Spandau

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Spandau » Spandau » Цитадель Шпандау (дом семейства фон Браун)


Цитадель Шпандау (дом семейства фон Браун)

Сообщений 91 страница 117 из 117

91

Осознав, что неправильно поняла слова Торреса о разговоре с ее отцом, Адель расстроилась. Она практически потеряла интерес к его следующим словам, но все же слушала мужчину внимательно. Забрав из рук Кепплера пистолет отца, она вернула его вместе с кортиком в чемоданчик и бережно закрыла на оба замка. Стоящий в напряжении телохранитель Рихарда слегка ее раздражал, но она предпочла не обращать на него внимания, чтобы лишний раз не накалять обстановку. Торрес говорил о своем предложении дружбы, о поставках оружия, крови и прочей ерунде, которая должна была бы заинтересовать ее как главу семьи фон Браун... но Адель было плевать на это. У нее было все, что нужно, а то, чего не было, она с легкостью могла приобрести или... позаимствовать... Вернуть же потерянное ей не мог никто, ни Бог, ни Дьявол, ни герр Торрес, тем более. Ему было нечего ей предложить. К власти она не рвалась - этим занимался отец, пока был жив, а теперь ее муж. Крови было полно на улицах Берлина, в который она теперь имела свободный доступ. Оружие... ей хватало того, что уже было у их семьи, торговать она им не собиралась.
Торрес снова и снова называл их сверхлюдьми и это выводило ее из себя. Отец посоянно говорил об этом, что они новая ступень эволюции, что они - будущее, что они лучше людей, сильнее, быстрее, умнее... Она слушала его, кивала головой и соглашалась с каждым словом. Верила ему, не требуя доказательств. Только где же ты сейчас, отец? Сверхлюди не умирают... не должны, по крайней мере.
Присев на краешек своего рабочего стола, Адель взяла портсигар и вытащила из него одну сигарету. Закурив, она слегка прищурилась и в который раз посмотрела на их визитера. Рихард Торрес, пришедший в гнездо змей, в логово чудовищ и монстров, принес с собой предложение дружбы и тонны обещаний, но главного так и не сказал. Адель, как и все присутствующие в комнате, понимали, что бесплатный сыр бывает только в мышеловке. Да и то... лишь для второй мыши. За все в этой жизни приходилось платить и чейчас Адель хотела узнать цену дружбы герра Торреса.
Райнер, опередив ее,задал тот самый вопрос. Адель, выпустив кольцо дыма, улыбнулась Вильгельму и едва заметно кивнула головой.
Правильно, Вильгельм. Чего он хочет от нас - вот, что интересно.
- Да, я согласна с Вильгельмом. Меня тоже интересует, что Вы хотите получить от нас взамен, герр Торрес? Переходите сразу к делу.

+6

92

Торрес молча выслушивал слова недоверия от каждого из присутствующих. Внутри себя он уже определился, что доверие - не так черта, которая присуща вампирам. Хотя чего можно ожидать от проданных и преданных государством? Разумеется не оркестра с цветами и мгновенных согласий со всеми предложениями.
Когда Аделхайд высказалась последней - он заговорил. Таким же спокойным и ровным голосом, как и прежде.
- Громкий титул перешел другой расе? - Рихард, приподняв одну бровь посмотрел на Кепплера. В нём не было такой гордыни и видимой спеси, как в Аделхайд или Райнере и это было заметно с первого взгляда, - С каких это пор кучку вакцинированных служак стали называть расой? Поверьте, об оборотнях вы не знаете очень многого, чтобы говорить об их качествах с полной уверенностью. Не знаю этого и я. Но могу узнать, поверьте.
Торрес взглянул на Райнера.
- Если вы считаете, что оружие и, особенно кровь, это ресурсы неисчерпаемые - то спешу вас заверить в обратном. Очень скоро - гораздо раньше, чем вы ожидаете - в Рейхе произойдут перемены. И можете поверить - в это время вам, для сохранения своих гражданских прав и жизни, понадобиться нечто большее, чем нелегальные поставки крови и оружия. И кроме того - мои ресурсы не ограничиваются кровью, связями и оружием. Я всегда открыт для встречных предложений.
Лидер "Единого фронта" наконец остановил взгляд на лице Аделхайд.
- В конце концов каждый из вас, господа вампиры, спросил меня - что я хочу взамен. Но вся проблема в том, что вы хоть и слушали меня, но не слышали. Или не хотели слышать изначально - что, признаюсь, обескураживает, - Торрес пожал плечами, мол "обидно, досадно, но ладно" - Понятие "дружба" предусматривает, прежде всего, бескорыстную взаимопомощь во всех вопросах, по которым дружественные друг другу стороны имеют проблемы. Я понимаю, что еще не заслужил вашего доверия, чтобы дружба была по-настоящему бескорыстной - и поэтому предлагаю свою помощь сейчас, в обмен на дружбу и взаимопомощь в будущем... в те дни, когда Рейх будет меняться. Это, собственно, и есть основная суть моего предложения.

+2

93

Оставшись наедине, с напряженно застывшими наемниками, вурдалак откровенно заскучал. Ожидание обещало долго продлиться, потому он присел на один из стоявших неподалеку стульев и извлек из внутреннего кармана пачку сигарет. Его забавляло это подражание людям: новый, почти безупречный облик, бумажки на которые можно купить, что угодно, служебная квартира и прочие удовольствия жизни в свободном доступе. Для монстра, который привык жить на самом дне - это, не являлось жизненной необходимостью, но как приятно освежить в памяти старые воспоминания. Щелкнув зажигалкой, вурдалак подпалил кончик сигареты и затянулся. Его совершенно не волновало мнение дворецкого, призванного следить за местным порядком; несколько минут назад он уже символически выразил это плевком разочарования. Здесь попросту не было власти, способной заставить его стоять по стойке смирно и терпеливо ждать возвращения «хозяина».
- Будешь? – полюбопытствовал он у очевидно нервничавшего наемника, шире раскрыв пальцами пачку. Его вурдалаки разговорчивостью не отличались и вряд ли бы помогли убить медленно тянущееся время. Так что насквозь пропитавшийся страхом человек определенно представлял, куда больший интерес, нежели бесстрастные сородичи.
- Просто целься в голову. Это «ахиллесова пята» любого вампира, - ухмыльнулся, выпустив колечко дыма и предприняв ещё одну попытку завязать разговор. Наемник наверняка проходил «инструктаж», но смакование этой темы доставляло Бальдуру особенное удовольствие. Сам он появления братьев по крови не ждал, почти не сомневаясь в том, что до открытого столкновения вампиры не дойдут. Но, даже отдавшись во власть привычного ничегонеделания, бдительности (казалось бы расслабившийся) вурдалак не потерял и присутствие чужаков почуял прежде, чем они появились в зале.
Сюрпризом для наемников оказалось какое-то мутировавшее существо и девка, в коей бывший вожак с трудом признал пучеглазую холопку Кепплера. Она теперь выглядела куда более опрятно, однако манерам дикого животного не изменила и «приветственно» оскалилась в сторону наименее приятного ей сородича.
«Только дай мне повод, и я сделаю большую дырку в твоей безмозглой голове», - улыбнулся в ответ Бальд и выбросил в цветочный горшок дотлевающий окурок.

