Spandau

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Spandau » Spandau » Цитадель Шпандау (дом семейства фон Браун)


Цитадель Шпандау (дом семейства фон Браун)

Сообщений 1 страница 30 из 117

1

Одна из самых значительных и наиболее хорошо сохранившихся крепостей эпохи Возрождения в Европе. Она расположена в северо-западной части Берлина на берегу реки Хафель. Здесь находится администрация вампирского гетто и личные покои Гауляйтера. Здесь обсуждаются и принимаются все важные решения, касательно жизни вампиров. Внутренняя обстановка скудная: минимум мебели, множество пустых помещений, заполненных паутиной и толстым слоем пыли, воздух затхлый, сырой. Большая часть зал вообще не используется.
В данный момент захвачена семьей фон Браун.

0

2

Когда у каменного крыльца цитадели остановилась служебная машина, Оливер резким движением задернул шторы и отошел от окна. Что опять натворили эти кровососы? Честно говоря, волноваться он начал еще когда услышал характерный звук, которым сопровождается отпирание ворот, ведущих к казармам. Это может значить одно из двух - либо к ним нагрянули ССовцы, либо привезли новых зараженных. Второго не было уже несколько лет, а вот первое случалось частенько, особенно с тех пор, как молодняк научился в тайне покидать гетто.
В дверь постучали. Что за церемонность? Не для вас ли здесь все двери открыты? Байш произнес "Войдите", и затратил несколько секунд на то, чтобы оглядеть свой внешний вид. Кажется, все в порядке.
- Гауляйтер Байш, прошу следовать за нами!
Вот так сразу? Оливер застыл на месте с немым вопросом на лице. Куда они его собрались везти? Неужели снова в цитадель? Для ежемесячного отчета еще рано, о особых нарушениях режима Оли в последнее время не слышал.
- Могу я поинтересоваться зачем? тихим голосом произнес гауляйтер
- Это секретно! - тут же, как будто заведенный, ответил офицер.
Секретно, вот как... Должно быть пришли новые разнарядки из центра. Еще один свод правил для его несчастных подопечных.
- Как скажите. Позвольте только накинуть плащ... Как только Байш направился к деревянной вешалке у выхода, раздался звонок. Он сделал жест в сторону офицера, чтобы тот подождал секунду, а сам поднял трубку.
- Слушаю...

Звонок (Апартаменты Абигейл)

0

3

Апартаменты Абигайл Вестервелле  телефонный разговор---->

- Гауляйтер Байш? - голос в трубке был одновременно взволнованным, но и очень слабым; было заметно, что девушка пытается взять себя в руки после сильного потрясения, хотя пока безуспешно: - Говорит Аби Радецки. Мой аппарат не слушают, не волнуйтесь, мы можем говорить свободно... Герр Байш, это Эртель, приемыш Райнера. Он пришел ко мне в квартиру в Берлине вчера с каким-то пареньком и... он убил его, гауляйтер! Разорвал на части прямо в моей ванной комнате. Он ставит под удар мою легенду! Он привлечет сюда Гестапо. Мне... - она осеклась, проглатывая комок в горле, и продолжила уже выравнивающимся тоном: - Мне нужны инструкции на этот случай.

0

4

Телефонный звонок.

В трубке раздался высокий женский голос. Оливер отлично знал его, ведь лицо фройлин Радецки он не видел никогда, оставался только голос. Она была не в себе, говорила что то про Эрнста и про гестапо. Как некстати... Гауляйтер прикрыл трубку ладонью и с деловитой улыбкой шепнул в сторону офицера "Секундочку. Моя племянница... Очень скучает!" В действительности у Байша не было никакой племянницы, ведь его брат давно погиб, а из живых родственников никого и не осталось.
- Аби, дорогуша, я не могу сейчас говорить... Произнес он вальяжным тоном, то и дело поглядывая на офицера. Поймав его настороженный взгляд, Оливер снова прикрыл ладонью трубку и добавил "Ее пес болен, очень волнуется".
- ...Мне надо торопится, господин полицай хочет со мной потолковать. Офицер снисходительно улыбнулся. - Но мы с тобой обязательно увидимся, очень скоро... Присматривай за своим псом и ни в коем случае не выпускай его на улицу!

0

5

- ...Мне надо торопится, господин полицай хочет со мной потолковать.
Аби мысленно выругала себя за то, что позвонила так не вовремя. Цепным псам опять что-то понадобилось от Байша. Не мудрено на его месте превратиться в козла отпущения и всеобщий объект нелюбви. Вампиры, закрывая глаза на монстров вроде Эрнста, винят в своих бедах гауляйтера, находящегося меж двух огней. Никто не любит начальство...
- Но мы с тобой обязательно увидимся, очень скоро...
- Значит, вы сможете приехать?
- Присматривай за своим псом и ни в коем случае не выпускай его на улицу!
- Герр Байш, он меня не послушает... Но я постараюсь! Я буду ждать помощи.
И Абигайл положила трубку.

телефонный разговор---->Апартаменты Абигайл Вестервелле

0

6

-...Ахахах... Всего доброго, милая... Оли изобразил смех, как будто его "племянница" сказала ему что то приятное, но вышло весьма наиграно. Далее он сразу положил трубку.
- Вы готовы офицер? Тогда чего мы ждем...
Сложно было предположить, сможет ли Байш попасть сегодня к Аби. Чертов Эрнст, будь он не ладен, вечно подкидывает головную боль гаулятеру. Может его уже раскусили, и, именно поэтому Оливера везут в неизвестном направлении? Ну нет, если его снова обвинят в чем то, он сдаст Эрнста со свеми потрохами. Жаль только Абигейл, не в чем неповинную девушку. Чтож, будем надеяться, что  самое страшное, что ей грозит - это переезд в Шпандау...
Оливер покинул Цитадель с тяжелой душей, за ним следом шел офицер. Машина тронулась с места и повезла их за пределы гетто. К удивлению гауляйтера - ни в гарнизоны. Они ехали дальше, по улицам вечернего Берлина, туда, где фонарей все больше и больше

---------http://spandau.mybb.ru/viewtopic.php?id=34#p463

0

7

Апартаменты Абигайл Вестервелле
Набережная

Путешествие через реку - ужасно неудобный вариант попасть в Шпандау, но он все равно лучше другого, более официального и сухого - быть привезенным туда взводом СС. Абигайл сидела у камина в центральной зале крепости, кутаясь в старый пыльный плед, который нашла здесь же.
В Цитадели, как всегда, было тихо и безлюдно: никто не любил здесь задерживаться, кроме Байша, даже его родственники предпочитали другое место обитания, нежели находиться в старой крепости. Поговаривали даже, что тут обитают призраки, но до всего этого вампирше дела не было. Она чувствовала себя здесь в безопасности, когда совсем рядом старейшины семей, когда Эртель в руках фон Браунов и не может даже подняться на ноги, когда она вот-вот потребует у остальных суда для него. Это будет справедливо, это будет правильно: пора научиться уже в конце концов разбираться с насущными проблемами и пресекать такие преступления, на которые идет Эртель, ставя под угрозу не то что окружающих, но сам вид вампиров.
Как же была взбешена и раздражена тем, как идет этот чертов вечер Абигайл! Она ворочала кочергой в камине зло и с нажимом, снова и снова представляя, как вгоняет лезвие в грудь проклятого людоеда. Она торопила минуты, мысленно снова и снова проговаривая про себя все, что намерена высказать на предстоящем совете, а он состоится - в том она была уверена. Сообщив дежурному по цитадели вампиру о том, что случилось и потребовав от него оповестить всех, кого надо, Абигайл ко всему кинула им вкусную косточку, намекнув, что речь пойдет и казни. Такое скучающие вампиры не пропустят. Пусть придут, пусть слышат как можно больше обитателей гетто то, что им скажет Аби.

