Spandau

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Spandau » Spandau » Дом семейства Райнер (бывшее здание районного суда)


Дом семейства Райнер (бывшее здание районного суда)

Сообщений 31 страница 36 из 36

31

НПС Адель Хартманн

Все время разговора вамприша напряженно следила за действиями Вильгельма, внутренне удовлетворяясь тем фактом, что они верно поставили на Райнера. Старый-новый гауляйтер Шпандау выдержал разговор с нынешним рейхсляйтером, который выдвинул свои условия. Пока что все шло по плану. Пока что.
адель проследила взглядом за уходящими Еленой и Хайнрихом, внутренне слегка сожалея о том, что не сможет поприсутствовать на их импровизированном представлении. Хотя пара блондинка-доктор сами по себе были забавным представлением, на котором можно было бы неплохо развлечься.
Удачи вам, детки, постарайтесь не умереть быстро.
Однако, дело было прежде всего и Хартманн так же поднялась практически одновременно с гауляйтером.
- Отличные переговоры, Вильгельм. Кажется, начало действительно пошло по нужной колее, - скупо одарила она комплиментом бывшего соратника.
- Но, кажется, я услышала фразу о передаче террористов властям. Как мы станем выкручиваться их этой ситуации? - не то, чтобы Адель переживала за вампиров, которые сами сунулись в капкан, ей было отчасти наплевать на новую семью, но вот на тот факт, что эти вампиры могут передавать вирус и все будут истреблены она махнуть рукой не могла. Кажется, двое-трое из них остались в Шпандау, но что они могут?
- Или нам все же придется пойти на жертвы? - сухо, скупо и без каких-либо раздражающих эмоций. Изабелла знала на что шла и это могло быть одним из вариантов развития событий, но мнение гауляйтера все равно было интересно услышать.

0

32

Мики потерла сложила руки в замок на коленях, скрывая долгую усталость и напряжение.
Она знала, что здесь ее считали слабым политиком, не умеющим действовать в полную силу в сложившихся обстоятельствах, и считались с ней только потому, что за ней числилась целая вампирская община, прикрывавшаяся ее фамилией, состоявшая из далеко не худших представителей своего вида. Сама Мики считала свою семью лучшими из лучшим, потому как они, как никто другой, сумели сохранить лицо Человека с большой буквы в этих нечеловеческих условиях. Это была настоящая, неподдельная чистота и благородство морального облика, которые они выстрадали, не позволяя себе опускаться до уровня злобных паразитов, каким по сути являлась блондинка Рихтер, или та же самая Хартман. Может теперь они и погибали в своей простоте и благородстве, но Мики хотелось верить, что на этом ничего для них не закончилось, потому что жизнь сияла в их глазах в самые трудные времена.
В глазах паразитки Адель видна была только всепожирающая бездна. Для Радецки она была все равно что мертва.
- Так что теперь, Вильгельм? На Изабелле фон Хелльдорф теперь вполне могут запечатлеть клеймо террористки. Учитывая, что она была достаточно известной персоной до своего обращения, добропорядочной гражданкой, не скажут ли теперь, что ген вампиризма любого превращает в зверье. повинующееся своим деструктивным инстинктам? - покосившись на Хартман, в надежде, что та еще долго не найдется, что сказать, Мики продолжила.
- Мы помогаем ее устранить, с одной стороны, пытаясь сыграть на чувстве обывателя, сомневающегося до последнего, но с другой стороны - если она выйдет сухой из воды - а при е положении это вполне вероятно - не навлечем ли мы на себя еще большую ненависть? Скажи, не припасено ли для нее какого-нибудь "несчастного случая"? -
Радецки со всем своим упрямым упорством серьезно смотрела на Райнера с таким выражением, будто взглядом пыталась прожечь в нем дыру. В ее глазах читался немой вопрос, который она не решалась задать вслух: "Кто умрет сегодня, выполняя план?"