+4

94

Оторвав взгляд со своего люггера в руках Райнера, Кепплер протянул пистолет фон Брауна, подошедший к нему Адель. Пистолеты он успел подменить, когда осматривал трофеи, пользуясь тем, что по совпадению тоже пользовался люггером. В любом случае, эти реликвии были дороги только одному вампиру, находящемуся в этой комнате. Адель подобно дракону будет охранять свои сокровища, доставать, рассматривать и тихо плакать над своей утратой, коря, ненавидя, любя. Прислушавшись к своим ощущениям, вурдалак попытался понять испытывает ли он ревность, раз так часто обращается мыслями к этой проблеме. Тишина была ему ответом. Нет ясного ответа, но если вспомнить о   логике – он думал над этой проблемой, значит, совсем безразличным не был.
- Громкий титул перешел другой расе?
Перестав тихо шептать себе под нос, Кепплер поднял остекленевший взгляд на политика, силясь вспомнить, зачем он пришел. Память возвращалась постепенно, неохотно запирая чудовище обратно в клетку, готовое вырваться в любой момент. По лицу потекла тонкая стройка крови, беря начало из уголка глаза и пытаясь добраться до белоснежно-белой рубашки. Моргнув, вурдалак перехватил кровавую каплю, смахивая со своего лица, перед тем как громко, зло рассмеяться над  словами человека. Головная боль отступала, так же стремительно, как и появилась.
- Ты знаешь? 
Обойдя человека по кругу, осматривая, вурдалак не перестал смеяться, просто стал делать это тише.
- В самом деле? Ну, а что ты знаешь о нас? – Вместе голливудской улыбки, на лице вурдалака застыл звериный оскал. – Знаешь, что произошло мальчик?  В одно мгновение на территории Германии появились вампиры. Эволюция не происходит скачками и ее выбор последователен, обоснован, а не хаотичен. Не может в раз эволюционировать выдающийся спортсмен и страдающий от Альцгеймера старик. Слишком разные люди, слишком разный набор генов, слишком мало общего – мы потратили много времени, анализируя, наблюдая. Это…. 
Подняв свою ладонь, где черная кожа сверкала от стертой с лица крови, Кепплер поднес ее к глазам.
-…эволюция… - растер кровь между пальцев. - …или болезнь передающаяся через кровь. Своеобразный вирус. Хотите стать сверхчеловеком герр?
Оглянувшись на Райнера, он продолжил.
- Где гарантии, что мы тоже не вакцинированные служаки? Эксперимент, который вышел из под контроля, мм? Бесполезно спорить, ты обращаешься к чужим словам, цитируешь их с таким видом, будто они принадлежат тебе, а это не так.   
Об оборотнях Крамер говорить не хотел, единственное, что он пока о них не знал – как их убить, сразу и чтобы наверняка. Несколько попыток захватить одного из них потерпели крах.
  - в Рейхе произойдут перемены.
- Обязательно произойдут. – Изволил согласиться вурдалак, он ждал этих перемен, готовился  к ним, будет обидно, если в последний момент все придется отменить.
- чем нелегальные поставки крови и оружия.
Люди вымрут, а Америка сгорит?  Вурдалак не сразу сообразил, о чем толкует Рихард, но слушал не перебивая, по возможности не перебивая. Сознание и так грозилось ускользнуть, чтобы отвлекаться на посторонние явления, таки как, например принятие решения – когда подарить Райнеру обещанный танк и какую шубу выбрать жене. Шиншиллу? Норка? Норку он дарил в прошлый раз…
- На данный момент в Германии нет легальной поставки крови – вся человеческая кровь идет на нужды больниц, по всей стране. Самый большой банк крови в Германии принадлежит нам…мне, часть мы согласно договору распространяем, часть оставляем себе. Право на поставку оружия, а так же большинство государственных заказов принадлежат NNRB.
Просвещал, прогуливаясь за спинами людей, Крамер поглядывал в сторону двери. Меряя шагами кабинет, он говорил, слушал, опять говорил, останавливаясь редко.
- что, признаюсь, обескураживает,
- Какой интересный человек.
-  Чем это?
- Столько энтузиазма, столько фальши и фантазии.
- Кепплер…Кепплер не верит, в бескорыстность. Крысы сбиваются в стаю, чтобы легче найти пропитания.
- А люди чтобы использовать ближнего своего. Один в поле не выстоит, его сдует ветер.

Шептал вурдалак.
- И если ваша помощь бескорыстна – не значит, ли это что мы будем вправе отказать вам в помощи или ваша помощь обяжет нас обязательно помочь вам в будущем? Тогда это будут обязательства, но никак не дружба, потому что дружба предполагает не только бескорыстность, но и свободу воли….я не прав?
- Кепплер, думает, что каждый решает сам кого ему есть, а кем пренебречь.
Всегда приятно поговорить с умным человеком, особенно если этот человек – ты сам.
- Вы предложили помощь. – Выделил главное, говоря громче, тем самым подчеркивая, что с собой он наговорился. - Хорошо, мы ею воспользуемся. Нашу силы и возможности мы продемонстрировали год назад на площади Шпандау и демонстрировал весь год. О вас нам известно мало. Вы упомянули про должность гауляйтера…
Лукаво улыбнувшись, вурдалак жестом фокусника указал открытой ладонью в сторону Вильгельма Райнера.
- Вот вам кандидат. Дайте ему пост, докажите что с вами можно иметь дело и тогда мы вернемся к этому разговору. О крови и оружии можете не заикаться и не оставлять дары в качестве своей доброй воли, мы дадим вам в два раза больше, чтобы вы убрались от наших дверей. – Рука сжалась в кулак, да так что затрещали кости. – Как мы сказали…окажите нам реальную помощь.
- Quidquid id est, timeo Danaos et dona ferentes  - Шепотом добавил Кепплер, перебив Ансельма или это Ансельм перебил Кепплера?

+4

95

Абрахам Виммештайн, npc-персонаж

Всё будет хорошо. Как же иначе?
Предложение закурить. Лучше бы выпить. Почему в этом проклятом месте, в окружении тварей и упырей, хотелось хваленного виски и коньяка? Увы, выпивка будет потом. Если это "потом" будет...
Абрахам кивнул своим людям, давая сигнал проявлять спокойствие. Спокойствие, черт возьми! Даже не смотря на то, что появившиеся в поле зрения существа были излучали собой нечто похуже, чем пишут в книжках и рассказывают в сказках.
Всё в порядке...
Виммештайн стянул с себя противогаз, принимая предложенную Бальдуром сигарету.
- Спасибо...
И за совет. И за сигарету. Вот если бы выпивка...
- А во вторник Бавария обыграла Вердер... Видели?
И отчего на "вы"? Да зачем?
Всё ведь в порядке. Если что-то пойдет не по плану, то Вальтер их предупредит. Вальтер...
А что, если и Вальтера уже нет?
Виммештайн затянулся.
Все в порядке. Но нервы успокоить следует.
Рука сама потянулась к рации.
- Первый... первый...
Просто проверить. На всякий случай.

Разговоры. Суждения. Скрытые угрозы. Нет, если вампиры чем-то и отличались от человека, так это только врожденными проблемами с ротовой полостью и частыми визитами к дантисту в детстве.
Становилось скучно. Скорее всего от того, что боя, как такового бы, никогда бы не было в этой комнате. Была бы бойня - маленькая и кровавая. Гордая. Как некогда Польша, с ее бело-красным флагом.
Были бы кишки двух человеческих тел на люстре и гардине. Был бы маленький взрыв пары гранат. Возможно - чьи-то мозги под потолком. И ничего более.
Говорил Торрес. Говорила вампирка. Говорил странного вида тип, от которого, как показалось, чем-то несет. Не то, чтобы помешательством, но точно не розами.
Вальтер скучал. Вальтер хотел чихнуть. Только вот момент был самый неподходящий.
- Первый... первый...
Шипение наушника выбило из равновесия. Наемник нахмурился.
Виммештайн либо открыл пальбу, либо наложил полные штаны при виде вышедших к ним представителей местной фауны.
Что там еще случилось?
- Первый на связи. - Голос не дрогнул, хотя Ланс и ожидал этого. - Все в порядке.
- Порядок!
Пришла пора уходить. Только как бы намекнуть об этом Рихарду?

+4

96

Елена слушала слова Торреса со скепсисом, скрываемым за равнодушной дежурной улыбкой, и думала, что говорить о «дружбе» в данный момент мог либо наивный идиот, либо недоделанный хитрован, ибо дружбы в политике и делах общества, какие они есть на самом деле, нет и быть не может. Все опять вертелось вокруг власти и тех, кто ею владеют, а тут уж, как известно, все решает выгода. И о какой «бескорыстной взаимопомощи» может идти речь? Каждый, в конце концов, будет думать лишь о том, не пытается ли надуть его «друг».
Босс-вурдалак, судя по ухудшившемуся состоянию, рассуждал об этом с той эмоциональностью, которая вывела из равновесия тонкий баланс Ансельма и Кепплера. По-первости сотрудничества, Елене было удивительно видеть, как он переключается из одного состояния в другое, будто рычажок по выключению рассудка вырывают друг у друга из рук, переключая каждый на свой режим, два спорящих подростка. Как тогда, в первый раз на АЭС, блондинка получила первое предупреждения, когда ее попробовали на вкус в прямом смысле, и сейчас, уже привыкшая к постоянной смене одной личности на другую, Рихтер подсознательно настораживалась, когда рассудок начальника становился похож на взбудораженную рябь, разрушавшую идеальную гладь водяного зеркала.
Пока Кепплер говорил, блондинка молчала и слушала, несмотря на ухудшавшееся состояние босса. Вдохновенный диалог безумца с наибольшей долей разума, чем у многих, кого считают адекватными, звучал как последнее условие. Когда он прекратил говорить, рука Елены осторожно легла на плечо, успокаивая привычными жестами. Все это они уже проходили – нужно было вновь сосредоточить его внимание, чтобы Кепплер и Ансельм стали едины. Шепот вурдалака отдавался эхом у вампирши в ушах, пока она с видом бедной прислужницы провожала его на место. Усадив начальника и устроившись в положении у его ног, Елена, взяв платок, аккуратными легкими движениями вытирала оставшуюся небольшую полосу запекшейся крови у уголка глаз и говорила своим тихим, сливающимся с вечерним полумраком голосом.
- Не стоит ли надеть на бездомного щенка ошейник, пока он не стал взрослой псиной и не попытался укусить? -  Сухая ткань скользила по коже, с трудом избавляя от следов мгновенного безумия. – И если посмотреть, куда он метит, не кажется ли, что сотрудничество с этим почитателем фон Брауна принесет нам много увлекательных моментов? Поставить раком наш любимый Рейх. Снова. – Блондинка ухмыльнулась, оскаливая белые клыки, которые она уже почти никогда не скрывала, и, убрав руки от кожи над скулой босса, провела тканью по черной коже перчаток, стирая с пальцев последние частицы крови. – Он хочет эту «дружбу», но ведь не понимает до конца, что такое - дружба с нами.
Еще одна вещь, из-за которой Рихтер привязалась к Кепплеру – она безбоязненно высказывала ему свое мнение, и знала, что тот его так или иначе воспримет. Но в конечном итоге все решения Кепплер принимал сам. И об этом Елена тоже прекрасно знала.