+1

8

- Смотрите-ка, кого к нам принесло, какими судьбами? - Алира быстрым шагом пересекла помещение и, скрестив руки на груди, недобро покосилась на знакомую вампиршу. – Что-то от тебя веет знакомым духом…
Многозначительно хмыкнув, брюнетка одарила девушку испепеляющим взглядом и недобро прищурилась, пытаясь навскидку определить, действительно ли она чует еле уловимый запах Эртеля, или это всего-навсего злая игра подсознания. Вопрос в лоб, конечно, с лихвой бы решил все проблемы, но, отчего-то Валетти пришла к выводу, что мордобой прямо в сердце святая святых Шпандау может стоит дорогого. Сдохнуть больше не хотелось, хотелось взять и отпиздить девку за то, что она может быть причастна хоть каким-то боком к исчезновению Эрнста. Алиру вообще, право слово, очень бесило, если кто-то пытался оставить свои кривые отпечатки на чем-то или ком-то безумно дорогом для Валетти, ей перманентно хотелось оторвать дурную голову этим, безусловно, суицидально настроенным личностям.
- И все-таки, ты, наверное, знаешь, что Эртель пропал, - многозначительная, почти картинная пауза. За такими фразами, как правило, следует что-то из разряда: ты же понимаешь, что я вырву тебе все волосы, если ты его трогала. – Случайно, не видела его в последние двадцать четыре часа?
Во-первых, само появление этой дамы здесь, в гетто, уже весьма подозрительно, во-вторых, этот импринт, он всегда остается там, где был Эрнст недавно, запах табака, виски, крови и чего-то еле уловимого, чего-то почти параноидального, одним словом, ошибиться весьма сложно. Останавливало только то, что запах этот был настолько еле различимый, будто затертый или замытый. Оставалось надеяться, что Абигайл, хотя бы, видела Эртеля относительно недавно. Собственно, в-третьих, Алира предпочитала надеяться, что не придется организовывать долгие поиски ненаглядного, а он как-то так найдется сам собой, методом ненаучного тыка в небо. «Я искренне надеюсь, что ты ничего не натворил, в противно случае, я даже не знаю, чем апеллировать…»

+2

9

- Смотрите-ка, кого к нам принесло, какими судьбами?
Аби повернула голову на голос и подумала, как же ей не повезло, что эта тварь пришла сюда раньше других. Девка Эртеля, бессмысленная и беспощадная кровопийца, почти такая же, как он сам, только, пожалуй, еще глупее. Поморщив носик, точно вампишра принесла с собой запах помойки, Радецки поднялась с табурета навстречу и, поправив плед, повсиший на ее плечах, сквозь зубы процедила, ни разу не скрывая своего недовольства:
- И тебе привет, Алира.
Та смотрела на нее с ненавистью, Абигайл ответила точно таким же взглядом. Они друг друга отлично поняли и мысленно уже рвали одна другую на части. Во всяком случае за волосы  наглую девку Радецки бы оттаскала точно. Она считала, что имеет на это полное право - как может такая неприкаянная, легкомысленная и бесполезная для общества упырица столь неуважительно и резко говорить с ней, которая столь много делает для Совета шести семей в Берлине? И это было уже не в первый раз.
- И все-таки, ты, наверное, знаешь, что Эртель пропал. Случайно, не видела его в последние двадцать четыре часа?
Фыркнув, Абигайл медленно приблизилась к Алире Валетти и, передернув плечами, с ядом в голосе ответила:
- Скажу так: тебе следовало бы получше следить за своим дружком, да держать его в узде. Вчера ночью он вломился ко мне в дом, выпотрошил в моей ванной человека, а сегодня пытался напасть и на меня. Маловато ты внимания ему уделяешь, раз у него хватает дури кидаться на всех подряд.
Более наглого и вызывающего взгляда у Абигайл не было давно: она полностью была уверена в своей правоте и, как бы не отреагировала бы сейчас Алира - исход будет один. Совет и другие вампиры поддержат именно ее, Аби, осудят Эрнста и, вероятно - во всяком случае она будет этого добиваться - казнят его. Не зря она этой ночью столько натерпелась от этого ублюдка.

+2

10

>>>> Дом Хартманнов

Анна вошла в зал одна – Адель задержалась в коридоре, причин тому было несколько – то ли Хартманн решила поймать кого-то из шести глав вампирских семейств, то ли она намеренно пыталась скрыть что-то от самой Анны. Впрочем, Хольц не страдала излишним любопытством, то, что ей знать полагалось – она уже узнала. В частности причину этого собрания, результат которого повлияет не только на участников утренней драмы, но и на всех вампиров Шпандау.
В комнате были две женщины: пострадавшая Абигайль и подруга небезызвестного Эрнста Эртеля, виновника всей этой катавасии. Анна вежливо улыбнулась присутствующим дамам:
- Добрый вечер. – дежурно поприветствовала их фройляйн Хольц. - Абигайль, ты в порядке? - участие в голосе было неподдельным. Она и Аби были знакомы много лет, когда-то их свела недобрая у ворот Бухенвальда, они готовились погибнуть в огне. А теперь… двадцать лет спустя, они обе живы, дышат одним и тем же воздухом, живут одной и той же жизнью.
- Я рада, что он не покалечил тебя. Фон Брауны не давали о себе знать? – Анна обратилась уже к обеим девушкам.
- Это немыслимо. Эртель перешагнул все границы дозволенного и поставил под угрозу нас всех. – устало произнесла Хольц, совершенно не боясь реакции Алиры, которая была рьяной поклонницей того образа жизни, что пропагандировал этот вампир.
- Что же, подождём глав семейств. Полагаю нас ждёт очень весёлая ночка. – Анна невесело усмехнулась.

Отредактировано Anna Holtz (2012-09-27 15:54:12)

+1

11

----> Дом семейства фон Браун (брошеное бомбоубежище)

Цитадели Рихард достиг быстро - даже не смотря на сопровождение Гюнтера, несущего тело Эрнста на плече, и своей дочери. Конечно, вампир более всего предпочитал идти на важные мероприятия, требующие неотложной явки, самостоятельно, без каких-либо лишних людей или спутников.
Но на этот раз всё было немного наоборот.
На этот раз, казалось, даже мир немного накренился и дал трещину.
Увидев перед собой каменную громаду крепости, бывший офицер вздохнул: его боевой дух неизменно повышался, когда он видел это непоколебимое сооружение с контрфорсами, башенками и зубцами.
Хоть что-то относительно незыблемое есть в этом мире.
Дорога, пролегавшая по коридорам каменной резиденции гауляйтера, преподнесла немного полезной информации - судя по запахам, смешивающимся между собой в невообразимое ассорти, в цитадели пока собралось совсем немного вампиров, среди которых пока не было ни одного из его старых военных товарищей.
Шаг, шаг, еще один. Вот, из центральной залы уже стали различимы голоса.
- ... Полагаю нас ждёт очень весёлая ночка.
Рихард фон Браун распахнул прикрытую дверь в зал, а не смазанные петли диким взвизгом оповестили окружающих о его прибытии.
- Причём гораздо веселее, чем вы можете вообразить, фройляйн.
Вампир окинул всех присутствующих тяжелым взглядом.

Отредактировано Richard von Braun (2012-09-27 23:30:19)

+1

12

<--- Дом семейства Радецки.

Стук каблуков по асфальту, вторящее ему эхо, разносящееся далеко вокруг, давно - слишком - погасшие фонари - к чему освещать путь ночных жителей? Холод ноябрьской ночи, холод тел, движущихся во мраке, холод во взгляде, в мыслях.
Им бы давно растить внуков или покоиться с миром, да только Судьба распорядилась иначе. И с этим ничего уже не сделаешь. Да, ученые Рейха пытаются найти лекарство, вернувшее бы зараженным Жизнь - спокойную, соразмеренную. Но даже если подобная панацея будет найдена - не вернуться обитателям Шпандау в общество Живых. Их тело давно перестроилось под новый лад, укрепилось в своем положении. Попытаться стереть отпечаток инфекции сравнимо попытке обеспокоившегося мальчика вернуть бронзовую фигурку домой - в руды, из которых некогда были добыты металлы для сплава.
Произошедшего не изменить, остается лишь принять его, свыкнутся. А ведь хотелось бы вновь погреться в лучах солнца, встретить рассвет после богатой на развлечения ночи...
Впрочем, еще есть возможность встретить рассвет, вот только гореть ты будешь поярче. Ха-ха, вот так шутка, - на лице Верены не было и тени улыбки. Да и не на праздничный банкет она шла вовсе.
Всю дорогу она обдумывала, анализировала грядущее, тонкими нитями зацепившееся за уже произошедшее. И ни одна из раскладок не приходилась ей по душе.
"Что ж, посмотрим, к чему мы движемся," - подумала Радецки, заходя в крепость.
"Мы живeм в старинной келье
У разлива вод.*"
- подсознание выудило из недр памяти отрывок какого-то стихотворения, прочтенного еще до "заселения" в Шпандау. Почему-то именно сейчас. Видимо, пыталось хоть как-то отвлечь хозяйку от тяжких дум.
Коротко поздоровавшись с вампиром, встретившим Радецки, Верена направилась вглубь цитадели, оставив двоих сопровождавших ее членов семьи стеречь пальто и шляпку.
Затхлый воздух коридоров встретил своей обычной сыростью и несколько непривычными в своем сочетании шлейфами запахов собравшихся. Стараясь делать короткие вдохи, вампирша уже почти преодолела расстояние до главной залы. В последний раз повернув по коридору, она застала скрывающихся за дверьми фон Браун с Эртелем наперевес. Отголоски короткой вспышки гнева при виде сбрендившего вампира сохранились в льдисто-голубом цвете глаз.
Чуть ускорившийся темп шагов, и вот Верена уже открывает перед собой массивную резную дверь.
- Приветствую всех собравшихся, - проходя мимо одного из фон Браунов, на миг задержала взгляд на рукоятке торчавшего из груди Эрнста ножа.
Столовый набор! Моя девочка! - легкие в груди будто кто-то сжал. Быстро пробежавшись глазами по присутствующим, Верена нашла-таки Абигайл.
- Аби, - выдохнула Верн, с материнской нежностью сомкнув объятия и прижавшись щекой к макушке вампирши.
В порядке... Жива... - с души будто камень свалился, даже напряжение в теле чуть ослабло.
Рассудок Верены, видимо, немного отстал от нее в коридоре, потому как только сейчас она поняла, что среди увиденных вампиров была и Алира.
Не пройдет все даром, ох не пройдет.

