знакомо, Маллин хорошо запоминала людей. Она знала его там, в прошлой жизни, он приходил к ней в тот дом, который казался ей тогда тюрьмой. Она его помнила.
Тем временем один из новоприбывших вампиров бросился на Штайнера, второй же приметил выбиравшуюся из оврага Гретхен. Готфред уже не могла различить принадлежали они к ее клану или нет, да и сейчас это было не важно. Все они защищали свой последний дом – гетто. Одно было ясно, вооружен из них был только один, тот что кинулся к рыжеволосой немке, второй кажется атаковал оборотня в рукопашную. Оставалось еще несколько из отряда Готфред, но эти двое были тяжел ранены.
Маллин закрыла глаза, ей надо было заставить себя подняться. Больше всего ей хотелось забраться под кровать, ту самую из дома отца в Лаоне, как она делала в далеком детстве. Как удивлялся Берналь узнав о ее привычке прятаться, он всегда смеялся над ней и даже придумал волка, который живет под кроватью…
Маллин почувствовала на своих глазах слезы, оскалив от боли и безвыходности клыки она заставила себя подняться, открыть глаза. Не было больше ни Лаона ни Берналя.
- Помогите мне… - Неожиданно обратилась она к Лешеку – Они убьют их всех…помогите мне…
Снова послышались звуки перестрелки, возможно стреляла немка, а возможно Штайнер нашел оброненный Маллин пистолет…

+1

22

Сначала в голову пришла безумная мысль о том, что можно попытаться прорваться к машине и уехать. Безумная хотя бы тем, что он совершенно не понимал, как это, черт подери, делается, и непременно угробил бы себя. И пару-тройку нападавших, хотят они того или нет. Вот только самого себя гробить решительно не хотелось. Впрочем, идея насчет машины с треском провалилась, как только Штайнер принялся охаживать агрессоров водительской дверью. Лешек даже за голову схватился, правда, тут же скрипнул зубами и убрал руки от лица.
Фрау Фордберн внезапно исчезла из поля зрения, и вот это было уже совсем нехорошо. Не то чтобы Лешек так уж переживал за фрау Фордберн, скорее наоборот... Чтобы затащить их сюда, большого ума не надо было, а вот чтобы втихаря отправиться по своим делам...
- Jebię to wszystko...
Кажется, он сказал это вслух. И черт с ним. Вот если бы фрау Фордберн могла его сейчас слышать... ох, как много нового она узнала бы о себе... Ничего не скажешь, разумнейший поступок изо всех возможных - оставить, по сути, двоих бойцов и рвануть черт-те куда на поиски приключений. За самого себя пан Майер был уже относительно спокоен. Не то чтобы ему хотелось героически погибнуть прямо здесь, в грязи и мокром снегу. Но он хотя бы и на рожон не лез... осталось только придумать, как отсюда выбраться...
Что-то внезапно влетело в стену, с оглушительным грохотом, точно кто-то недюжинной силы, вроде Штайнера, придал этому, так сказать, предмету изрядного ускорения. Грохнулось, пробормотало нечто по-французски и уставилось на Лешека совершенно безумными глазами.
Рыжая. Вампирша.
- Помогите мне… – Они убьют их всех… помогите мне…
- Что?.. - Лешеку показалось, будто он не расслышал. Это же надо, сначала пытаться покрошить их в мелкий винегрет вместе с машиной, а теперь требовать помощи...