+4

97

Бродя в лабиринтах собственного сознания, Кепплер смотрел строго перед собой, сквозь предметы. Словно забыв опустить веко, он не фокусировал внимание на том, что видит его единственный глаз, думая уже о других делах, о более важных. Здесь он закончил. Они не демократы, чтобы часами слушать варианты и предложения, обсуждать их и, не приходя ни к какому единому выводу разъезжаться по домам, чтобы завтра повторить все, что было вчера с тем мне успехом. Они выросли при сильном, едином вожде при сильной власти, чтобы быть другими.
- Не стоит ли надеть на бездомного щенка ошейник, пока он не стал взрослой псиной и не попытался укусить?
Ожив, вурдалак поднял голову, смотря прямо на свою помощницу, а не сквозь нее.
Мы – Крамер! Вспомнили обе личности и как только договорились они, полностью подчинилось тело – рукам одного кукловода. Мысли потекли стройным потоком, очередной микро инсульт остался в прошлом и ожидался в будущем. Невидимые нити натянулись, выпрямляя спину, размыкая сцепленные в замок руки, давая вампирше вытереть с перчатки кровь.
- Щенка выбирают осознано из всего великолепия, которое может предложить заводчик, ты не берешь первого попавшегося. Животные, как и люди – есть толковые, а есть без. Щенок, который будет гадить, где попало и грызть все, что попадется на зуб, нам не нужен. Бешеную псину никогда не поздно пристрелить.
Дружить с вампирами себе дороже. В конце концов, они были нечистью, бичом человеческого рода, врагами которых взрастила на свою погибель система. Отстранившись, поднимаясь, Крамер отработанным движением поправил узел галстука.
- Как бы раком не поставил нас Рейх, с непроверенными друзьями. Доверяй, но проверяй – это мы не мы придумали. – Сообщил вурдалак и вспомнил одну важную вещь, откладывать которую на потом было нельзя, опасно и не желательно. -   - в Рейхе произойдут перемены…
Шепотом, так чтобы его слышала одна Елена, напомнил себе Натаниэль.
- Мы уходим. – Взяв со стола шляпу, он водрузил ее на голову. - …но сперва, герр Торрес. Мы с вами деловые, взрослые люди и оба понимаем, что если хочешь получить что-то взамен надо дать нечто равноценное. Я назвал нашу цену, к сожалению, благотворительностью мы увлекаемся только в последние числа каждого третьего месяца. Мы послушали про ваши возможности  и теперь хотим посмотреть, на что вы действительно способны. Дайте нашему генералу политический пост. Я ставлю условие, потому что вы пришли к нам, а не мы к вам. Вы искали с нами встречи и нашли.
Достав из кармана портсигар и открыв его, вурдалак пересчитал оставшиеся сигареты, но закуривать не спешил.
- Если мое предложение вам не подходит, можете быть свободны. Возится с вами мы не будем, за подарки спасибо, их тоже можете забрать, но я так подозреваю у вас ничего не получится. – Однобоко улыбнувшись, Кепплер бросил взгляд на Райнера. – Встретимся позже, у меня есть дела. Закончи встречу.
И снова повернулся к Рихарду.
- Герр Торрес был рад знакомству.
Развернувшись, вурдалак вышел из кабинета, перепрыгивая через две ступеньки, он торопился. В зале были вооруженные люди, клоны того телохранителя, который замер возле Рихарда. Они его не интересовали, только Гели, Вильгельм и еще один субъект…
- Телохранитель нам сейчас не нужен. Вильгельм оставайся с Адель и Райнером. Гели ты с Адель. Фрау Рихтер идет с нами…
Отдав распоряжения, не собираясь спорить Кепплер, наткнулся взглядом на своего старого врага. Врагом был, а сейчас он кто? Будущий глава Единого фронта, если вспомнить, что когда и фон Браун подружился с вурдалаком. История повторялась?
- Ты мне должен одну жизнь. – Напомнил вурдалак вурдалаку, не прощая и не забывая о долгах. Не имея привычку оставаться в долгу, он как раз собирался это исправить и потому спешно покинул Цитадель.

==== Штаб-квартира NNRB

Отредактировано Keppler (2013-03-31 15:49:37)

+4

98

Рихард молчал слушал Кепплера, который, судя по его виду, постепенно становился полностью невменяемым - была ли это причина его какой-то "особенности" или все вампиры были в той или иной степени безумны - поведение Аделхайд лишь подтверждало эту теорию - Рихард не знал.
Но когда вурдалак прыгал вокруг него, разражаясь потоком безумных фраз, в которых, тем не менее, присутствовал смысл, Торрес сжал обе руки в кулаки. Крепко, но не до конца. Он не мог позволить себе терять самообладание, хотя и с большим удовольствием расстрелял бы этого клоуна. Так, чтобы он собственные кишки по комнате собирал.
- Я так понимаю, всем остальным сказать нечего. Что ж, хорошо. Его условия, - Рихард, с нескрываемым отвращением кивнул в сторону уходящего из комнаты Кепплера, - я принимаю. А вам, уважаемые, я предлагаю дополнительное время на раздумия. Нам всем порой его так не хватает...
Торрес тяжелым взглядом обвёл Аделхайд и Райнера.
- ...Времени.
Лидер "Единого фронта" развернулся и вышел из кабинета. Ему было совершенно ясно, что от вампиров добиться доверия - нереально. Как оказалось, год - слишком малый промежуток времени для привыкания к цивилизованному миру для тех, кто большую часть жизни жил под пулеметными очередями, ползая по заброшенным зданиям.
Наёмникам на выходе не нужно было давать знака, чтобы они следовали за ним - было видно, что люди рады убраться из Цитадели подальше. Равно как и Вальтеру, который, как был уверен Торрес, следует за ним.
Когда наёмники сели по машинам, когда отъехали от Цитадели, Торрес закурил, задумчиво разглядывая маленькую кнопку на железном пульте - тоже достаточно миниатюрном, чтобы поместиться в ладонь. Циклотриметилентринитрамин, полиизобутилен, диоктилсебацинат, моторное масло спецификации SAE 10 - вряд ли эти названия что-то скажут большинству из вампиров, находящихся в Цитадели. Но им могло бы что-то сказать другое название: С-4, пластид.
Нажми Рихард на кнопку, что сжимал в кулаке, тогда, в кабинете - и чемоданчик, в полые стенки которого была помещена взрывчатка, разнёс бы всю башню до основания. Последний аргумент в дебатах.
Торрес выдохнул дым, чуть приопустив стекло рядом с собой. Сейчас пульт не действовал - слишком далеко он отъехал от крепости. А данная взрывчатка без пульта была неопасна - даже если бы вампиры начали танцевать на чемодане или кидать его об стены.
- Кажется, я принял вампиров не за тех, - Торрес, ухмыльнувшись, обратился к Вальтеру, что сидел рядом с ним, - Но никогда не поздно образумиться, так ведь?

======> Шарлоттенбург

+4

99

"- Молчи. Терпи. Внимай.
Старина Пип Ланс сонно покачивался в кресле, причмокивая и пыхтя ясеневой трубкой. Ласковое солнце Италии шутя отражалось в его старинных очках с треснувшим окуляром, в тех самых любимых и драгоценных, настоящем достоянии фамилии. Сладко затянувшись, итальянец продолжил:
- Запоминай каждое слово и отложи его про запас. В наше время информация пострашнее ножа и опаснее пистолета. Удачно вспомненное словечко опаснее очереди из автомата. Оно рождает страх. А он, мой мальчик, ранит глубже меча. Запомнил?
Мальчишка хрюкнул. Говорить в тот самый момент, когда ты полчаса стоишь кулаками на мелком грубом щебне - то еще удовольствие. Но, видимо, этого звука было достаточно старому солдату.
- Отлично. В теперь можешь встать на ноги и вытереть руки. Твой урок мы продолжим после моей ванны. В отрогах уже лег снег, а я так люблю термические ванны. Ты же поможешь дедушке?"

Внимать. Слушать. Запоминать. Вальтер всё это прекрасно помнил и умел.
Обычные заказчики редко требовали от своих "пистолетов" такого важного для любого дела черты, как хорошая память. Рихард Торрес не был обычным человеком.
Теперь, Вальтер Ланс мог с уверенностью пройти по цитадели до кабинета Аделхайд с закрытыми глазами в полной темноте, проведя с собой группу вооруженных людей таким образом, что ни один из них не наткнется на стены или углы. Ланс знал, что в лестнице тридцать пять узких ступеней, что на пятой снизу имеется небольшой скол, а перекрытия между комнатами не пропускают звука. Иногда даже такие мелочи были необходимы. В случае с вампирами, похоже, такое знание было сравни чемоданчику со взрывчаткой.
Мерседес, чей мотор работал тише, чем швейцарские часы, уносил их все дальше и дальше.
Они все живы и целы, что было удивительно и даже странно - за всю операцию ни один оруженый ствол не плюнулся свинцом и ни одна капля крови не оросила грешную землю. Это было... так редко....
- Не поздно,  - согласился со своим "патроном" Ланс. - Но никогда не поздно дать им и второй шанс.
А им придется.
Битва за Рейхстаг, за кресло фюрера и власть не началась и не закончилась в тот самый день.
Битва лишь изменилась и приняла новый облик. В который раз.