*Александр Блок - Мы живем в старинной келье.

Отредактировано Verena Radetzky (2012-09-28 01:52:50)

+3

13

http://s1.uploads.ru/lCixn.jpg
- GM Ernst Ertel

Вильгельм Райнер

Вильгельм Райнер | Wilhelm Rainer
Внешность: Sean Bean
Истинный возраст: 90 лет
Выглядит на 45.
Член совета 6 глав вампирских семей. Властолюбивый и деспотичный вампир, бывший до заражения генералом танковых войск Вермахта. Представляет из себя человека старой кайзеровской закалки. Имеет четко сформированные представления о справедливости и порядке, высокомерен и по-своему жесток. Не одобряет методы нынешнего вампирского Гауляйтера, считая, что последний чересчур лоялен к установленному в гетто режиму и совершенно не способен действовать иначе как в интересах властей, зачастую идущих вразрез с интересами вампиров. Делает попытки организовать переизбрание Гауляйтера и сам метит на этот пост.

Щелкнул замок и распахнулась еще одна дверь, ведущая из башни в зал, где собрались вампиры. Тяжелый стук сапог, шуршание длинного плаща по пыльному каменному полу и горький запах меди сопровождали вошедшего Вильгельма Райнера.
- Мои приветствия собравшимся. - гулко и четко прозвучали слова, сказанные резким и заточенным под командование бойцами голосом старого вояки.
Как всегда его лицо было ожесточено и угрюмо, он строго оглядел собравшихся, задержавшись на Алире, для которой он предостерегающе едва заметно покачал головой, а также особо долго он глядел на обездвиженного Эртеля, мрачнея с каждой секундой. Пока глава семьи Райнер сохранял молчание.
Пройдя по зале, Вильгельм встал рядом с фон Браунами, как всегда демонстрируя, что только бывший солдат, такой, как Рихард, достоин его внимания и поддержки. Но будет ли она дана ему сегодня? Жаль, что здесь были и представители Радецки, и Хартманн - иначе разговор с главой фон Браун можно было бы повести более конкретный и прямой, они бы все решили, не оставшись в претензии друг к другу. К несчастью, в этой новой вампирской жизни, приходилось считаться с гражданскими, да еще с женщинами, среди которых хоть какого-то уважения, на его взгляд, была достойна лишь Адель Хартманн, которая, почему-то не явилась, прислав вместо себя помощницу.
- А теперь я хочу узнать причину, по которой я должен на это спокойно смотреть. - заявил Вильгельм, указывая на Эрнста с ножом в груди и обращаясь, вроде бы и ко всем, но на деле в первую очередь к фон Брауну, в чьих руках и был член семьи Райнер.

Очередность свободная, но не более 2-ух постов от одного пока не отпишется каждый хоть по разу

+1

14

Дом семейства фон Браун (брошеное бомбоубежище)
Адель вошла в Цитадель вслед за отцом. Она не отставала от мужчины ни на шаг, смотрела по сторонам, кидая на всех подозрительные взгляды и вообще всячески показывала, что находится не в своей тарелке и это ей явно не нравится. Адель осмотрела присутствующих и отметила про себя, что тех, кто согласится поддержать отцовское предложение, здесь не так уж много... И это плохо. От решения каждого зависела судьба всего их вида, но Аделхайд волновалась всего лишь за одну единственную судьбу - судьбу ее отца.
Завидев чету Радецки, Аделхайд едва заметно скривила нос и отвернулась, представив как эти двое раскудахчутся, во всех красках повествуя о нападении Эртеля. Наверняка, казни потребуют... Будто сейчас до этого.
Да один Эрнст стоит пятерых Радецки.
Адель надеялась, что не одна она это понимает. Увидев невдалеке Алиру, Аделхайд подумала, что с ней могут возникнуть проблемы...
Ну со мной бы точно возникли, если бы такое произошло с моим мужчиной. С которым? - внутренний голос, как говорится, не дремлет.
Усмехнувшись, Адель кивком головы поприветствовала подошедшего Вильгельма и успокоенно вздохнула. Рядом с ним ей всегда было спокойнее, ведь он так был похож на её отца. Она знала, что Вильгельм всегда поддержит Рихарда и от этого уверенность в том, что отцовская затея не окажется полностью провальной, возрастала во много раз.

+1

15

Впрочем, долго скучать без целевой аудитории Рихарду не пришлось - вскоре после его прихода в цитадель подоспели главы семей Райнер и Радецки. Причём приходу первого бывший офицер был действительно рад, потому как его дело касалось в главной степени именно Вильгельма, а затем уже остальных глав семей.
- А теперь я хочу узнать причину, по которой я должен на это спокойно смотреть.
- Я готов ответить на твой вопрос, - Рихард сделал знак Гюнтеру сгружать тело - и Эрнст, всё еще с ножом в груди, оказался на единственном не прогнившем столе, который находился в этом зале, - Только сперва хочу донести информацию более важную, нежели любые распри между нашими братьями-арийцами...
Рихард сделал паузу, выходя на центр зала, чтобы его могли видеть все, и развел руками.
- Господа.., - вампир кивнул Райнеру, - Дамы.., - ухмыльнулся Верене Радецки, - Наше трижды проклятое правительство, оказавшееся в креслах Рейхстага лишь по чудовищному недоразумению, наконец показало своё истинное отношение к нам, сверхлюдям. К нам, гражданам Рейха. К нам, ветеранам войны. К нам, победителям, которые заработали своей родине великое будущее. Был дан приказ сверху и, скажу честно, эта новость потрясла меня настолько, что я с трудом могу сейчас спокойно говорить... Жители Шпандау не могут отныне и впредь участвовать в празднике Великой Победы. Нам запрещено выходить в город. Нам запрещено, в наш, священный для всех, день, подходить к монументу памяти павшим. Нам запрещено вспоминать своих родных и друзей, павших на той войне. Эти ублюдки плюнули на нас и объявили нас вне закона. Закона, который придумали как раз эти самые ублюдки и который трактуется и изменяется так - как им заблагорассудится!
Речь фон Брауна становилась всё импульсивнее, он с видимым усилием мог держать себя в руках, стараясь не перейти на крик.
- Нам был брошен вызов. Была объявлена открытая война! Их первый шаг - лишить нас нашей гордости, нашей памяти и заслуг! Вы думаете они остановятся на этом?! Да черта с два - дальше только больше будет! Эти крысы, которые до смерти боятся, не будут убивать нас - о нет! Этого им недостаточно! Недостаточно, чтобы потешить своё самолюбие! Ведь они отлично знают, эти ублюдки из Рейхстага, что сравниться с нами никто из них не может! И им нужно, чтобы мы почувствовали себя бессильными, слабыми. Чтобы мы решили, что от нас ничего не зависит!
И знаете, что я на это скажу? У нас есть силы! У нас есть силы, чтобы свергнуть к чёртовой матери суку, что называет себя фюрером, истинно позоря великое звание!
Ибо мы были и остаёмся сверхлюдьми! Остановить нас нельзя, удержать невозможно! Да что там... даже смерть нам не страшна!
И поэтому я выдвигаю своё предложение - организовать сопротивление. Не отрекаться от своей сути, но развивать её. Мы должны пить кровь недолюдей. И если это означает войну за свои права и свободу - давайте покажем зажравшимся свиньям, на что мы способны! На что способны настоящие Арийцы, которые создали Тысячелетний Рейх!