+2

23

Марла была довольно талантлива в актерской игре. Но обмануть интуицию невозможно. Впрочем, Гретхен никак не отреагировала на это. Учить кого-то, что-то объяснять было не в ее правилах. Как и помогать. По крайней мере, в открытую. Она никогда не цеплялась за людей. Свобода выбора - неважно, относительно правильного или неправильного, этого отнять не мог никто. И даже пытаться не должен.  Фуражка была натянута обратно на рыжую голову, а последнее, что услышала Марла от Гретхен было какое-то задумчивое -Твой выбор.
Густой, необычайно плотный и стелющийся по низу туман появился буквально с неба. И это было весьма на руку немке. Что быстрее, пуля или взгляд? Оказалась пуля. Впрочем, она пропахала лишь тонкую кожу запястья. Запах крови разнесся вслед за туманом. Запах привлекательной, вкусной и сладкой крови, несущей энергию. А у Готтхолд она по понятным причинам сильнее. Тихо рыкнув, вампир попытался повторно нажать курок, но внезапно упал на пожухлую листву, в припадке схватившись за голову и сдавливая ее. Сама фетишистка что-то крайне горячо шептала, невероятно преобразившись - глаза блестели безумием, а ярко-алые губы кривились в усмешке. Раздался вой - заутробный, отчаянный. Человеческий... Под сия фоновую музыку рыжеволосая безумно засмеялась. И так же резко прекратила. И смех и моральные пытки. Навряд ли у вампира хватит сил подняться. И тем более мстить. Как-то не вовремя вспомнился журналист и легкая усталость. Пожевав какой-то сухостой, все из того же пиджака, Гретхен взбодрилась и медленно побрела в сторону журналиста. Кровь из запястья капала мерно, словно отмечая ее путь. Тихо фыркнув, немка кончиком языка слизала ее.
-Мы, разумеется Вам поможем. И даже оставим в живых оставшихся. Торжественно клянусь - Готтхолд тихо хихикнула - Вылечим и оставим в покое. -Только Вы тоже попробуете нам  помочь, хорошо? -В конце концов, она здесь старшая по званию, ей и решать. Чертовы проблемы. -Ей, Штефан, не убей их там. Обездвижь, скрути, но не убивай. - Снова вернувшись к Лешеку и Маллин, немка поинтересовалась - Ей, светский гость и свидетель в порядке? Ну так, Вы подумали над нашим предложением, милая фрау?

Отредактировано Grethen Gotthold (2012-10-29 23:22:55)

+3

24

Атака рыжей увенчалась успехом исключительно из-за её скорости и того, что Штайнер её просто не ожидал - запах француженки затерялся в вони свежепролитой крови Вольфрама. С глухим рыком Штефан было бросился девушке навстречу, но выпущенная из Маузера пуля угодила точно в щеку оборотня, рассекая мягкие ткани раскаленным хлыстом. Рана не самая опасная, но невероятно болезненная, даже для оборотня:
- Sau!...- Прохрипел на наглую француженку Штайнер, пытаясь проморгаться от крови, залившей глаза. Увы, времени на это ему не дали - сорвав шлем, цепкие пальцы девушки вцепились в его лицо ногтями, с силой встречая затылок оборотня с капотом штабного автомобиля. Раз, второй, третий - кровавая вмятина на капоте углублялась с каждым разом... И вдруг - вампирша замешкалась, отвлеклась. Штайнер возможности не упустил - для удара было слишком быстро так что, ладонями упершись в грудь противника, оборотень с силой оттолкнул её от себя, швыряя в стену.
Все это время просто раздраженный, теперь Штайнер был в ярости - дыхание вырывалось из его груди облаками пара и брызгами крови, слетавшей с его изувеченных, медленно заживавших губ и щеки. Обнаженные в жуткой ране клыки медленно, словно жернова, двигались, скрежеща друг о друга. Словно и не живое существо вовсе, с четкостью автомата обернувшись к еще двум противникам Штайнер не стал тратить времени ни на бесполезный рывок к автомату - времени бы просто не хватило, ни на то, чтобы кинуться врагам навстречу - его левый глаз все еще плохо видел, а противников было двое. Зачем выдумывать велосипед, зачем тратить время?
И вновь знакомый скрежет металла и новый снаряд устремляется в противника - Штайнер слышал приказ Готтхолд. Он был против подобной инициативы, но не подчиниться не мог. Именно поэтому оторванным капотом автомобиля отрезало именно ноги одного из "бегунов". Была бы воля оборотня - на землю бы шлепнулась его отрубленная голова.  Не успел еще лишенный сим грубым образом ног ампир упасть на землю, как Штайнер, уравняв тем самым шансы, бросился на другого. Рывок, треск рвущейся ткани и сдавленный хрип - выпрямившись во весь рост, Штефан за горло держал последнего боеспособного вампира над землей:
- Она же... приказала... живым!... - Заскулил кровосос цепляясь за надежду и за запястье оборотня руками.
- Ты будешь жить но... - Штефан медленно поднял массивную ладонь, пальцами разводя челюсти кровососа, - ...обезвреженным. - оборотень играючи выдернул, один за другим, все четыре вампирских клыка, в издевательском жесте аккуратно складывая их в нагрудный карман его рубашки.
Перехватив вывшего от боли вампира за шиворот и, подняв его ныне безногого товарища с земли, Штайнер, словно два мешка, отволок их к машине. Сложив их у уцелевшего борта автомобиля и уже собирался направиться к Готтхолд, как опомнился - унтерштурмфюрер приказала обездвижить. Кованный каблук его сапога с хрустом свернул и расплющил сначала одно, а затем и другое колено вампира:
- Никуда не уходи. - Негромко прохрипел Штайнер, дыра на щеке которого медленно затягивалась нитями новой мышечной ткани. И вновь - рутинный процесс - Штефан, наконец позаботившись подобрать оброненный автомат и зарядив его, начал проверять тела лежавших на улице вампиров.  Один раз Штефану пришлось пускать автомат в ход, дабы прикончить агонизировавшего вампира - первая выпущенная очередь разворотила его правую ключицу, сторону шеи и лица - он не смог бы сказать и слова.
- Alles gut, frau Gotthold! - Отрапортовал Штайнер, так и не вспомнивший про пропажу шлема, подбегая к Гретхен.