-------> Шарлоттенбург

+3

100

Andrea Bocelli and Sarah Brightman - Con Te Partiro
Конечно же, никакого футбольного матча Бальд не смотрел. Тот вечер он посвятил опере.
Истосковавшегося по радостям прежней жизни по-прежнему непреодолимо влекло к искусству. Вот и в тот раз, сидя в роскошном зале, освященном тысячами огней, он жадно слушал родной итальянский. Да, в волевом представителе оппозиции не было ни капли арийской крови. И хотя почти всю свою жизнь Бальд прожил в Германии, забыть свои корни ему так и не удалось. 
Зал был полон, но вурдалаку казалось, что он совершенно один. Лишь только занавес поднялся, всё вдруг перестало существовать. Всё, кроме музыки и совершенно волшебного чувства, зарождавшегося в почерневшей от беспросветного мрака душе. Чувства глубокого восхищения. Даже не искушенному слушателю было ясно, как великолепны нежно льющиеся голоса. Бальдуру же казалось, что они обладают неведомой силой, способной поглотить его боль и дать взамен пусть кратковременное, но искупление, позволяющее дышать свободнее и легче.

Я уйду за тобою
В те страны, что никогда не видел
И где с тобою не был,
Теперь я их увижу,
С тобой я уплыву
На корабле по морям,
Которых, я знаю, больше нет,
И останусь там с тобою навсегда.

Говорят, что музыка высекает огонь из сердец человечьих.
Так знайте же - из вурдалачьих она его тоже высекает.

- Нет, у меня были .... другие дела, - признался Бальдур , любезно подпалив кончик сигареты наемника. Тот же явно продолжал нервничать. Конечно, у него ведь нет таких крыльев, как у вышедшего к ним «ангелочка».
«Интересно, если выщипать этому недоразумению перья, они заново отрастут?»
Шаги решительно пересекающего зал лидера вывели вурдалака из секундного оцепенения. Очевидно их миссия подошла к концу и теперь можно покинуть негостеприимную обитель. Одарив напоследок насмешливой ухмылкой оставшихся, он последовал за своими.

+6

101

Разговор бежал как-то слишком быстро, а Райнер после высказанных им же слов решил молчать. Молчать и слушать. Говорят же – бойся молчащего, бойся того кто слушает и говорит мало. Иногда высший относился к данным словам с иронией. Возможно, молчат, ибо не имеют головы или языка, а возможно строят коварные планы. В любом случаи Вильгельм сейчас хотел больше слышать и больше знать, чем встревать в дебаты про «сверхлюдей», про какие-то поставки крови и оружия. К сожалению, танк ему так и не предложили. Вот эта мысль засела далеко в сознании и внутри себя Высший все же вздохнул. Мечта мечтой, а мафия была жива. Райнер от стола с даром отошел и благополучно отправился в свое кресло, слушая Кепплера.
«Сам я себе танк куплю… Все надо делать самому.» Ворчать «старик» иногда ворчал, но мысли прятал при себе. Потому когда неожиданно его собрат по войне, друг по многим делам вурдулак проговорил одно слово – гауляйтер…. Райнер уже на первом слоге повернул голову, на последнем сдержался от желания приподнять правую бровь в удивлении. Да, жест фокусника у Ансельма всегда получался прекрасно, и сейчас словно на зайца, вытащенного из шляпы Кепплера, наверное, уставились все присутствующие. К слову, заяц этот проявлял истинное величие вампирской расы – невозмутимость.
Не шевелилось ничего, ни брови, ни уголки губ, ни единая конечность. Райнер был спокоен как танк перед нападением, не скрипел и не целился на поражение …
«А между прочим, гауляйтером я мог бы и быть.» Бывшая тяга к этой должности проснулась снова и вампир решил, что хватит прикидываться интерьером, шагнул в сторону. Опять к креслу. Сел и задумчиво потер свой подбородок.
Безумие Ансельма всегда выдавало гениальные идеи. Впрочем, иногда, это безумие ставило в тупик. Если не Райнера, то возможно окружающих. Но сам Вильгельм давно привык к этому, находя удовольствие в данных хитрых сплетениях мыслей и действий своего друга.
- Quidquid id est, timeo Danaos et dona ferentes..
Слышал ли он Кепплера? Этого никто не ведает, но мысли бежали той же безумной рекой, заключенный в рамки желания власти и взращенной  точно семя зла в агнце осторожности. Вампир, основатель семейства, не имеет права на ошибку.
- Asinus Buridani inter duo prata.
Не менее тихо, но с едва заметной меняющейся улыбкой. Слова были приняты, два выбора и возможная добыча. Казалось,  все это как любят говорят итальянцы – финита ля комедия.
Поймав взгляд Ансельма, однобоко также улыбаясь ему, Вильгельм кивнул. Они встретятся и ещё многое обсудят. Сказать, что Райнера не заинтересовали? О нет, его как раз заинтересовали. Просто сам герр Торрес не представляет чем и как.
«Оружие, кровь… Пост гауляйтера, что же ты мог бы ещё предложить для так званой дружбы? Рейх меняется, Рейх остается тем же, меняется его верхушка. Правь Рейхом, направляй его, истинная кровь может дремать в жилах людей и сверхлюдей, нужно просто знать куда давить…  И что пробуждать
Конечно, Вильгельм следил за тем, как реагировал Рихард. За тем, как слегка сжались его руки в кулаки. Кепплер был близко, Кепплер …. Высший буравил сощуренным взглядом человека, ожидая – вытерпит ли? Вытерпел, забавно. Отчего-то кровь, текущая по венам, стала горячее. Ему начинало это нравится. Уход Ансельма и голос Торреса заставил самого Райнера встать с облюбованного кресла.
- Мы подумаем, герр Торрес. Как и вы, собственно говоря.
Исчезал этот человек, исчезали его люди. Зато Цитадель стояла и Райнер не прерывал молчания, что повисло глубокой тишиной в данном месте. Смертных нет, нет аромата этой странной жизни. Этого пряного страха, что все равно был. Был где-то у кого-то меньше, у кого-то больше. На задворках сознания или ближе к «телу».
Переведя взгляд на Адель, Вильгельм снова направился к столу. Неспешно, задумчиво словно скользя через стены взглядом за этим человеком, предлагающим им дружбу.
- И что ты думаешь, Адель? Дружба… Такое громкое слово, пост гауляйтера, оружие, кровь, поддержка… Дар этого люггера тебе.
Сейчас хотелось услышать мнение жены Ансельма, и Райнер развернулся к ней, говоря вполне спокойно и куда больше с ноткой заинтересованности, чем ранее. Высший прежде всего думал о своей  собственной «семье», но также он брал в расчет то, чем они владеют с Кепплером. То, что было выстроено и сделано за год. Ставить это на игре в рулетке?
«Кто из нас готов так рисковать

+6

102

Этот человек начинал ее раздражать. Человек, что пришел с ним, тоже. Поэтому, когда Кепплер заговорил сам с собой, она несколько занервничала.
Только не сейчас, дорогой. Только не сейчас.
Она и сама не заметила, как подумала это "дорогой". Подумала и не передернулась. И все же кинулась успокаивать вурдалака Елена. Адель задумчиво проводила взглядом Рихтер и Кепплера до кресла, смакуя укол ревности, не произнося ни звука. Лишь убедившись, что Ансельм пришел в себя, кстати сказать, она так и не научилась отличать одного от другого, она снова повернулась к Торресу. Тот все говорил...и говорил...а затем пришедший в себя Кепплер начал ему отвечать. Быстро, резко, конкретно и по делу.
Адель не вмешивалась. Она редко его перебивала. И сейчас не хотела отступать от своего правила. Да и смысла особого не было. Муж высказал их общую мысль и возразить ему было нечего.
Его стремительный уход слегка обескуражил Адель. Она ожидала хотя бы прощального взгляда, но не получила даже и этого. Разозлившись, она окинула Рихарда Торреса недовольным взглядом, который едва не перерос в ненавистный, когда она увидела, сколько презрения и отвращенияон испытывал к Кепплеру. И даже не скрывал его, хотя находился на их территории.
Что-то ты больно самоуверен, ублюдок...
- Мы подумаем, герр Торрес. Хотя у нас времени все же чуть больше, чем у Вас.
Увидев, как за спиной Торреса закрылась дверь, Адель сразу же кинулась к чемодану. Вынув оружие, она взвесила пустой чемоданчик в руке и обнаружила, что тот слишком тяжеловат для пустого. Осмотрев его и обнюхав, женщина почувствовала странноватый запах, который ей ни о чем не говорил. Но звериное чутье и женская интуиция сделали свое дело. Раскрыв окно, она выбросила чемодан  наружу и услышала его прощальный всплеск, после того, как он погрузился в воду. Человек бы не докинул... Но она не человек.
- Бойся данайцев, дары приносящих, - проговорила она, оборачиваясь к Вильгельму.
- И что ты думаешь, Адель? Дружба… Такое громкое слово, пост гауляйтера, оружие, кровь, поддержка… Дар этого люггера тебе.
Призадумавшись на пару мгновений, женщина подошла к Райнеру и положила руку ему на плечо.
- Люггер вернулся туда, где ему и место. Пост гауляйтера... если этот... мудозвон герр действительно обеспечит тебе его, то еще не раз потом напомнит об этом. Не думаю, что ты хочешь быть ему обязанным всю оставшуюся жизнь. Этот Торрес слишком много говорит. И слишком много собирается дать. Только что он попросит взамен? Готовы ли мы будем ответить, когда ему это понадобится? Попросил бы ты с него лучше танк, и то больше пользы бы вышло... А вот, что я на самом деле думаю... если еще раз он когда-нибудь заявится в мой дом с подарком, начиненным взрывчаткой, я перегрызу ему горло быстрее, чем он успеет активировать детонатор.