Рихард быстрым движением выдернул нож из сердца Эрнста, швырнув его на пол.
Сталь гулко запела, ударившись о камень.

+3

16

Алира одарила колким взглядом Аби, недобро покосилась на кочергу и мечтательно закатила глаза, красочно и во всех деталях представляя, как бы было здорово с размаху приложить этим агрегатом по голове напыщенной кровопийцы. Гаденько улыбнулась и закусила губу, когда в зал зашли остальные вампиры. Вид заколотой тушки Эрнста заставил Валетти издать нечленораздельный сдавленный вскрик, но девушка спешно прикрыла рот рукой и вопросительно изогнула бровь. От того, чтобы рвануть с места и, наплевав на все, вытащить злополучный столовый прибор из груди ненаглядного, Алиру отговорил истерический вопль здравого смысла в голове. Девушка лишь сжала кулаки с такой силой, что ногти больно впились в ладони: «Уроды, моральные уроды, чертов подножный корм, да вас самих надо сожрать, чтобы не творили всякий беспредел! Недоноски».
- Добрый вечер, - тихо, себе под нос заметила брюнетка и отошла ближе к стене, чтобы не попасть под горячую руку кого-нибудь из старших: «Как же я вас всех сейчас ненавижу…» Приветливая и чуть виноватая улыбка не сходила с лица Алиры, сама же девушка старалась вести себя неприметно, насколько ей не изменяла память, Эртель всегда настоятельно рекомендовал спокойно дождаться, пока матерые волки передерутся, а потом укусить за глотку изможденного победителя. Именно такую политику и избрала Валетти, молчать до тех пор, пока не будет ясна картина, что, черт возьми, вообще происходит.
Появление Вильгельма заметно взбодрило Алиру, правда, это отразилось на ее мимике, приветливая улыбка стала чуть менее радушной и гораздо более самодовольной: «Да-да, мне тоже интересно, что за эпидерсия здесь творится…»
Речь Рихарда была утомительно скучной, наполненной возвышенными эпитетами и метафорами: «Бла, бла, бла. Унылый, стареющий солдафон. Если бы ты пораскинул своим усохшим мозгом, ты бы догадался вытащить нож из тушки Эртеля и послушать, что думает молодое поколение. Но нет, ваш неподъемный снобизм вынуждает вас думать, будто вы тут самые умные и самые важные. Как бы ни так, вы все только сейчас задумались о том, насколько глубоко в заднице мы оказались, в то время как Эрнст давно это понял. Мне смешно, вы настолько долго тешили свое самолюбие тем, что все еще для кого-то что-то значите, что, в итоге, единственный, кто мог проветрить остатки ваших мозгов, сейчас валяется прирезанный какой-то истеричной овцой. Аплодисменты, граждане. Арийцы, да вы бараны, вот вы кто, давно пора сделать что-то стоящее, а не глотать пыль с ботинок этих ужаленных ветеринаров. Это не нас надо лечить, это их давно пора держать на фермах». Невозмутимая, еле уловимая улыбка не сходила с губ Алиры Валетти, она не выражала свое недовольство, она не показывала своих эмоций, девушка просто ждала, когда же суровые дядьки наиграются и начнут думать рационально. Ну и вернут к жизни Эртеля, само собой, в противном случае, весь этот цирк вообще будет больше похож на петушиные бои. Бессмысленно, нелепо и смешно.
Когда звук упавшего на пол ножа достиг слуха девушки, та в свою очередь торжествующе оскалилась и еле сдержалась, чтобы не подпрыгнуть на месте. Цель достигнута, ногти ломать не пришлось, не пришлось и марать руки о злосчастную кочергу. «Так гораздо лучше…», - про себя пошутила Алира и попыталась незаметно, будто тень, подобраться как можно ближе к Эрнсту.

+2

17

- Аби.
- Верена! - в свою очередь Абигайл также обняла главу своего семейства и в самых искренних чувствах добавила: - Как давно я вас не видела. Я рада, что вы сегодня будете рядом.
Вот теперь то все будет правильно. Теперь здесь собрались все, кроме разве что задержавшегося гауляйтера. И никакая Алира, на которую неодобрительно искоса по прежнему поглядывала Радецки не будет иметь права голоса.
Как только подошла представительница Хартманнов, фон Брауны и Райнер, Абигайл хотела было выступить вперед и рассказать о причине, по которой она всполошила гетто, о том, почему потребовалось срочно собраться представителям семей в эту ночь в Цитадели. Но заговорил фон Браун. Из уважения, Абигайл отступила и промолчала, посмотрев тем не менее с надеждой и немым вопросом на Верену Радецки: она-то понимала, что сначала стоило выслушать потерпевшую сторону, а не свидетелей?
Чем больше говорил герр Рихард, тем больше закипало возмущение и негодование внутри Абигайл. Казалось, он бредил, казалось, что его одурманили - глава семейства, член совета шести, явился на суд и выступил не то что с оправдательной речью каннибалу, но хуже - с призывом к кровавой бойне, к войне, к самоубийству.
- О чем он? - быстрым шепотом спросила Абигайл у Верены, что стояла рядом и чуть впереди: - Он хоть представляет что произошло? И к чему он призывает?...
- Мы должны пить кровь недолюдей. И если это означает войну за свои права и свободу - давайте покажем зажравшимся свиньям, на что мы способны!
После этих слов Абигайл как будто кто-то проткнул насквозь и сжал ее легкие, девушка ахнула, вздрогнув всем телом. Ее начинало трясти от ужаса, проедающего душу возмущения такими словами и призывами. Ей и многим таким, как она только что предложили подписать себе смертный приговор, да еще обречь на муки множество ни в чем неповинных людей.
- На что способны настоящие Арийцы, которые создали Тысячелетний Рейх!
И он вырвал нож из Эртеля.
- Нет! - только и успела было выкрикнуть вампирша, сделав два быстрых шага по направлению к фон Брауну и вытянув вперед руку, точно стремясь перехватить его ладонь. Но все было уже сделано. Нож со звоном упал на каменный пол: - Что вы наделали, фон Браун?! Он опасен. Вы сами все видели: он - убийца, нападает на людей, да что там - на собственный вид! Это с ним вы хотите "организовать сопротивление"?! Нашли себе союзника под стать? С каких пор Рихард фон Браун променял хладнокровность на собачье бешенство? Нас же уничтожат! Это будет катастрофой для всех - для людей, и вампиров!
Она выпалила это все на одном дыхании, наплевав, что формально не имеет голоса в Совете. К черту Совет, если на нем позволяют звучать таким речам - здесь дело касается каждого вампира, и она не намерена молчать.

+1

18

Аделхайд отступила на пару шагов назад, позволяя отцу занять "сцену". Она проследила взглядом за тем, как Гюнтер не слишком аккуратно опустил Эрнста на пол, и слегка скривилась.
Больше уважения, черт бы тебя побрал...
Но промолчала. Сейчас было не время для мелочных распрей. Она знала, что собирается сказать отец, и это было куда важнее простого нападения одного вампира на другого. Если говорить откровенно, Адель бы сама прикончила эту Абигайл - слишком хорошо уж эта чертовка устроилась, - но говорить о таком откровенно, да еще при Совете, никак нельзя. Поэтому Адель молчала. Она молча наблюдала за Алирой - та была откровенно поражена. В её глазах читалась плохо скрываемая ненависть и закипающий гнев.
Лучше бы тебе не дергаться... Для вас обоих лучше...
Аделхайд прекрасно понимала ее, но помочь ничем не могла.
Когда отец начал свою речь, Аделхайд затаила дыхание. Она смотрела на мужчину с обожанием, впитывала, словно губка, каждое его слово. Девушка понимала, что заявление отца граничит с безумием, это призыв к восстанию, перевороту, революции... Мало кто воспримет подобное на "ура"...
Отец достал нож из груди Эртеля и кинул его на пол, звон лезвия эхом разнесся по комнате. Возмущенные крики фройляйн Радецки вторили ему.
- Подбирайте слова, Радецки! Не забывай, с кем говоришь! - Адель была в бешенстве, она путалась в обращениях, но ей было плевать, - Уничтожат да не всех... Как по мне, так уж лучше смерть, чем жизнь в постоянном унижении. Вы-то небось успели позабыть, какого это, развлекаясь в своей сверкающей квартирке!