+2

25

Маллин смотрела на все происходящее звериным, затравленным взглядом. Так смотрят пойманные волки, оставшись беспомощными, загнанными в клетку. Подкрепление не помогло и теперь оборотень расправлялся с оставшимися вампирами. Несмотря на то, что он исполнил приказ не убивать, то что делали эти люди с вампирами было для француженки невыносимо. Они были совсем не похожи на тех военных, что бывали в доме Берналя. Скорее они походили на тех, что запомнились ей из далекого детства, которые так жестоко разрушили привычный ей мир, Лаон, дом ее отца. Теперь они разрушали ее новый дом, убивая, уничтожая, без всякой идеологии, исполняя приказ.
- Прекратите!!! – Крикнула вампирша своим звонким, но немного севшим от боли голосом – Прекратите! Что вам от нас нужно!? Зачем вы пришли сюда…
Она облизала пересохшие губы, поднимаясь с земли и не сводя взгляд с рыжеволосой немки, которая теперь очевидно приняла командование на себя. Куда исчезла блондинка Маллин не видела, она даже не могла быть полностью уверена в том, что полностью лишила ее сознания, так как их схватку прекратил оборотень, убивший Вольфрама. Во взгляде Маллин читалась злоба и холод, чуть глубже непонимание и обида. Тот штатский, которого она помнила из своей прошлой жизни не спешил ей помогать. Предатели, все они были предателями, безжалостно отдавшими ее в руки властям, бросившими ее умирать в темном коридоре возле ее же гримерной.  Теперь он видел в ней только монстра, она чувствовала то презрение с которым он смотрел и говорил. Стоит потерять расположение в обществе – взгляды о вас моментально изменятся. Это Маллин поняла уже давно, но в силу своего характера каждый раз это заставляло ее удивляться вновь.
- Зачем вы здесь…мы не нарушали ваших законов…никто из тех, кого вы убили…не мы первыми пришли в ваш дом с оружием…вы пришли сюда, вы убивайте тех, кто не виновен ни в чем…какой помощи вы хотите? Вы убиваете моих людей и просите у меня помощи!?
Маллин оскалила клыки, но пока что не делала резких выпадов, внимательно смотря на немку, которую казалось вообще ни сколько не волновало происходящее. Маллин в очередной раз пожалела о том, что не убила ту, что была главной. Отчего то сейчас она отчаянно жаждала ее смерти, словно та женщина была виновницей всего произошедшего. Вампирша перевела затравленный взгляд на Лешека, который все еще продолжал стоять рядом, хотя кажется все же отступил на несколько шагов.
- Я помню вас…вы приходили в мой дом…теперь вы такой же как они? – Она слегка склонила голову, внимательно смотря в его глаза и ожидая ответа на свои вопросы.