+9

103

Вряд ли Рихтер за всю свою жизнь была когда либо более спокойной и внимательной, чем в те моменты, когда с ней говорил Кепплер. Она не знала, о чем он думал, когда видел ее не самый благопристойный вид, развязную манеру общения и всегда одинаково беспутно-распутный взгляд, да и не хотела знать. Ее волновало лишь то, что он говорил с ней почти на равных, как живое разумное существо с другим таким же существом, хотя проявлялись и разница в опыте, знаниях и положении в их замкнутом общественном круге. И это ощущение того, что тебя слышат и слушают, тебе отвечают, и ты воспринимаешь слова не просто как приказ, а как предложение для размышления, которое можно принять или не принять.   
Она уже не в первый раз ловила на себе взгляды Адель, не придавая им никакого значения. Учитывая, как они порою развлекались в казино, Рихтер можно было принять за элитную Кепплеровскую проститутку, но разве ее это волновало? Уже давным-давно она перестала придавать большое значение актам физической любви и любые на них намеки, относя их к разряду развлекательной гимнастики, небольшой физразминки, и поэтому гнева огневолосой фон Браун блондинка не боялась вообще. Она и не думала, что вообще возможно такое, что Адель будет к кому-либо ее ревновать. Идеальная во всех планах Адельхайд, будто лучшая алая роза в саду. И блеклый черный мак, облетающий под чужими пальцами.
Кепплер покинул зал, и блондинка поспешила последовать его примеру, поспешно склонив голову в знак уважения к остающимся, сделав пару шагов спиной вперед. По коридорам, лестницам. Елена вышла в помещение, где расположились наемники Торреса, и там же увидела Гели с Вилом. Она еще накануне сказала ему, что, скорее всего, будет отсутствовать всю ночь по важным делам, и тот, скрепя сердце, согласился отпустить ее, не вдаваясь в подробности.  Но сейчас Рихтер просто хотела напомнить Бауэру, как нужно правильно прощаться. Без слов.
Длинные пальцы скользнули в черные короткие пряди на затылке, пока Елена, приблизившись, прикоснулась к губам, нежно целуя, раздвинула их и, играя, подразнила мужчину языком, давая распробовать мимолетную нежность, но выскальзывая из объятий раньше, чем бы он успел поймать момент за хвост.  Учи язык жестов. «До скорой встречи».
Махнув на прощание рукой Вильгельму и всем, кто был там ей знаком, Елена скрылась за углом и покинула Цитадель.
----> Набережная

Отредактировано Elena Richter (2013-04-10 01:12:32)

+5

104

Вил удивленно дернул бровью, услышав, как зашипела Гели и проследил за направлением ее взгляда. Вурдалакша тоже узнала того старого хмыря, которого башкой окунали в вонючий ручеек, чтобы не притворялся, что сдох. Краем глаза наблюдая за наемниками, Бауэр шепнул в сторону Гели.
- Старый хрен переметнулся к людям. Видимо, совсем из ума выжил, - и ободряюще коснулся ее плеча. Это первое время девчонка едва ли не кусалась, когда на нее просто смотрели, но за год многое переменилось и эта лупоглазая теперь была не то чтобы даже младшей сестрой, а маленьким злобным зверьком, которого никто не любит и его остается только пожалеть. По крайней мере, теперь она от Бауэра не дергалась в сторону, а теперь даже вместе с ним пошла.
Между тем, встреча после их ухода из кабинета, продолжалась недолго. Глядя на подходящего к ним Кепплера, Вил переменил позу с расслабленной на "вытянуться по струнке", продолжая посматривать на уходящих наемников и их командира.
Выслушав приказ вурдалака, Вильгельм тихо ответил
- Так точно.
Время шло, а военная выучка осталась и не отступила даже по прошествии стольких лет. Он был солдатом и оставался солдатом постоянно, в какой бы должности не находился. Что ж, видно, такова его судьба. Еще и крылья... С ними можно было только детей пугать рассказами о демонах, как шутила Елена. Которая. сейчас, кстати говоря, тоже сбегала куда-то вместе с Кепплером. Солдатам не желают удачи, а они двое до сих пор два отчаянных солдата, по крайней мере для этого общества. Так что и поцелуй короткий и прощание не затянуто. И никакого "прощай, удачи, возвращайся и люблю". Это уже будет потом, когда она вернется живой и относительно невредимой. А сейчас...
- Покажи там всем, - невзначай, будто бы она его только что не целовала, а просто доложила, мол, ухожу по особо важным делам. Но она-то знает, она все знает...
- Гели, пойдем
Поднимаясь обратно по лестнице он размышлял о том, как несправедлива жизнь. Он, солдат и вампир, не может пойти вместо Елены вместе с Кепплером только потому, что ему волею судьбы пришлось носить эти чертовы крылья? Он их не просил. И то, что он пытался до сих пор остаться человеком и не утонул в том безумии, в котором тонули все остальные? Интересно выходит.
Наплевать.
Вил толкнул дверь кабинета и услышал краем уха окончание разговора, ощутимо напрягшись. Видимо, что он чуть не опоздал. Хренов телохранитель! Хорошо, что Адель была совсем не глупа и разобралась во всем сама.
- Наши гости оказались с двойным дном?  - поинтересовался он, готовый по любому приказу Адель выпрыгнуть из окна, догнать мерзавцев и вырвать им глотки

Отредактировано Wilhelm Bauer (2013-04-03 15:25:53)

+5

105

Старый упырь продолжал оставаться таковым. наглая самоуверенная ухмылочка, мол, я тут царь, хотя на самом деле вурдалак ничего не стоил. Поэтому Гели коротко фыркнула и отвела взгляд, ласково буркнув что-то неразборчивое крылану и продолжила следить за наемниками.
Когда "плохие дяди" вышли, Гели потянула носом воздух, пытаясь ощутить запах их чувств, которые выдавали рецепторы тела. Страх? Желание побыстрее уйти? Бета-вурдалак попыталась собрать свои ощущения воедино. но ее отвлек Кепплер, а поскольку ослушаться или прослушать вожака она не смела, то тут же переключила свое внимание и потеряла след. Выслушав приказ, она ответила так же коротко, как и Вилли
- Гели поняла. Гели ждет тебя.
Она тенью последовала за крыланом и уже около двери чуть ли не физически ощутила его напряжение. Рецепторы забили тревогу "что-то случилось!", но вот уже Бауэр вошел внутрь. Шустро проскользнув за ним следом и прикрыв дверь, Гели тенью встала за спиной Адель
- Гели остаться с Адель. Вил остаться с Виль-Гели. Плохие дяди уйти. - доверительно сообщила она информацию, застывая маленьким истуканчиком.
- Плохие дяди обидели Адель и Райнера? -  поинтересовалась она, оценив обстановку.
В этом была вся Гели. Непосредственная, мыслящая образами и иногда впадающая в состояние нервной истерики и срывов. Говорила то, что думала и в голове не держала ничего.