+2

19

Сознания нет. Оно рассеяно. Ты везде и нигде, ты все слышишь, ты чувствуешь тоже все. Но не принадлежишь себе. Если бы мог видеть - почти наверняка было бы логичнее видеть себя стороны, будучи просто зрителем в темном зале кинотеатра.
И вот нож вынимают из тела, сердце, будучи сосредоточением кровяных потоков в организме, заживает у вампира быстрее всего. Ткани схватились, прильнули друг к другу, как надолго расставшиеся и вновь встретившиеся влюбленные: мотор заработал, забился в груди. Эрнст жадно вдохнул воздух и, резко дернувшись всем телом, перевернулся набок, упершись рукой в каменный пол приподнялся. Сделал еще усилие, пока давшееся с трудом - встал на ноги.
На лице гримаса медленно проходящей боли и одновременно вымученная ухмылка, оскал. Волосы взмокли, разметались по лбу, а подбородок все никак не поднимает вверх, смотря исподлобья, и пока зажимая рукой рану на груди.
Уголки рта растянулись еще шире в улыбке на бледном лице, когда Эртель ощутил, что и Алира здесь, рядом с ним. Речь Рихарда вызвала бурную реакцию в зале, Эрнст же только тихо посмеивался, держась рядом с фон Браунами и глядя на спорящих. Он ждал паузы. Обвинения, еще обвинения, даже оскорбления и вот, наконец - проблеск тишины.
- Они уже нас похоронили, ха-ха! - громко и неуместно весело провозгласил Эрнст, хрипло смеясь и подойдя ближе к центру залы, при том даже загораживая собой Вильгельма: - Несколько дней назад я был на допросе в Гестапо. Там я видел существо в теле девушки. Третий вид. Я почувствовал в ней силу, достаточную, чтобы уничтожить любого из нас. Не боится света, не знает усталости, боли, страха... но самое главное, самое забавное - х-хах! Она носит погоны СС. - он сделал паузу, чтобы до всех собравшихся дошло: - Они уже придумали, как нас уничтожат и чьими руками. А потому мы не можем позволить себе питаться кровью коровок дальше и оставаться уязвимыми! Нам нужна их кровь! Нам нужна сила. Это уже вопрос выживания.
Он развел руки в стороны и посмотрел на собравшихся как на малых детей, до которых доносил очевидную истину. Веселое и расслабленное выражение не сходило с его лица, а боли с каждой секундой становилось все меньше. Эрнст повернулся на каблуках к двум Радецки и, кивая головой в такт своим словам, размеренно и внятно, точно объяснял им прописные истины сказал:
- Я знаю, что вы предпочитаете смерть силе, а потому не стану вас разубеждать - лучше ка мы выпотрошим всю семью Радецки, хах! - он сделал широкий жест обеими руками и, продвигаясь в центр зала, чтобы его видели все, а он - их, обратился к остальным: - А что? А ну как нам вампирья кровь на что и сгодится? Будем вкалывать ее шприцами в людей, ну или стены в конце концов покрасим! Помните, кто мы: укус, еще укус и нас миллионы! Наш мир, наши правила! Это еде место в гетто!

+5

20

Когда в зале после слов Эрнста настала гнетущая тишина, Анна решила, что настал момент говорить ей от лица всей семьи Хартманн, хотя бы потому, что она была её единственным представителем. Анна отошла от стены, подле которой стояла всё это время и заговорила:
- Как единственный представитель семьи Хартманн на этом совете, думаю, я имею право высказаться. Герр Рихард, не смотря на всё ваше красноречие, я не поняла одного – вся ваша ненависть сконцентрирована в одном единственном человеке – фюрере, неужели вы считаете, что с её смертью что-нибудь для нас измениться? Это даже не наивно. Это просто глупо. – Анна помолчала, после неспешно продолжила. - Мы представляем опасность для общества – и примером этой опасности является Эрнст Эртель. Мы новый вид? Дорогие господа, вы забыли, что совсем недавно мы тоже были людьми? И ими остались. Вы одобряете убийство? Убийство женщин, безвинных детей? Я не говорю о солдатах, ответственных за наши страдания, я говорю о тех людях, от которых нас отгородили. О ваших матерях, братьях, сёстрах, племянниках. Вы хотите, чтобы они погибли так же глупо, как и все жертвы Эртеля? Стали кормом? Скотом на убой? Куда исчезла ваша человечность? Вы готовы обречь сотни людей на мучительную смерть… лишь потому, что нам повезло меньше. Я не отрицаю факт того, что бороться за нас стоит. Мы достойны жизни. Но не такой, о которой говорите вы, герр Рихард. Вы предлагаете стать такими же убийцами, животными. – Анна мрачно сверкнула глазами
- Они недолюди? Кто вам дал право так судить? Или вы возомнили себя Господом Богом? Будете решать, кому жить, а кому умереть? Чем тогда мы лучше этого хвалённого правительства? – Хольц обвела присутствующих спокойным взглядом.
- А он… – Анна ткнула пальцем в Эртеля. - Выжил из ума. Ты себя послушай, Эрнст! О чём ты говоришь? В тебе хоть капля здравого смысла осталась? Или все мозги твои заплыли человеческой кровью? Я помнила тебя другим. – Хольц поджала губы. - Мы все в отчаянии. Но уподобляться мерзким хищникам… для которых единственное важно – удовлетворять свои физические потребности и только? Это называют эволюцией? Это деградация. Какие сверхлюди, герр Рихард. Мы общество, состоящее из монстров и беспощадных убийц, для которых единственная радость – причинить кому-либо страдание…
Я призываю вас к здравомыслию! Какая война? Это будет бойня! – Анна перевела взгляд на Абигайль и Верену. - Но мы собрались не за тем, чтобы попусту сотрясать воздух. От лица фрау Хартманн поднимаю единственно важный вопрос – нападение на Абигайль, совершённое сегодня. Мы между собой поладить не можем, не говоря уже о том, чтобы организовать сопротивление…

Отредактировано Anna Holtz (2012-10-01 22:20:33)

+2

21

Споры продолжались. Кто-то о чем-то говорил, что-то доказывал... Для Абигайл же действительным было только то, что последнее сказал Эртель о ее семье. Еще свежа была рана, страх, который он причинил ей сегодня, а сейчас он сам же бередил ее. Сознание сузилось, сконцентрировавшись на ярости и объекте ненависти, на Эрнсте. Вампирше показалось, что она взмокла, тело так и ходило ходуном, она едва сдерживалась, чтобы не начать заламывать руки - настолько ее одолевало бешенство. Радецки мудры, уравновешены, сдержаны, но, когда дело касается их семьи, когда угрожают кому то из них, а в данном случае - сразу всем...
Вспышка, на глаза точно опустилась белесая, слепящая штора. Только ненависть, чистая злоба. Абигайл обнажила клыки и, зашипев, как кобра, готовая к броску, рванулась вперед. Ее лицо исказила страшная гримаса, превратив из миловидной девушки в фурию, рвущуюся к своей добыче, чтобы растерзать. И она сделает это!
Скорость вампира непостижима не только для людей, она способна удивить даже других вампиров, особенно когда зараженного мистическим вирусом одолевает гнев. С этой скоростью, почти и не касаясь пола, Абигайл преодолела расстояние до ножа, брошенного Рихардом на пол. Буквально сметя его, точно ураган, он сжала свое оружие в кулаке, держа обратным хватом. Таким же вихрем, пока никто не успеет ничего понять, желая успеть сделать задуманное, она налетела на Эрнста, намереваясь с размаху вновь проткнуть его ножом. И прекратить это! На сей раз она никого  к нему не подпустит! О, как глупа и слаба она была сегодня, попросив помощи у фон Браунов! Ей стоило отрезать ублюдку голову и сжечь его в той же ванне, в которой он истязал несчастного паренька!