+1

33

Набережная

- Изабелль моя. – Посчитал своим первоочередным долгом напомнить присутствующим Кепплер…или Ансельм? – сколько личностей скрывалось в одном существе, не знал никто, тем более он сам. Раздробленное сознание с каждым годом все сильнее теряло связь с реальностью. Намеренно произнесенное Микки имя дочери Гитлера нашло дорожку в затуманенное жаждой сознание вурдалака, дергая за невидимые рычаги, оно напоминало о собственной важности. Сопротивляющееся белое тело, болезненные крики, вырывающиеся из красного провала рта, и хрупкая ладонь упирается ему в грудь в слабой попытке оказать сопротивление напору мужчины, яростно врезающееся в противящееся и одновременно подчиняющееся ему тело. Она всегда сопротивлялась, и всегда принимала его в конце, мешая свои стоны с его рычанием. О своей роли женщина вспоминала, когда он отстранялся от нее, надевая привычную маску праведного негодования, ненавидя своего  насильника и рожая от него детей. Двоих детей она понесла от своего мучителя – никогда вурдалак не забывал о них. Часть его помнила о них всегда, когда вторая половина стремилась сохранить свою связь с дочерью фон Брауна.
- Она моя. – Тот образ, который надежно сохранила память.
Люди Райнера пропустили его без проблем, украдкой морща носы, так и не привыкнув к специфическому запаху канализационной твари. Застыв в дверях, вурдалак являлся живым олицетворением того что из себя на самом деле представляют вампиры. Без масок и без притворства – животное, во власти душащего его чувства голода, паразит в организме народа задавившего диктатуру Сталина, смявшего власть Советов и привившую национал – социализм своего вождя. 
Сделав шаг  вперед проходя внутрь Кепплер немедленно забыл о том что собирался сделать. Забыл о чудовище, называющем себя Изабелль предавшей и бросившей их потомков, ради чего? Ее запах менялся, ее ценность падала, она превращалась в одну из тех оболочек – кукол сейчас окружающих главу семейства Райнер. Наверное, именно поэтому так болезненно - теплы были ладони Соммер, так пьяняще ее губы, так ярки глаза – женщина была пропитана жизнью, вызывая голод совсем иного свойства, чем тот, что испытывают вампиры повсеместно.
Из уголка губ по щеке на грязный воротник упала ниточка слюны. Прикрыв единственный глаз, вурдалак поднял голову чувствуя запах пищи. Три высших вампира на десять квадратных метров – слишком желанное блюдо чтобы оставить его без внимания.
- Ты не пришел. Ты опоздал. – Голодный взгляд уперся в переносицу вампира, перед тем как скользнуть к наглухо закрытому воротнику. Где-то под ним билась жаркая вена, полная крови. Кончики пальцев дрожали, представляя как они сорвут мешающую им одежды, добираясь до цели. Ведь сильнее всего запах исходил от единственного мужчины в комнате. Для вурдалака понятие времени не существовало, он только помнил об обещанной встречи, жаждая то что не мог дать ему никто другой кроме Райнера – иллюзию могущества, самый сильный наркотик аналогу которому не существовало потому что Кепплер не знал вампиров старше Райнера, готовых делиться с ним своей кровью. 
Дискредитируя Райнера перед остальными. Открывая их маленькую тайну, Кепплер не понимал что делает, все остальные проблемы затмило неуправляемая жажда чужой крови. В полутьме единственный глаз вспыхнул ярким фосфором, показались клыки, черты лица заострились.