+3

106

Райнер успел пройтись вокруг стола, что-то его нервировало. Не только этот разговор со смертным, что-то ещё… Такое тонкое, будоражащее собственное «я», звериное «я»? Вильгельм поджал губы и перевел взгляд на чемодан с люггером. Торрес вел себя слишком  как человек или не слишком? В голове крутилось каждое услышанное слово, а за ним бежали сотни крыс с подтекстом.
«Если согласиться, то… Что я получу? Пост?»
Чуть дернулся правый угол губы, скрывая голодный оскал. Тяга к власти это как тяга к крови. Каждая семья вампиров словно впитывла в себя определенную черту. Ради власти Райнер бы пошел на… Что именно?
«И что я после отдам взамен? Поддержку? Мне это не нравится… Договор на словах ничего не стоит. Откуда такая уверенность, что потом вы не захотите от меня, герр Торрес, чего-то смертельного для моей семьи? Как говорят итальянцы, это… Честь и соблюдение омерты?»
Ворох мыслей. Они жужжали и роились точно встревоженные пчелы защищая улей, желая  пронзить жалами своего врага.
Смотря, как Адель метнулась к чемодану и принялась взвешивать этот люггер, Райнер оказался ближе. Смотря на этот кусок металла с непонятным чувством. Ему не нравились странные дары. Они обычно не приносили ничего хорошего.
Вильгельм не обернулся, когда услышал цоканье каблуков,  открытие окна и… Всплеск воды. Он стоял и думал, щурясь и не дыша словно.
«Мне не нравится этот люггер… А кортик? Надо было б проверить все, но ладно
Почувствовав ладонь Адель на своем плече, Высший обернулся и внимательно слушал её. Семья для вампира было не пустое место. А их семьи связаны и бизнесом и не только.
- Эти дары вполне могут и убить… А может и нет.
Замолчав на пару секунд, вампир точно вслушивался в тишину. Он словно хотел услышать – будет ли что-то там, в той воде, где теперь покоился этот странный дар в чемодане?
- Этот пост был бы мне кстати года два назад, или даже год. Но я согласен, смертный не договаривает. Предлагает слишком много…
В пробудившейся откуда-то человечности, Райнер скользнул загрубелой ладонью по прядям волос Адель, всматриваясь в её глазах.
- Соглашаться на бесплатный сыр в мышеловке  я не намерен. Хотя, этот человек смог меня удивить в одном. Он пришел, намекая и предлагая. Отдать должное. Что-то готовится, что-то происходит. И пока мы не знаем что именно, глупо менять наши связи на непроверенные и новые.
«Но опять же… Чтобы понять что происходит, надо действовать…» Поток мыслей прервался на одном предложении, что произнесла Адель. Рука замерла, оправив одну из прядей, и Вильгельм   блеснул вспышкой взгляда.
- Попросил бы ты с него лучше танк, и то больше пользы бы вышло.
- Да, танк был бы кстати, - та самая улыбка, что всегда забавляла Ансельма. Райнер уже представлял в голове новый танк, в котором будет колесить по местности и стрелять по мишеням. Как будет петь двигатель, как будет скрежетать железо и с победоносным проклятием он, бывший группенфюрер, покажет, как надо воевать и управлять!
Высший взял себя в руки, отметая маячившую и буквально кричавшую в голове мечту о данном транспорте, возвращаясь на землю. Землю, что они любили и жаждали сделать своей. Вампир усмехнулся уголками губ и глянул куда добрее на Адель, тот оскал для нелюдя, что свидетельствует о согласии разделить такую трапезу.
- Теперь мы будем умнее. Пусть люди приходят, нам не стоит открыто показывать не только свои наклонности, но и желания. Он пришел с такими «дарами», мы можем преподнести ответные. Но кто знает, что скрывается за этим приходом. Мне кажется, все не так просто. Рейх не меняется, меняются его хозяева. Потому надо подождать… Подождем, что будет дальше.
«Но будем наготове…» - так и повисло в комнате, сочное, крепкое. Они знали все, что надо выжидать, усиливая каждую свою «единицу». Война перешла давно на новый план.
- Плохие дяди обидели Адель и Райнера?
Глянув на Гели, Райнер… Да, Райнер испытал что-то похожее на тепло и доверие. Это не забавляло вампира в сарказме, это вызывало почти отцовскую улыбку. Если такое ещё сохранилось внутри того старого Вильгельма, что давно когда-то был человеком.
- Нет Гели, эти плохие дяди просто скрывают свои истинные желания. Но мы это поняли и теперь… - Высший замолчал, пытаясь подыскать нужные слова. Ведь он сам так ещё и не мог увидеть полную ясную картину. Только куски, только какие-то обрывки, точно подранные на лохмотья гобелен.  – Мы думаем, что делать дальше.

Отредактировано Wilhelm Rainer (2013-04-04 23:31:27)

+6

107

Адель с улыбкой глядела на Райнера. Она знала его долго, слишком долго, отец ему доверял и поэтому сейчас она доверяла ему. Безоговорочно. Да и кому доверять еще? Если даже люди, приходящие к тебе в дом договориться о мире и дружбе, вручают тебе троянского коня с дистанционным управлением.
- Нужно отдать должное наглости этого герра... Но, видимо, от людей можно дождаться уважения лишь одним способом - страхом. Когда они боялись нас, представляя наши мрачные жилища с занавесками из человеческой кожи и ваннами, наполненными кровью младенцев, приправленной соком дюжины девственниц, подобного они себе не позволяли... - переведя взгляд на пистолет и кортик ножа, она прогнала грустные мысли прочь, пообещав себе подумать обо всем позже, сейчас же нужно было решить, что делать с этим мистером Торресом, - мы много сил вложили в то, что сейчас имеем... Слишком много крови было пролито и жизней потеряно, чтобы выстроить все те отношения и связи, которые есть у нас сейчас. Этот человек... словно взбунтовавшийся муравей, решил взобраться на вершину муравейника и установить свои правила. Он пришел к нам, чтобы заручиться нашей поддержкой, в будущем, однако же, он был готов к тому, что встретит среди нас недоверие и отказ, поэтому подготовил взрывчатку, чтобы избавиться от всех глав семей одним махом... что будет с драконом, если лишить его всех голов сразу? Правильно, такого дракона можно не бояться, вряд ли он станет большой помехой, когда не сможет кусаться и выдыхать пламя... Торрес готовит переворот - это однозначно, наше дело - решить, поддержать его или прихлопнуть обнаглевшего муравейчика...
Она провела пальцами по ладони Вильгельма, которой тот поправлял ее волосы, отец часто так делал...
В комнату вбежали Вилл и Гели. Оба выглядели взволнованными.
Наверняка, Кепплер дал им какие-то указания...
- Наши гости оказались с двойным дном?
- Да, но именно этого и стоило ожидать... Все-таки рыцарь шел в логово чудовища, слишком хорошо зная, чего от этого самого чудовища можно ожидать.
Адель не всегда замечала, когда начинала говорить подобными сравнениями, уволившими ее в прошлое, когда она еще была молода, невинна и восхищала людей на театральной сцене...
- Плохие дяди обидели Адель и Райнера?
- Нет Гели, эти плохие дяди просто скрывают свои истинные желания. Но мы это поняли и теперь…Мы думаем, что делать дальше.
Улыбнувшись, Адель подошла к Гели и положила руки девушке на плечи.
- Все хорошо Гели. Дяди действительно ушли и больше не представляют опасности. Но делать что-то и правда нужно... Что вы думаете на этот счет, господа? - спросила она, поворачиваясь к мужчинам, оставляя одну руку на плечах Гели.

+3

108

Раньше слово «вечность» привлекала их всех. Каждого, любой человек хотел не умирать. И казалось, если б мифы и сказки были реальны, почему не стать тем же вампиром? Это было так давно, что понятия жизни и смерти стираются. Райнер уже плохо помнил то чувство, когда твоя молодость и жизнь утекает с каждым годом. Люди боятся смерти.
Высший смотрел на Адель и понимал с теплым осознанием, они вечны. Они все, вампиры. Они – новая раса, и нет здесь никакой дискриминации. Это эволюция, это новые возможности. Это отсутствие старения. Только годы, годы, годы.
«Страшно ли тебе жить вечно?»
- Человечество всегда испытывало страх перед неизвестным, дорогая. Вспомни нас в первые дни, месяцы, годы, когда мы только стали тем, кем мы являемся сейчас. Ранее это было мифом, а сейчас… - Вильгельм задумался на пару минут, что было сейчас? Каждый из них начал свою историю. Он, Райнер, Кеплер, Адель, даже этот Торрес. Мир не стоял на месте, война за войной. Все ещё будет впереди, а тем, у кого впереди вечность это нужно. Дабы не умереть со скуки. Насытиться кровью, впасть в сети интриг, флирта и танцевать над пропастью. Высший думал слишком часто о том, что власть пьянит. И вскоре они, каждый из вампиров,  через годы будут что-то терять. Ощущение опасности, нехватка адреналина, что-то ещё. Слишком многое.
«В чем проклятие так званого вампиризма?»
Уголки губ бывшего генерала дрогнули, он не хотел впадать в философские размышления. Хотя слишком часто происходило наоборот и его ум точно многогранник показывал различные стороны и сферы, кусочки головоломки, выискивая то, что ясно ему. Не раскрывая карт и личных припасенных схем.
Его возвращала в мир бытия Адель, а он не только уважал её, а и любил по-своему. Возможно, как дочь, возможно, как партнера. В этом гремучем коктейле было слишком много. И ещё, цепкая хватка вампира за кусов власти. Вместе, будучи одним целым, они могут стать угрозой другим. Мафия процветала, они выдавали себя за истинных сицилийцев с их омертой, с их cosca.
- А что если этот дракон является Гидрой, Адель?  Отрубив одну голову, Торрес сам явит миру новые три? Пусть он шел сюда с целью, но его цель звучит слишком расплывчато. Убить глав семейств - это фактически выпустить всех вампиров на свободу. Я не думаю, что они готовы к новой войне с нами. Убив нескольких монстров – они породят ответную реакцию с нашей стороны. Можно говорить о связях, но где его доказательства?  Этот люггер, кортик? Слишком смахивает на фарс. Тем более а не ловушка ли это? Слишком много вопросов. Слишком много неясностей. Как бы мы не хотели, а покушения были, есть и будут. Эти муравьи, ходячая пища, вечно будут пытаться ужалить нас. Укусить, нанести вред. Он хочет переворота, несомненно. Но я не хочу влезать сейчас в это дело. Нам не раскрыта ни одна карта, нам не выказано истинное доверие. Быть слепым орудием в руках этого человека я не хочу. Но мне интересен ход его мыслей. Конечно… - улыбка тронула губы Вильгельма, истинно настоящая. Такая, что вокруг глаз появились мимические морщины. Он все же был когда-то человеком, не молодым, но и не старым. В расцвете своих лет, взрослых и уже достаточно многое впитавших в себя.
- Менять шило на мыло тоже не стоит. Меня тревожит состояние Рейха. То, что будет очередная грызня ясно, важно сделать выбор. Ты права в этом.
Райнер не знал, напоминал ли Адель её отца, но иногда ловил себя на мысли, что помнит его жесты. Помнит его слова. И нынешнее касание пальцев вампирши заставило разум подкинуть такой же кадр, он повторил жест Рихарда фон Брауна. А она – свой.
Слушая слова, вспоминая театр, вспоминая какие-то спектакли и красоту игры, Вильгельм продолжил свой жест – поправить локон, ощутить эту шелковистость волос.
Оказавшись в стороне от Адель, но смотря на неё и Гели, испытывая множество разных оттенков чувств, Высший однобоко улыбнулся. Его глаза наливались темноватым блеском, тем блеском, когда появляется желание действовать. Руки легли в карманы брюк, поджав губы, в легкой бездумной улыбке,  глава семьи Райнер продолжил уверенно и спокойно:
- Надо постараться узнать как можно больше про этого Торресса. Особенно кто за ним стоит. И попутно наблюдать за Рейхом. Хоть мы и так следим за событиями, что-то от нас ускользает. Что-то, что начинает медленно колебать воздух. Это предвестник нового начала.