0

22

- Все образумится, милая, все образумится, - успокаивающе прошептала Верн прежде, чем выпустить Абигайл из объятий. Хорошо сказала: и обнадежила на лучший исход и вроде как не опровергла худший, не соврала вовсе. Ведь "образумится" подразумевает под собой лишь рациональное решение, которое не обязательно станет наиприятнейшим. Ампутировать ногу, тронутую гангреной есть решение рациональное. Пациенту все это, не сказать, чтобы за счастье, остается лишь тешиться мыслью, что он все еще жив. Поддаться же чувствам значит милосердно пристрелить несчастного. Мучения, неудобства в этом случае закончатся. Но врачи обычно прибегают к первому. К счастью ли, к сожалению ли - вопрос спорный.
По словам фон Брауна, Судьба преподнесла еще подарок, и вновь неприятный. Решила деток единственной радости - маленькой, дозволенной лишь раз в год, конфетки. А они так надеялись, ждали - она ведь обещала! И вот, обиженные, обманутые, обделенные детки порывисто утирают горькие слезы, устраивают бойкот и направляются на кухню. И тут уже не обойтись взломанным, в поисках сладкого, сервантом, жертвой акта возмездия станет и драгоценнейший фарфоровый набор.
- Абигайл, - укладывая в голове услышанное, Верена запоздала спохватилась за настоящее, оставалось только тоном передать неодобрение и предупреждение вампирше. Что же она как девочка маленькая? Маленькая, запаниковавшая. Пережитые страх и шок слишком уж затуманили ее голову. Не хорошо.
Положив ладонь на плечо Аби, когда Эртель сделал первый вздох, Верена перебрала пальцами по влажной материи, ранее скрытой пледом. Отпустив руку, сделала пару шагов вперед, ей нужно было видеть лица присутствующих, чтобы уловить невысказанное прежде, чем внести свой вклад в сказанное.
Здравствуй, третий подарок - некий третий вид. Ох, щедра негодница Судьба сегодня, щедра мерзавка. Прям новый год какой-то - сплошь сюрпризы. Но все ли они восприняты должным образом? Ведь на дне горшочка с кактусом может оказаться бомба.
Вот вам главная беда ораторов - они излагают факты вперемежку со своими выводами и домыслами. И все это следует отсортировать прежде, чем приниматься делать новые выводы, избегая домысливания.
"Сначала хочешь попробовать на вкус, теперь собираешься носится со шприцем и впрыскивать людям, как шкодливый малыш с ножницами по детсаду, подрезая девочкам бантики. Уж не шизофрения ли это? А стены кровью красить - не практично. Подсохнув, будет осыпаться мелкодисперсной чернотой," - Верена флегматично смотрела на представление Эртеля, иначе подобное назвать бы она не решилась.
"Ну хоть кто-то трезвости ума не совсем утратил," - облегченно пронеслось в голове после слов Анны.
На короткий миг задержав свой взор на каменной мозаике пола, глава семьи Радецки заговорила:
- Прежде всего хотелось бы спросить: разум вам всем для чего? - маленькая, необходимая после риторического вопроса пауза, - Раз уж назвали себя сверхлюдьми, так будьте добры - не ведите себя, как кучка ощетинившихся зверей, - взгляд быстро перескочил с Адель на Эрнста, после двинулся дальше, - Не рубят с плеча, вырезая аппендицит, - продолжила женщина, спокойно посмотрев в глаза Рихарда, а затем и Вильгельма, после чего повернулась к Анне.
- Думаю, что вначале следует разобраться с ситуацией в Берлине, - сказав это, она бросила на Аби взгляд, призывающий к терпению. - На подавление восстание жителей Шпандау отправят военных, хорошо обученных, оснащенных большим количеством оружия. Среди нас от силы треть, кто способен вести бой. Как мы одержим победу при прямой атаке? Тем более, если на стороне СС некий третий вид? За...
В следующее мгновение пришлось выйти из расслаблено-рассуждающего состояния и перейти к активным действиям типа "быстрый бег, захват, удержание".
- Прекрати, - холодно приказала Верена Аби, оттаскивая ту от Эртеля, - Это детские провокации, а ты ведешь себя как дикий маленький звереныш, - строго отчитала она все еще пытающуюся вырваться вампиршу.

+3

23

Выходка Абигайл была бы настоящим подарком, если б они были вновь наедине. Ни тебе Совета, ни одного вампа на километр: вот тогда бы все сложилось идеально. Схватила нож и бросилась на него? Да это ведь овца, которая сама несет тебе кинжал, чтобы ты перерезал ей горло.
Вампирша, безусловно, была быстра, но ее "вегетарианский" образ жизни ослаблял способности, а потому Эртель был готов ее встретить. Отведя одну ногу назад, чтобы была опора, он подпустил Абигайл близко, как только мог и, сжав правую ладонь в кулак, левую выставил вперед, прямо на нож. Не жалко - заживет. Лезвие прошло сквозь кожу и застряло в кисти Эрнста. Всё. Ни в лево, ни в право. И что ты теперь будешь делать, Аби? Вампир без замаха, хлестко, как плетью, нанес удар справой в челюсть Абигайл. Еще одну попытку, Аби? Увы, но Верена об этом уже позаботилась, поймав свою подопечную и оттаскивая ее на место. 
Эрнст вновь выпрямился. выйдя из боевой стойки в положение "вольно", вытащил нож из кисти и оставил его в своей правой ладони на всякий случай. Потом он снова развел руками и многозначительно посмотрел на каждого из присутствующих, показывая тем самым, что комментарии излишни: все сами всё видели.
- Две вещи и довольно. - заговорил он вновь, прохаживаясь по зале и лениво жестикулируя в такт своим словам: - Первая: я ничуть не жалею о том, что напал сегодня на Абигайл. Я до сих пор хочу пообедать ее прекрасными ягодицами и не скрываю этого. Можете меня осудить, но это будут лишь слова - тюрем у нас своих нет, полиции нет. Кто приведет в исполнение приговор? Ты, Верена? А может ты, Анна? Хе-хе, только не говорите, что Аби! И вторая вещь: войну с вами начнут сами СС, если не начнете ее вы, хотите вы того или нет, разумно это по вашему или нет. А потом войне быть. И я намерен нанести удар первым. Этот удар может стать смертельным, пусть и не сразу. Всё. Я больше не хочу тратить на вас свое время. Не советую пытаться меня задержать.
И он помахал перед собой ножом так, чтобы все видели, после чего развернулся на каблуках и пошел к выходу из залы. Поймав взгляд Алиры, когда проходил мимо нее, он подмигнул подруге и кивком головы позвал за собой.

если не будет попыток помешать уйти
----->
Дом семейства Райнер (бывшее здание районного суда)

+3

24

Рихард с нехрошим прищуром смотрел на тот хаос и бедлам, что устроили его слова в совете. Да, конечно, он рассчитывал на эмоциональный отклик со всех сторон - даже пусть отрицательный. Но чтобы начать превращать совет глав семей в подобие горящего борделя...
Впрочем, он увидел, что те, на кого его речь должна была произвести нужное впечатление, поняли или, хотя бы, попытались понять его правильно: Райнер молчал, ожидая продолжения, а Верена решила разобраться в сути его слов, не ведясь на демагогическую окраску.
И это было хорошо.
Увидев короткую, но яркую сцену попытки нападения Абигайл на Эртеля, которую удержала от последней ошибки Верена, фон Браун доведенным до автоматизма движением достал из кобуры люгер и, подняв пистолет над головой, выстрелил в воздух.
- Тишина!!!
Дождавшись, когда эхо его крика не будет перебивать даже малейший шепот, Рихард продолжил, проигнорировав тявканье мелких шавок - пускай себе сотрясают воздух. Он же разговаривал с главами семей.
- Анна Хольц. Коль вы так скоро взяли на себя бремя говорить от всей вашей семьи - будьте любезны проявить хоть немного рассудительности. К моему величайшему сожалению, большинство присутствующих слушают - но не слышат!
Да, Эрнст безумен. В этом нет сомнений - дай ему волю и всех нас уже давно приняла бы земля. Но в его речи есть и разумное зерно, правда жаль, что далеко не каждый из вас, уважаемые, сумел его различить. СС и Аненербе разрабатывают оружие. Они всегда этим занимались, поверьте мне, я знаю, и они сумели поднатореть в этом деле. На этот раз они создали оружие против нас с вами. И будьте уверены - они пустят его в дело, независимо от того, сумеем ли мы организовать революцию или нет!