0

26

- Ей, светский гость и свидетель в порядке?
- В относительном, - хмуро ответил пан Майер, неодобрительно покосившись на подбежавшего Штайнера. В целом Лешек был далеко не робкого десятка, однако соседство с подобным... хм... существом точно вряд ли перенес бы. Как, впрочем, и всякий, кто имел удовольствие наблюдать, как по-своему Штайнер решает проблему "обездвиживания" одного из вампиров. Удовольствие, надо сказать, весьма и весьма сомнительное - Лешек даже порадовался про себя, что не успел поужинать, иначе ужин тут же запросился бы обратно.
Рыжая вампирша между тем заходилась криком, настолько резким, что единственным желанием в этот момент было зажать покрепче уши и сбежать подальше.
- Зачем вы здесь…мы не нарушали ваших законов…никто из тех, кого вы убили…не мы первыми пришли в ваш дом с оружием…вы пришли сюда, вы убивайте тех, кто не виновен ни в чем…какой помощи вы хотите? Вы убиваете моих людей и просите у меня помощи!?
- Тихо! - нервы все-таки сдали. - Не ори... те.
Хотелось добавить про то, что они-де сами на рожон полезли, что никто их не просил расстреливать машину, теперь совершенно ни к чему не пригодную, даже в металлолом не сдашь... что вообще сначала могли бы спросить, что к чему, раз уж такие добрые, зла никому не желают и ничьих законов не нарушают, что, что, что... Но разговориться с этой женщиной значило дать путь к отступлению. Ей. И себе. Потому что она его, кажется, вспомнила, а он, как ни старался - не мог. Значит, и не надо было вспоминать, мало ли что могло всплыть в его памяти.
- Я такой, какой есть, уж не обессудьте, - Лешек пожал плечами, дескать, чего вы от меня хотите - чтобы все бросил и взялся вас защищать? При любых других обстоятельствах он непременно усомнился бы в правильности собственного решения, но это при любых других обстоятельствах. Теперь он тоже внимательно смотрел на нее - упрямо, не отводя взгляда, точно ожидая, что она сдастся первой.

+1

27

Немка задумчиво смотрела в глаза вампирши. Без каких-либо предрассудков, ненависти или же жалости. Блядский нейтралитет. А та кричала, буквально захлебывалась отчаяньем.  Ее вполне можно было понять. Дождавшись пока та выговорится и выплеснет негатив, Гретхен сухо напомнила Маллин о правах и фактах. Нет, обвинять она никого не собиралась.
  - Въезд в Шпандау разрешен каждому, если мне не изменяет память. Вот выехать – да, вопрос. Наша машина была атакована, как и мы сами. А здесь, простите, не Христы собрались – Альтер его хмыкнуло, давая о себе знать и заявляя права на впечатление окружающих. – Мы пришли исключительно спросить, если Вам что-то известно, и Вы поделились бы информацией с нами. Оружие – мера предосторожности, но огонь мы не открывали, спешу заметить. По форме вообще только один из нас одет. – Объяснялась Готтхолд  довольно устало и спокойно. Было отчетливо видно, что конфликты, проблемы ей абсолютно не нужны. - Так что, могу я вам задать пару вопросов, фрау? - Просто поинтересовалась фетишистка, без всяких намеков на применение силы. Хочет – пускай попытается оказать содействие, не хочет – ну что ж, не каждый желает беседовать с СС. Она не следователь и не опер какой-нибудь. Она общается исключительно другим профилем. Моральным. А заставлять кого-то не в ее правилах. Проблематично. Да и вообще, мутное это дело. Widerlich… 
Продолжая смотреть в глаза такой же рыжеволосой фрау, как и она сама, Гретхен достала внушительную и почти последнюю склянку. Жидкость в ней оказалась темного то ли синего, то ли фиолетового цвета. Оттуда же был извлечен атам – красивый, резной и, несомненно, острый нож с серебряным лезвием. - Нет, не тот, - бормоча запихнула его немка и достала такой же, только с черным лезвием. И недолго думая, полоснула по пораненному запястью. Только глубже и больше. Кровь себя ждать не заставила  и вскоре капли стали капать довольно часто. Именно их она и стряхнула в скляночку, предварительно откупоренную. Опять же, зубами. Юный химик, блять, – не сдержавшись, заржало эго, заставив немку издать тихий смешок. В склянке слегка зашипело на поверхности, отреагировав на красные капли и растворив их. Отбросив крышку от пузырька, вернее выплюнув, Готтхолд протянула склянку Маллин.
Восстановить силы. Коротко пояснила зеленоглазая.