+4

34

С уходом Елены и Хайнриха, с единственным кивком в сторону Зигфрида, Вильгельм молчал. Не долго, вполне ожидая некий ворох вполне ясных вопросов. Его разум был занят разделением и складированием по полкам каждого элемента их плана. Как архистратег, рассматривающий свою армию с целью выявления слабых мест, так и Райнер вынюхивал подобно зверю, где их пробоины. Что-то шкреблость в мозг, внутреннее чутью, как напоминание, что он, Высший, о чем- то забыл. Оторвав свой взгляд от ручки двери, Вильгельм очнулся от своих беззвучных метаний по закоулкам разума. Лицо с превосходной маской равнодушия и безмятежности дрогнуло, породив легкую улыбку.
- Адель, нам в любом случаи придется чем-то жертвовать. Или кем-то. Нравится нам это или нет, но не будешь же ты спорить с тем фактом, что Хайнрих или Елена, или Зигфрид могут не переступить более порог наших домов? Это война, такая же, как и прошлые. Никто не застрахован от пули в голову и сердце, но наша цель минимизировать наши потери и увеличить чужие. И террористы в любом случаи попадут в руки Рейха, даже без нашей помощи. По твоему рейхсляйтер настолько глуп и в его кружении находятся идиоты? Нет, хотя бы один террорист может быть пойман солдатами нашего любимого Рейха. Именно поэтому мы в большей степени имели дело с самой Изабелль, дабы ее так званые птенцы не особо могли описать с кем имеют дело. Даже если назовут наши имена, Рейх будет занят проверкой первые дни. Обработкой полученной информацией. А мы успеем воспользоваться этими «днями» и «часами» проверки.
Райнер говорил неспешно, совершенно ледяным тоном, в нотках голоса все же присутствовало нечто напоминающее... Человеческое торжество? Смех? Радость? Нет, в голосе был шахматный интерес. Высший был игроком, любая стратегия предполагала риск. А Вильгельм его любил, чувствуя себя в такие моменты живым. Имел ли он план для плачевного развития ситуации? Было ли что-то припасено для случая, если Шпандау захотят просто стереть с лица земли?
Глаза Райнера были носителем ледяного величия, скрывающего провалы бездны, а в бездне прячется,таится, извивается зло.
- Мики, мы не можем не сдать Изабеллу Рейху. Но мы не можем и отдать ее. Правда, сложная диллема? В наших интересах устроть спекталь поимки террористов и их передачу, но ведь столь ценный груз может не дойти до своего адресата, если очень постараться.
Ослабив самую малость ворот на шее, гауляйтер терпеливо молчал. Он рассматривал Микки, ненавязчиво. Сравнивая с Адель. Они были слишком разные, но в тоже время всех их троих связывало одно.
Дернув правой бровью в непонятном жесте и эмоции, Вильгельм скрывал свое удивление на приход Ансельма. Он почуял его раньше, чем тот открыл дверь. В семействе Райнеров каждый вампир уже привык к этому гостю. Как и в стае Кепплера многие привыкли к тому, что в их каналаизации часто расхаживал один Высший. Пожалуй, самый ли старый Высший из всех остальных?
Пройдясь взглядом по вурдалаку, вампир понял, что так терзало его разум. Голод. Первостепенный инстинкт. Кепплер был источником голода, он был им самим. Жаждой, полной звериного совершенства. Ансельм в своем нынешнем состоянии и виде являлся зеркальным отражением всех троих Высших. Неприкрытой сутью каждого, Мики, Адель, его самого, Вильгельма.
- Изабелль твоя, мы знаем. Я знаю.
Не зли голодного вурдалака. Так говорят дети Берлина? Чувствуя пронизывающий взгляд Ансельма, Вильгельм понял его настрой. Как было не понять, если они знали друг друга черт знает сколько лет?! Места проколов на шее от клыков на секунду прошила игла боли, иллюзорная боль. Скорее как воспоминание тела на былое, слишком частое, ставшее привычным. Кровь Высшего обладала наркотическим свойством, несла в себе букет силы, блаженства, вкуса власти и мощи. Первозданный источник, словно сорванное Евой запретное яблоко, кровь вампира для вампира. Падение ниже той бездны, в которой они очутились с помощью Рейха.
Вильгельм ощутил накатывающую злость, бурлящую внутри опасно расслабленного собственного тела. Позволить кусать себя при чужих он не собирался. Гауляйтер прекрасно знал, на что пошел, дав в тот первый раз глоток «алой жизни» Ансельму. Эгоистично привязав к себе, толкнув на еще более скользкую грань безумия. Увеличивая жажду и потребность, толкая в цепкий ошейник до конца его, Кепплера,  дней. С того самого глотка жизнь вурдалака навечно переплелась с жизнью Высшего.
Сдержав порыв оскалиться, так что дрогнули лишь уголки губ, ощущая острые крепкие клыки, Райнер смотрел на голодного Ансельма так, словно не было ничего изряда вон выходящего.
- Жертв не избежать. В наших силах их уменьшить. Возможность увеличить нашу численность.... Неужели вы думаете, Мики и Адель, я бы упустил "это" из своих рук и послал на убой? Нет, эту "возможность" для наших семей мы не упустим. Всему свое время.
" Остается сдержать и не дать вспыхнуть войне меж семьями за эту возможность пополнить свои  ряды." Райнер думал и об этом, прекрасное понимая, что они прежде всего звери. А звери всегда вцепятся в глотку друг друга если нужно будет отстаивать свое продолжение рода.
- Ансельм, что скажешь ты? И да, я опоздал, ты видишь почему.
Отвлечь вурдалака было невозможно. Вильгельм это знал и не пытал иллюзию. Скрывающий ворот шею не мог скрыть пульс и стук крови. Дискредитировать себя Райнер не собирался позволять, Высший был Высшим. Собственная власть была превыше много. Зрачки глаз расширились, поглощая яркую радужку, под сжатыми в одну линию губами скрывался предупреждающий оскал.