Вампир снова засунул пистолет в кобуру, дабы никто не решил, что он поощряет идиотские действия Абигайл или Эрнста.
- Но это было отступление от темы. Смысл же предельно прост - нас собираются убить. И нас будут убивать. Дьявол, нас уже убивают! Серьёзно: плевать на то, что все мы живём как крысы! Что жители Берлина считают нас опасными животными из-за таких, как Эртель и оттого боятся пустить жить среди них. Забудем всё это... А теперь, человеколюбы и моралисты, покажите мне кого-нибудь из здесь присутствующих, кто не пострадал от преступлений солдат СС! Да-да, не прячьте взгляды. Чьих дочерей безнаказанно насиловали и убивали?! Не наших ли?! Кого заставляли перед смертью жрать землю и чьи зубы носят в карманах сержанты патрулей, окружающих Шпандау?!
А теперь ответьте на такой вопрос, милосердные и добренькие, кто из вас попытался оказать сопротивление этим действиям? А когда ответите сами себе, без лжи и приукрас, спросите себя снова: сколько из попыток этого сопротивления увенчалось успехом? И я отвечу: ни одной. Потому что страх живёт в вас. Страх перед смертью... Ха! Смешно сказать: смерти бояться те, кто уже который год прогуливает кладбище и кого убить невероятно сложно.
Так может пора подумать о чести, дамы и господа?
Я не обращаюсь к капитулянтам и пораженцам, кто привык всю жизнь отсиживаться за чужими спинами! Я не обращаюсь к тем, кто питается крысами и сидит в мокрой дыре, слушая вопли очередной насилуемой девочки из Шпандау, и сам себе говорит: "Ну и ладно, главное, что не меня"!! Я обращаюсь к тем, кто хочет для себя и своих родных лучшей участи, чем жизнь в дерьме. К тем, кто заслужил эту жизнь потом и кровью, на войне, и готов доказать в любой момент, что это не была случайность!
Так вот, здравомыслящие собратья, что я вам скажу: в открытом бою нас действительно перебьют. Всех до одного. Потому что силы наши малы, враги хорошо знают наши слабости, да и подготовлены они к прямой атаке в лоб.
Я никого не призываю нестись на пулемет и ценой жизни пытаться что-то кому-то доказать. Нет и нет!! Я предлагаю создать полноценное тайное сопротивление, о котором никто не будет знать, кроме нас с вами. Которое будет проливать только ту кровь, которую необходимо пролить ради нашей свободы - и не каплей больше! Умоются кровью все те, кто запер нас здесь. Ни одного невинного человека не пострадает, ни один из сверхлюдей не погибнет без смысла! А когда взрывы и свист пуль достаточно прочистит уши тем, кто возомнил себя хозяевами наших судеб, то мы выскажем свои требования.
И, поверьте, ни у кого больше не возникнет желания отказать нам в наших правах.

Фон Браун осмотрел всех собравшихся проницательным взглядом. Ухмыльнулся, достав из-под мундира туго скрученные и перевязанные шнурком листы из плотной бумаги. Затем продемонстрировал их окружающим, не развязывая шнурка.
- Но слова - это лишь слова. Поэтому я готов представить вам проект, который позволит любому из нас находиться под солнцем неограниченное время без опасений за свою жизнь.
А кто из вас, уважаемые, способен на дело?

Отредактировано Richard von Braun (2012-10-03 20:13:18)

+2

25

«Сборище психов», - криво усмехнулась Алира, со стороны наблюдая за происходящим. Ей не было все равно, естественно, чуть ли ни на каждую реплику у нее было свое мнение, волне возможно, намного более логичное, чем все то, что сейчас звучало в застенках цитадели. Но Валетти прекрасно понимала, что ее мнение здесь никого не интересует, да и пылкого желания вправлять кому-нибудь мозги, девушка за собой так и не заметила. Это их цирк, их клоунада, не место здесь здравому смыслу и взгляду со стороны. Аби казалась загнанной в угол истеричкой, Верена напоминала меланхоличную шизофреничку, свихнувшуюся еще в юности, да там и оставшуюся в своих суждениях. Рихард, о Рихард, великий вампир, гордость своего вида, теперь же он больше походил на алкоголика накануне визита белой горячки. Эрнст, горяч и остроумен, правда, Алира давненько стала замечать, что время от времени вампир начинал выглядеть и вести себя излишне адекватно. Да, на фоне остальных он по-прежнему смотрелся, как сумасшедший, но Валетти слишком хорошо его знала, Эртель что-то задумал, и теперь все окружающие медленно, но верно становились деталями его плана, сами того не замечая.
«Ну, ты и лис», - Валетти одобрительно кивнула в такт словам своего ненаглядного о расправе над Радецки. Затем слово взяла Хольц, и начался форменный пиздец, Алира из последних сил сдерживалась, чтобы не вставить свои пять копеек: «Да ладно? Анна, не хочешь никого убивать, ешь камни. Или людей, и первый, и вторым совершенно параллельно на их жизни, камни лежат себе тысячелетиями, а люди... Люди только едят, трахаются и деградируют. Спаси планету – убей человека. Коровы не виноваты, что ты бессердечная скотина». Когда блондинка обратилась к Эртелю, Валетти уже была не в силах сдерживать смех, пару раз недобро хихикнув, Алира пожала плечами: «Слушай,  чудовище ты наше ненаглядное, может, ты перестанешь быть такой лицемерной тварью и ответишь на вопрос, какого черта ты еще не покончила с собой, желая спасти людей, а? Давай, детка, сделай это, спаси мир от неоправданной жестокости, только начни с себя, будь так добра, покажи нам все на собственном примере». Валетти несколько раз картинно хлопнула в ладоши, демонстративно намекая на всю театральность слов Хольц. Да еще и эта Абигайл никак не унималась, в самом деле, этих двоих надо было сдать в зоопарк, иной пользы обществу они принести уже не в состоянии, разжижение мозга, как говорится, на лицо у обеих.
Впрочем, как только Эрнст решил прервать дешевое шоу своим уходом, Алира быстрым шагом последовала за ним. Оставаться здесь она смысла больше не видела, то, ради чего она пришла, и так уже осуществилось, а петушиные бои и детские споры Валетти никогда не интересовали в должной мере, если Эртель решит поддержать восстание, Алира последует за ним, а если нет, то и не стоит даже думать о происходящем.

-----> Дом семейства Райнер (бывшее здание районного суда)

+2

26

Адель молча наблюдала за цирковым представлением, которое для них любезно устроили молодая Радецки и безумец Эртель. Она бы с радостью посмотрела на то, как восстановившийся Эрнст разорвал бы на части потерявшую голову от злости и отчаяния Абигайл. Но, к сожалению, в Цитадели присутствовали и более разумные представители семейства Радецки.  Верена вовремя успокоила свою "родственницу". Хмыкнув от разочарования, Аделхайд скрестила на груди руки и выслушала все, что ответил на жалкое подобие нападения Абигайл Эрнст. Он, конечно, был полным психом, но истину глаголил. СС не собираются ждать, когда вампиры активизируются, соберутся в кучку и сделают первый шаг. Им не нужна  причина, скорее всего, им не нужен даже повод. Все, что им нужно - это оружие, с которым они смогут победить инфицированных вирусом вампиризма. Кого нужно - излечить. С помощью "чудесной" вакцины, результатом лечения которой с завидным постоянством становилось не выздоровление, а летальный исход. Тех, кто не согласен на добровольное лечение - уничтожить. Вот и весь план. Никто не собирается якшаться с вампирами, пачкать свои белы рученьки, выбивая для них права и место в обществе. Они боятся за свои жалкие жизни, за жизни своих глупых, никчемных, бесполезных детей...
Они пачками убивают друг друга, даже не задумываясь. Стреляют, режут, душат, сбивают автомобилями... Ради денег, из зависти, часто без причины. А нам, значит, даже выпить никого нельзя...  Ради выживания. Ради достойного выживания. Мы можем вообще не спрашивать их. Просто заявиться ночью к ним в дома и перегрызть глотки половине Берлина... И это будет справедливо. Возмездие за все то, что нам приходится терпеть в этой жалкой грязной дыре. В этом чертовом гетто...
Эрнст, закончив свою речь, ушел, поманив за собой Валетти. Та, явно презирающая всех здесь собравшихся, проследовала за ним.
Мог бы и поблагодарить, свихнувшийся маньяк... Вот так и таскай этих мужиков на руках, рискуй собственной жизнью, пересекая границы гетто с их обездвиженными телами на плече... Вокруг одна сплошная неблагодарность... Жить противно в этом паршивом месте.
Адель погрузилась в собственные мысли, а главы семейств все говорили и говорили... Верена вещала что-то про толерантность и самопожертвование. В общем, вещала что-то, что никак не укладывалось в рыжей головке Адель по отношению к людям. Отец отвечал, как всегда, гневно и напористо. Даже стрелял...
Старый вояка... все бы тебе пистолетом помахать...
Все, о чем сейчас мечтала Аделхайд, это, чтобы кто-нибудь увел ее из этого темного гнетущего места и просто заставил ее рассмеяться. Но последние слова отца заставили ее раскрыть глаза от удивления и громко вздохнуть.
- Но слова - это лишь слова. Поэтому я готов представить вам проект, который позволит любому из нас находиться под солнцем неограниченное время без опасений за свою жизнь.
А кто из вас, уважаемые, способен на дело?

Что? О чем он говорит? Почему раньше ничего подобного не рассказывал? Уж со мной-то можно было поделиться...
- Я с тобой, - тихо проговорила она, оглядывая оставшихся присутствующих и ожидая их реакции.