+1

28

Штайнер знал о странных возможностях Готтхолд не по наслышке... Но каждый раз, даже после того что ему удалось пережить самому, его передергивало. Он не знал почему, но неправильность её... ритуалов - другого слова Штайнер подобрать просто не мог - заставляла оборотня вздрагивать от омерзения. Так что Штайнер просто отвернулся, решив понаблюдать за окрестностями.
Он слышал крики рыжеволосой вампирши - каждое слово. И все что он мог сказать в свое оправдание - приказы не обсуждаются. У него были подопечные, были враги, были возможности - а все остальное, уже было за ним - выбор, действия, последствия. Сложить все составляющие как кубики в детском конструкторе и посмотреть что получится, тайно надеясь на лучший результат. И плевать что не все кубики так охотно лезут на место - всегда можно взять клей и пару гвоздей, чтобы сбить спесь с особо несговорчивых деталей...

...Штефан вздрогнул, ощутив запах свежей крови. Казалось бы, какая глупость - дворникам придется пригнать не одну бригаду с водометами, чтобы убрать следы побоища. Вот только в отличие от пролитой Штефаном крови, запах принадлежал крови человеческой а если быть точнее - офицерской. Огромная, по сравнению с ручкой Готтхолд, ладонь унтер-офицера остановила унтерштурмфюрера как раз в тот момент, когда она подносила пробирку к губами вампирши:
- Как ответственный за вашу безопасность, фрау Готтхолд, я не считаю разумным подкармливать эту падаль. - негромко прорычал оборотень, не отпуская руки унтерштурмфюрера. Все видели на что способны кровососы, даже раненые - на таком расстоянии рыжеволосая могла выдрать сердце из груди Готтхолд прежде, чем оборотень смог бы даже отреагировать. Так же удачно она могла захватить её в заложники.