+2

109

- Вот бл... - Вил еле сдержался, чтобы не выразится при Адель и взрослом ребенке. Страшно было подумать, что случилось, если бы Адель вовремя не среагировала. Наверное, к нему бы приходил призрак Рихарда фон Брауна и укоризненно бы висел над ним, мол, не сберег доченьку, а еще со мной на балкон курить ходил, ирод!
Сунув руки в карманы брюк, Бауэр, нахмурившись, слушал длинные пространственные рассуждения Райнера. Жутко хотелось закурить и побродить взад-вперед по комнате. Когда-то он командовал подразделением, потом группами Рихарда, сейчас же он не имел возможности даже спокойно выйти на улицу, чтобы в него не тыкали пальцами. Отчаяние, безысходность и прочие неприятности, которые он предпочитал загонять в себя и ни с кем не делиться. Даже с Еленой. Тем более с Еленой.
Что же до всего остального...
- Похоже, некоторым из нас предстоит вспомнить старые привычки. - Вильгельм оперся руками о стол. - И показать Торресу, что мы уже давно не люди, а сверхлюди. Ибо то, что он попытался посадить нас на мушку уже стоит того, чтобы ему не доверять. Он хотел посадить на короткий поводок. Только неясно кого - Кепплера, или остальных глав вампирских семей вот этим вот "подарком". - он кивнул в сторону окна.
- У него свои козыри в рукаве, у нас свои. Гели, - он посмотрел на вурдалакшу. - Скажи-ка мне, та вертлявая девчонка, Бьянка... Она сможет для нас кое-что сделать?
Затем вновь взглянул на Адель и Вильгельма.
- Мы захватывали Рейхстаг, при нас вампиры стали свободными. Мы - сверхлюди с огромными возможностями. Неужто мы не сможем приструнить одного муравья, который сейчас, судя по всему, только набирает силы в Германии?

+3

110

- Нет Гели, эти плохие дяди просто скрывают свои истинные желания.
- Они говорят не так, как думают. Как и многие на поверхности. - вынесла свой вердикт вурдалакша, слегка оскалившись. Гели не обвиняла никого, просто говорила то, что думала. Она довольно курлыкнула, когда Адель положила руки ей на плечи. У вурдалаков телесный контакт воспринимался иначе и был процессом чуть ли не интнимный. По крайней мере, Гели могла запросто зубами вцепиться в руку того, кто ей не нравится, если он вздумает до нее дотронуться. Эта привычка для нее была неизменна еще с коллекторов. Однако же Адель она доверяла и из-под руки не выворачивалась.
Гели, наклонив голову, внимательно слышала Райнера и многое для нее осталось размытым. Вурдалак не понимала иносказаний и завуалированности, для нее существовали только прямые значения слов, и вот теперь она слушала, сдвинув брови, и не очень понимала, о чем говорят вампиры. Гораздо лучше для нее воспринималась речь Адель, там она хотя бы о половине значений слов догадывалась.
Когда назвали ее имя, вурдалакша встрепенулась.
- Бьянка может. - ее подружка из стаи оставалась верной своим заскокам. То есть, она вроде бы как официально и находилась на поверхности вместе с остальной стаей Кепплера, но ее звериные повадки, недоверие, легкое сумасшествие и привычка шустро ползать по коллекторам и собирать информацию про все и про всех все еще оставалась в крови. Уж насколько была непосредственна Гели, похожая на остановившегося в развитии ребенка, то Бьянка была еще непосредственее. Приходило порой грозно шипеть на нее и Бьнка, смирившись с авторитетом бета-вурдалака, возвращалась, пару недель вела себя спокойно, а затем снова принималась за свое.
- Бьянка шпионит, Бьянка умеет. Бьянка проследит. - убедительно заверила вурдалакша.

+3

111

Сегодняшний день явно не задался и Пауль выглядел крайне раздраженным. Точнее сказать, он казался раздраженным и напряженным практически постоянно, но не всегда мимические морщины на его лбу говорили именно о расположении духа. Иногда это была просто защитная реакция.
Ты можешь быть циничной сволочью двадцать четыре часа в сутки, шесть дней в неделю – но на седьмой тебе понадобятся надежда и любовь. Не так. В случае с Паулем, на седьмой день тебе понадобиться "жирный кусок пирога", а точнее - плата.
И ты можешь говорить, что бутерброд всегда падает маслом вниз, залог отношений – совпадения и необходимость, но человечеством движет алчность, и в автобусе никто не уступит старухе место. Потому что "уплочено".
Все так.
Но на седьмой день ты просыпаешься и желаешь чего то большего, чем просто похвалу или ободрительный взгляд добротной бабы. То, чего никто не сможет дать. То, что придется отнять силой.
- А тебе бы только болтать, Гели... - ели слышно сказал Пауль своей подруге, по пути к дальнему углу комнаты. Он хотел занять место там, где хорошо слышно, но плохо видно. Желательно, его.
- Дамы. - кивнул он в сторону двух вампиров (вовсе не насмешливо. Лениво - серьезный тон был постоянным атрибутом Пауля). - Адель. - и приветствие жене вожака. Самое незаметное и малозначительное. Что-бы никто и посметь не мог подумать, что Пауль к ней подкатывает. Упаси Господь, братана на бабу не меняю!
- О чем толкуете?
Пауль присел на краешек стола и сложил руки на груди, так чтобы мог вдоволь покрасоваться бицепсами и показать всю серьезность своего положения. Ведь он не просто сраный кровосос, коими являются, по его мнению, половина из присутствующих, он приближенный Кепплера. А с кем, кроме Кепплера, еще можно считаться в наши дни?

+5

112

- Человечество всегда испытывало страх перед неизвестным, дорогая. Вспомни нас в первые дни, месяцы, годы, когда мы только стали тем, кем мы являемся сейчас. Ранее это было мифом, а сейчас…
Адель вспомнила и содрогнулась... В первые дни ей казалось, будто ее нутро горит, пылает, словно раскаленная печь, сжигая ее заживо. Каждая клеточка тела умирала и возрождалась вновь, по горлу словно прошлись наждачкой, голова раскалывалась на миллионы кусочков, жар и бред, страх и непонимание... А затем жажда... постоянная, непрекращающаяся, всепоглощающая, неутолимая... Время убивать. К убийствам она привыкала с трудом. Но контролировать себя научилась лишь спустя несколько лет. И это только физиологические последствия. Затем были аресты, выселение и заключение в гетто. И годы унижений. Вот, что сделало их сверхлюдьми. За все нужно платить. И она заплатили сполна.
- Пожалуй, это то, что я предпочла бы забыть, Вильгельм, - проговорила Адель, передергивая плечами.
Ей понравились его слова о гидре. Да, действительно, вампиры были значительной силой. А неконтролируемые вампиры, пущенные на волю судьбы да с развязанными клыками... были силой разрушительной и необузданной. Они могли бы смести все на своем пути. Стереть Рейх с лица земли, не оставив от Берлина ни камня. Это была бы чума, безжалостная и беспощадная. Но надолго ли ее хватило бы? Вопрос спорный.
Она повернулась к Вилли и выслушала его внимательно. Тот был взволнован и слегка разгневан. Она понимала почему. То же чувствовала и она сама.
- А что если он уже набрал силы? Чем объяснить столь самоуверенное поведение? Что, если мы ступенька, на которую он может ступить, использовав в своем подъеме, а может и переступить, уничтожив после? За ним нужно пронаблюдать, разведать обстановку в городе. У нас есть для этого определенные ресурсы, нужно их использовать.
- Да, мы следим. Но видимо недостаточно внимательно, тут ты прав, - обратилась женжина снова к Райнеру, - Бьянка была бы кстати, Гели, - эта девчонка скрывалась с невероятным успехом и добывала информацию, казалось, из воздуха, такой выживаемости в самых ужасных условиях она не встречала на у кого, - Попроси ее поработать для нас.
Кивнув вошедшему в комнату Паулю, Адель закусила губу... торчать в Цитаделе смысла не было. Все устали, перенервничали и были на взводе. Нужно было сменить обстановку.
- Толкуем о том, что нужно бы выбраться в город. Развеяться и осмотреться. Да и я хочу выпить, если говорить откровенно. Не составите мне компанию? - спросила она у всех присутствующих.