+1

27

http://s1.uploads.ru/lCixn.jpg
- GM Ernst Ertel

Вильгельм Райнер

Вильгельм Райнер | Wilhelm Rainer
Внешность: Sean Bean
Истинный возраст: 90 лет
Выглядит на 45.
Член совета 6 глав вампирских семей. Властолюбивый и деспотичный вампир, бывший до заражения генералом танковых войск Вермахта. Представляет из себя человека старой кайзеровской закалки. Имеет четко сформированные представления о справедливости и порядке, высокомерен и по-своему жесток. Не одобряет методы нынешнего вампирского Гауляйтера, считая, что последний чересчур лоялен к установленному в гетто режиму и совершенно не способен действовать иначе как в интересах властей, зачастую идущих вразрез с интересами вампиров. Делает попытки организовать переизбрание Гауляйтера и сам метит на этот пост.

Все это время Вильгельм, после того, как вытащили нож из Эрнста, был отрешен от разговора. Его гораздо больше интересовало, где сейчас Байш: он не мог поверить, что гауляйтер пропустил столь увлекательное зрелище, такой жаркий спор. Причина по которой этот СС-овский прихвостень где-то пропадает вне Цитадели только одна - хозяева позвали своего пса к ноге и он ринулся к ним. Значит, Байш - в Берлине - но почему так долго? Скоро уже должен был забрезжить рассвет.

- Но слова - это лишь слова. Поэтому я готов представить вам проект, который позволит любому из нас находиться под солнцем неограниченное время без опасений за свою жизнь. А кто из вас, уважаемые, способен на дело?

Это оторвало Райнера от его размышлений, он обратил наконец своей внимание на происходящее и присмотрелся к Рихарду - он немного знал его и мог сказать, что сейчас фон Браун говорил исключительно серьезно. Неужели он настолько полон решимости? Трудно поверить таким настроениям в гетто.
- Наше сегодняшнее собрание недействительно без гауляйтера. - о да, он бы посмотрел сейчас на лицо Байша, когда Райнер изрекает то, что должно бы поддержать его авторитет - Он, видимо, считает, что дела СС важнее Шпандау, но оставим это на его совести. Мы перенесем ваши суды до его прибытия, а пока... Что у тебя, Рихард?

+1

28

Все замолчали, когда Рихард заговорил о возможности прогулок под солнцем. Видимо, на этот раз воинствующим бабам сказать было нечего: домохозяйки прекрасно подходят на роль ораторов, с этим не поспоришь, но вот когда начинается настоящее дело - длинный язык мало чем способен помочь.
- Мы перенесем ваши суды до его прибытия, а пока... Что у тебя, Рихард?
Вампир коротко кивнул - Оливер уже ничего не значил для его собственных планов, но лучше всего отстранить гауляйтера от обязанностей в его собственном присутствии, а не когда собрались даже не все главы семей.
Подойдя к целому столу, фон Браун развязал веревку и развернул листы на гладкой поверхности, удерживая края руками.
- Вот, здесь я набросал пару схем. Будет использован костюм, на основе водолазного - из хорошо растягивающейся ткани, облегающей всё тело, вместе с головой, и схожей по свойствам с резиной: если участок костюма будет повреждён - пулей или режущим предметом - дыра на этом месте будет минимальной и её легко можно будет устранить, натянув часть костюма на поврежденном месте и закрепив складку так, чтобы она закрывала повреждение, - бывший офицер перелистывал страницы, показывая разные схемы, чертежи и макеты, - Сверху можно и нужно будет одевать любую одежду, включая перчатки - лучше всего что-нибудь поплотнее. Для защиты лица будет использоваться маска-противогаз, на которой, вместо обычных стёкол, будут использоваться фильтры из маски для сварочных работ - раскрывать все детали процесса изготовления я не собираюсь, но скажу, что стёкла будут тоньше настолько, чтобы обеспечивать полную непроницаемость для ультрафиолета и, при этом, отличную видимость.
Разумеется, сделать это оказалось сложнее, нежели спроектировать, но все составные части вполне реально достать, не привлекая особого внимания со стороны СС. Более того - не проблема создать много такого снаряжения. Естественно, в боевых условиях его можно применять крайне ограниченно: прототип еще не доработан настолько, чтобы позволять выдерживать множественные повреждения под прямыми солнечными лучами. Но что касается защиты от ультрафиолета в мирных условиях - она абсолютна.

Рихард мотнул головой, предлагая заинтересованным самим осмотреть проект. Особенно это касалось Райнера, которому развязало язык именно упоминание о неуязвимости для ультрафиолета.

+1

29

http://s1.uploads.ru/lCixn.jpg
- GM Ernst Ertel

Вильгельм Райнер

Вильгельм Райнер | Wilhelm Rainer
Внешность: Sean Bean
Истинный возраст: 90 лет
Выглядит на 45.
Член совета 6 глав вампирских семей. Властолюбивый и деспотичный вампир, бывший до заражения генералом танковых войск Вермахта. Представляет из себя человека старой кайзеровской закалки. Имеет четко сформированные представления о справедливости и порядке, высокомерен и по-своему жесток. Не одобряет методы нынешнего вампирского Гауляйтера, считая, что последний чересчур лоялен к установленному в гетто режиму и совершенно не способен действовать иначе как в интересах властей, зачастую идущих вразрез с интересами вампиров. Делает попытки организовать переизбрание Гауляйтера и сам метит на этот пост.


Взяв из рук Рихарда листы, Райнер осмотрел чертежи. Будучи военным, но не техником, он понял не каждую деталь, но имел хорошую привычку обращать внимание на всевозможные планы и точные расчеты, которые так порой важны в военном ремесле. В целом, лицо его выразило одобрение, когда вампир вернул наглядные изображения соратнику.

- Даже если не брать во внимание серьезность и опасность наших планов, нам всегда пригодится подобная амуниция. - заключил глава Райнеров: - Моя семья окажет вашей поддержку и содействие в этом проекте, Рихард: мы достанем материал, выкупим на черном рынке, украдем - не важно. Пора уже приложить свои способности к делу. На этом, считаю собрание оконченным. Мы начнем сбор ресурсов и амуниции, будем бдительны и постараемся подготовиться к Дню Победы так...как не готовились еще никогда. - он понизил голос, лицо приняло угрожающе выражение, Вильгельм обвел собравшихся взглядом: - Семья фон Браун и Райнер встали на тропу войны, что же касается остальных - их мнения мы не спрашиваем, но всегда примем их помощь. Ради общего выживания.

Сказав это, вампир еще раз поглядел в глаза Райнеру и, строго, но тем не менее с искрой одобрения, кивнул тому. После он, не прощаясь, покинул залу, бросив напоследок, когда перешагивал порог лишь одно:
- Если вернется Байш - моя семья на его совет не явится...

+2

30

- Моя семья окажет вашей поддержку и содействие в этом проекте
Рихард, даже если бы очень хотел, не смог бы сдержать улыбку. Но он и не собирался скрывать свою радость по поводу решения Райнера - теперь, в случае начала боевых действий, его семья не останется без надежного плеча, на которое можно опереться.
Да и, в конце концов, его речь была направлена именно на Вильгельма, а уже потом - на остальных глав семей. И согласие кайзеровца значило, что он добился своего. Выиграл эту битву.
- В таком случае прошу приносить ко мне все нужные материалы, что сумеешь найти. Я буду работать над улучшением и совершенствованием амуниции. И в День Победы будет видно, кто есть кто.
Фон Браун свернул листы и снова завязал их веревкой, засунув за пазуху. Кивнул Адель и Гюнтеру, чтобы шли за ним.
- А всем остальным я предложу подумать вот над чем: не важно, присоединитесь вы к войне или нет. Вас будут убивать в любом случае. Весь вопрос в том, будут ваши смерти иметь смысл или нет.
Жутко ухмыльнувшись и продемонстрировав присутствующим в зале два ряда острых зубов, среди которых клыки выделялись довольно незначительно.
Выходя из Цитадели, бывший офицер погрузился в мысли о мифических оборотнях, которых якобы вывело Аненербе. Как им противостоять? Чего они стоят в открытой схватке? Эртель что-то нёс про допрос одним из этих существ. Быть может он в курсе, есть ли у них какие-то слабости...
Так Рихард пришел к выводу, что его разговор с безумным вампиром еще будет иметь продолжение.

----> Дом семейства фон Браун (брошеное бомбоубежище)

0


Вы здесь » Spandau » Spandau » Цитадель Шпандау (дом семейства фон Браун)