+1

29

Маллин уже было протянула руку к склянке, так любезно поданной рыжеволосой немкой, как ту остановил оборотень. Все это время вампирша старалась не смотреть в его сторону, слишком тяжела была ассоциация, которую вызывал у нее этот мужчина. Аннербе создало таких как он, чтобы убивать таких как она, а ведь именно сотруднику Аннербе она была обязана своей жизнью.
- Падаль? – Француженка все же посмотрела в глаза оборотня, без ненависти, изучая его лицо, словно желая запомнить и при этом думая о чем-то своем – Как быстро меняются мнения…если бы мы встретились несколько лет назад вы бы говорили иначе…все так говорили там…
Она посмотрела на мостовую, залитую кровью. Мир изменился так быстро, теперь остались только кровь и разрушения, ей казалось что он мир умирал, исчезал, рушился, словно Берналь был его опорой и все хорошее исчезло вместе с ним, растворилось в вечности. Она хотела бы умереть вместе с этим миром, но Берналь учил ее – нельзя сдаваться, никогда, чтобы не произошло. Теперь она могла только следовать его урокам, слепо, бездумно, ни видя цели. Но она привыкла выполнять то что он говорил беспрекословно. Значит так нужно, он сейчас там далеко, он наблюдает за ней, он не простит если она предаст его, да она и не умела…
- У нас нет никакой информации, кроме той, из-за которой мы напали на вашу машину…вы пришли сюда потому что кто-то совершил предательство…я догадываюсь…кто-то нарушил правила…а вы нарушили в ответ…ваши люди обыскивали дома…я видела…многих убили…просто так…они не нарушали закон... – Она как всегда сбивалась, когда разговор становился слишком трудным, затрагивающим факты – Мы знаем что вы ищите…кого…но мы не знаем где…никто из нас не знает…
Она все же выхватила сосуд из рук рыжеволосой немки и жадно припала к нему губами. Пьянящий вкус крови, совсем не такой, какая бывает у тех на кого можно охотится согласно правилам. То что дала ей немка и правда восстанавливало силы. Маллин даже могла сказать, что унтерштурмфюрер, как она определила по форме, была ей симпатична. Она не спешила исполнять приказов и казалось находилась в собственном мире, где-то далеко от гетто и всего произошедшего.
- А вы меня уже забыли…как быстро…еще бы…я же…падаль, так ваш друг сказал? А когда вы приходили в мой дом вы тоже так думали…я знаю…все так думали… - Маллин рассмеялась, что тут же явно заметила оборотня напрячься.
- Не убью...хотела бы…уже убила… - Она снова повернулась к рыжеволосой – задавайте свои вопросы…я вас слушаю…
Что-то вновь придало ей сил. Быть может та кровь, которую дала ей немка, а быть может то, что теперь она могла исполнять урок. Берналь учил ее как отвечать на вопросы тех, кто желает тебе зла и она как цирковая собачка прилежно повторяла заученные трюки.

+1

30

Все происходящее все больше и больше напоминало эпизод из театра абсурда. Подумать только, вампирша сначала устроила бардак, а теперь рассказывает сказки о том, какие они все замечательные и хорошие, как они никому зла не хотели, а что стреляли на поражение - так это в запале боя, не иначе. А случись им встретиться с вампирами вот так запросто, без оружия и прочего, так оные вампиры их бы еще и кофе напоили. И показали бы выход из гетто, да. Тот самый, с помощью которого сами время от времени вылезают наружу. Бред, бессмыслица, глупость.
- Все, хватит, - сказать, что пан Майер был разозлен, значило бы сильно приукрасить. Вот теперь-то он точно взбесился, однако изо всех сил старался не показывать вида. Ненормальная какая-то смелость, стоять мало не под дулом пистолета и заливать о чести и совести. Да еще и с этакой ехидной физиономией напоминать о том, что он-де якобы когда-то пришел к ней домой и теперь обязан все бросить и быстренько вспомнить стоящую перед ним. Да после подобного выпада он бы принципиально никого вспоминать не стал, сказал бы, что вы-де никто и звать вас никак, я вас первый раз вижу, оставьте меня в покое.
Тем более что цель их поездки сюда так и не была достигнута.
Впрочем, фрау Фордберн наверняка решила, что они тут справятся и без нее, и пустилась во все тяжкие сама. Идиотизм происходящего приобретал просто-таки невиданный размах.
- Задавайте свои вопросы, я вас слушаю...
- Э нет, так не пойдет, - плохо скрываемая ярость отчаянно рвалась наружу, казалось, он готов придушить вампиршу своими руками. - Давайте-ка сначала выберемся отсюда... - Лешек обратился к Гретхен, на которую за отсутствием фрау Фордберн возлагал довольно-таки большие надежды. - А фройляйн... простите, не знаю вашего имени... словом, фройляйн составит нам компанию. Идет?

0


Вы здесь » Spandau » Spandau » Улицы и переулки Шпандау