+4

113

- Толкуем о том, что нужно бы выбраться в город.
- Я как раз собирался туда двинуть. Есть делишки... - кивнул ей Пуаль.
Мужчина встал со своему места. Он несколько секунд побродил туда-сюда, будто обдумывает что-то, затем приблизился к Гели и тихонько прикоснулся к ее плечу.
- Гели, можно тебя? - тоном заговорщика пробормотал он, чуть наклонившись над ухом вурдалачки.
Из его головы никак не уходила мысль о скорой наживе. Если Кепплер не желает платить двойную цену, Пауль сам найдет способ подзаработать. К тому же, отсиживаться в Цитадели никак не хотелось.
Сегодня в "Пьяной Берте" один человек (которому, несомненно, можно было доверять) рассказал Паулю об одной интересной квартирке. Владельцы - какие- то снобы, из богатеньких, и, возможно, знаменитых, но фамилий "источник" не называл. Домик у них кто надо: множество антиквариата, дорогих шмоток, золотишко, а уж о таких мелочах, как столовое серебро и говорить не нужно. Но Пауль собирается идти туда не за ложками и вилками, его интересует твердая валюта - денежки, бабосы, лаве. Наверняка у этих толстосумов есть сейф, где они хранят часть "честно заработанного". А Господь велел делиться...
Вурдалак не стал дожидаться реакции не расторопной Гели и отошел подальше от всех, к выходу в темный коридор. Гели - безбашенная дамочка, только ей Пауль может доверить "прикрывать тылы", к тому же она не предаст и не потребует большой кусок от пирога...
Чего нельзя сказать об Адель.

+3

114

- Гели передаст Бьянке. - вурдалакша оскалилась, демонстрируя полный набор клыков. Она не умела улыбаться и почти всегда оставалась с одним и тем же выражением на лице, так что слабонервным не рекомендовалось находиться рядом, когда бета-вурдалак была довольна.
- Адель получит информацию.
Гели уловила стук чьих-то шагов и немедленно обернулась на звук. Заметив Пауля, она чуть приподняла верхнюю губу в приветственном рыке. Телохранитель стаи не был настолько безумен и сохранил человеческую речь в отличие от самой Гели, которой построение правильной фразы до сих пор давалось с трудом.
- Гели не болтает зря. - короткий полурык-предупреждение, какое обычно дает вожак.
Вурдалакша вновь повернула голову в сторону Адель, выслушивая ее предложение, а затем молча двинулась вслед за Паулем, бросив напоследок Вилли.
- Крылатый следить. Кепплер сказал.
Она скользнула к выходу вслед за Хауссером, не совсем довольная сложившимся положением.
- Чего ты хочешь от Гели, Пауль? - снова не слова а короткие, отрывистые рыки, понятные только вурдалакам, секретный язык детей коллекторов.

Отредактировано Geli (2013-04-29 16:39:43)

+3

115

Никогда не знает, куда приведут тебя дороги. Но Райнер пытался всегда предугадать, куда будет бежать очередная улица или тропа. Когда-то, ещё в той далекой войне, он с удовольствием управлял своими «людьми». Они шли одной тропой, что тянулась паутиной по землям. Сейчас же, когда прошло столько времени, добившись так званой свободы для вампиров (верил ли в эту свободу Высший? Это спорный вопрос), Вильгельм тщательно осматривал каждый камень и пыль, что была под его ногами.
Воспоминания о забытых почти днях перевоплощения, осознания себя «сверх-человеком», то, как билась в голове одна лишь мысль – еда. Еда, кровь, кровь – это еда. Способность выжить. Райнер помнил как его тело сводило от голода, как клыки царапали внутреннюю сторону губы и жажда одолевала ум группенфюрера. Он потерял это звание, с него «сорвали»  лишь с одежды этот статус, но в душе все оставалось прежним.
Первый глоток крови был похож на драгоценное вино. Вино, что будоражило. Это было схоже и на ледяную воду, что утомленный путник желает увидеть перед собой в пустыне. А ноги ступали не по воде, а по крови. Ботинки хлюпали в алом. Кровавое месиво из тел и оторванных конечностей. И только после странное осознание преломленного происходящего. Только после он задал себя один раз вопрос – кто я?
«Высший…»
- Если мы забудем это, то потеряем часть себя. В этом наша сила – мы не люди. Мы выше этого.
Это не звучало пафосно, Райнер не думал о величии новой расы. Он лишь рассматривал новые возможности. Без людей им не выжить. Люди – это почти нежный, лакомый корм.
Стоило вспомнить их вкус крови… И Вильгельм улыбнулся, понимая, что все же голоден. Мягкая поступь наступающей жажды, как лапы дикой рыси, пятнистой и бесшумной. Вот так она обхватывает нутро и мурлычит, напоминая, что каждого зверя надо кормить.
- Мне кажется мы слишком давно сами не пытались увидеть и услышать то, что твориться в городе. И пора исправить эту ошибку. Этот «муравей» либо уже имеет силу, либо собирает её.
Флегматично заметив, Райнер вышел из некоего оцепенения. Опять губы тронула теплая усмешка, ему как никогда хотелось окунуться в самый разгар событий. Конечно же, мысли о собственной «семье» немецкий мафиози не глушил в своем сознании.
«Да… Давно не было возможности выйти в так званый новый свет. Походить среди людей. Тем более я проголодался
Когда ты пьёшь кровь дома, в своем обустроенном гнезде, это одно. Устраивать кровавые убийства на улицах Вильгельм тоже не был намерен, но… Немного задумчиво-лукавый взгляд все же тронул его глаза, меняя цвет радужки на более насыщенный.
- С радостью составлю тебе компанию Адель. Я давно уже не наблюдал воочию как всё меняется постепенно вокруг нас.
Спокойно и размеренно чеканя слова, Райнер вполне был не против побывать в городе. Они вампиры, они сверх-люди, муравьям и смертным им не указывать и не садить на короткие поводки.
«Не зная зверя – не суйся к нему в нору
Пришедший курьер, пожалуй, все же смог удивить Вильгельма. Это само удивление выразилось и вытекло в склоненной на бок чуть голове и дернувшемся правом уголке губ. Пакет документов, официально подтверждающих, что он… Стал Гауляйтером.
И как тут не сказать, что игра началась?

+5

116

- Послушай, Гели...
Пауль не знал куда деть руки. Держать за спиной - показать не уважение, сложить на груди - демонстрировать силу и пренебрежение, упереться в бока - как то по-гейски. В конце концов, вурдалак оперся одной рукой в стену, таким образом Гели оказалась прижата к стене, но Пауль вовсе не хотел ее обидеть этим.
- Есть тут одно дельце...
Мужчина все никак не мог найти слов. Хотелось бы по-тактичней и по-мягче, но это совершенно претит натуре вурдалака. Почему Гели такой непростой человек. Фу, то есть какой еще человек? Они одной крови, а значит найдут общий язык.
- Я про Кепплера. Вот где он сейчас? Ты знаешь? Я - нет! Он мутит что-то без нас...
Голос мужчины стал совсем тихим, практически заговорчиским. Он еще раз оглянулся  куда-то в сторону света, нисходящего от главного зала Цитадели, облизал губы и продолжил.
- Смысле. Я не доволен распределением денег...
Мужчина свел брови и пристально вгляделся в глаза своей подруги. Выложить все на чистоту? Без лишних эпитетов?
- Есть маза подзаработать. Делов то на три часа. Выручка пополам. Что думаешь?
Он снова прикусил губу и перевел взгляд куда то в темноту коридора. Обычно с Гели долго договариваться не надо, если приказы раздает Кепплер, а теперь все может быть по иному...

+3

117

- Гели тебя слушает. - она воспринимала положение, в котором находилась рядом с Паулем, совершенно спокойно. Все же ей подчинялась стая, почти так же, как и Кепплеру. Правда, сейчас на поверхности были свои законы, а телохранитель не был тем, кто всегда останется под чьей-то властью, но вурдалакша его не боялась. Все-таки она доверяла ему прикрывать ему свою спину в стычках, а это значило многое.
- Кепплер знает лучше. - вот в вопросах старшинства Гели никогда не спорила. Вожак старше, вожак знает лучше. Эта истина засела у нее в голове и хрен ты ее оттуда вытащишь.
- Кепплер скажет, когда будет нужно. - вурдалакша снова рыкнула, давая понять, что это тема исчерпана и обсуждению не подлежит.
- Смысле. Я не доволен распределением денег...
- Тебе не хватает денег? - Гели по-птичьи склонила голову на плечо. - Попроси.
Она не хмурилась, не высказывала неодобрения просто послушала то, что он сказал.
- Видимо, Паулю совсем не хватает денег. - глубокомысленно изрекла вурдалакша, внимательно разглядывая свои ногти.
- Что нужно делать? - деловито поинтересовалась Гели. - И где?
Нельзя сказать, чтобы ее уж очень сильно интересовали деньги, но надо же было узнать, что там задумывает народ за спиной вожака.

+2


Вы здесь » Spandau » Spandau » Цитадель Шпандау (дом семейства фон Браун)