+2

35

Адель Хартманн

Хартманн даже не стала скрывать, насколько ей неприятен вид пропившегося бомжа без мозга и ориентации в пространстве... Пардон, герра Кепплера, который явился к ним, распространяя миазмы и желая только одного - крови. Светлая бровь удивленно взлетела вверх, когда женщина увидела, как вурдалак потянулся к шее гауляйтера. Разумеется, кое-что она знала об "особых отношениях" бывшего более-менее интеллигентного вурдалака, но чтобы все было настолько близко. В голову вампирши запечатлилось увиденное, сформировалось в мысль и ушло на задворки сознания. Полученную информацию она сможет использовать и потом. Сейчас ее гораздо больше волновал Кепплер, отношение которого к данной авантюре все еще оставалось туманным. Насколько она могла знать, в плену у Изабеллы сейчас находилась и дочь вурдалака, так что жизнь очередной блондинки, которая пыталась прорваться к власти, могла повиснуть на волоске, стоило бы только уронить одно неосторожное слово - и голова фрау фон Хелльдорф улетела бы в канализацию а тело бы не нашли. Кажется, герр вурдалак предпочитал "доедать все, что находится на тарелке".
Ответ Райнера ее вполне удовлетворил и Адель кивнула.
- Что ж, ты прав. нынешний рейхсляйтер действительно не так прост, как может показаться. Но ведь и наши "террористы" тоже не так просты. Если ты не забыл, Вильгельм, они - совершенно новый вид вампиров и не хотелось бы потерять их... всех.
Она чуть покосилась на вурдалака, который только недавно заявлял о правах собственности на наследницу Гитлера.
- Однако и Изабелла не так просто и запросто сможет выкрутиться из этой ситуации. Хочется верить, что она окажется еще и не глупой и не станет подставлять всех. Хотя ты и это предусмотрел - проверки и в самом деле оказываются достаточно долгими. А уж терять последних лояльных к Рейху вампиров... Это им точно не нужно.
Сегодняшний вечер мог бы обойтись бех жертв - все и так были ослаблены войной. Но вот как-то не верилось в то, что этот инцидент пройдет нормально, все помирятся, возбмутся за мизинчики и все сбегут куда надо и зачем надо. Адель была реалисткой и уже заранее знала, что кто-то сегодня умрет.
кто-то из тех, кто ушел сейчас в центральную часть Берлина.

0

36

Всех слов и междометий, имеющихся во всех языках Европы, не хватило бы Мики, чтобы описать свои эмоции в момент, когда грязное, дурно пахнущее существо, само естество которого было противно, потянулось к шее гауляйтера, лидера, который был поставлен над ними.
Само собой, слухи о вурдалаке и его компании ходили разные, включая и разного рода связи с первым лицом Шпандау. Но одно дело - слышать об этом из чьих-то уст, другое - видеть своими глазами. Не дожидаясь "развязки", Радецки поднялась со своего места, пожалуй, излишне резко, и отошла в дальний конец кабинета, повернувшись спиной к пришельцу, навострившего зубы на гауляйтера. Сама мысль о подобном "доминировании" была ей противна, и она не могла заставить себя наблюдать нечто подобное, даже осознавая, что подобным жестом может оскорбить Райнера.
Изабелла уже была политическим трупом, оставалось только сделать из нее труп настоящий. Но вот тот факт, что разбираться с этим делом придется, возможно, ее брату, принять было тяжело. С одной стороны, Мики понимала. что это трусость - перекладывать грязную работу на кого-то другого, и не является признаком ни чести ни совести. С другой, неопровержим был факт того, что иных способов выживания в нынешней ситуации у них просто не было, и пойти на сделку с совестью ради жизни тех, кто ей дорог, Радецки могла не раздумывая.
Покосившись на присутствующих вполоборота, Мики спокойным голосом произнесла, обращаясь к гауляйтеру
- Простите мне мою слабость, герр Райнер. Слишком много вещей происходит, с которыми я не могу пока что смириться - И уж вряд ли когда-нибудь смирюсь

0


Вы здесь » Spandau » Spandau » Дом семейства Райнер (бывшее здание районного суда)